Для просмотра страниц сайта на широкоформатном мониторе рекомендуем воспользоваться сочетанием клавиш "ctrl" + "+"
Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 18-ти лет
Среда, 30 сентября 2020

В зоопарке «Лимпопо» умер 5-тилетний ребенок


Перед смертью мальчик прыгал на батуте   (дополнено)

 

Смертельный номер

В зоопарке «Лимпопо» умер ребёнок

В нижегородском зоопарке «Лимпопо» произошла трагедия. 5-летний малыш потерял сознание после прыжков на батуте. Ребёнка срочно доставили в больницу, но усилия медиков оказались напрасны. Мальчуган умер, не приходя в сознание.

Как нам удалось выяснить, смертельное происшествие случилось в субботу днём, 18 июня. Но до сих пор никаких официальных данных об этом происшествии нет, в криминальных сводках оно не фигурирует.

— Я в тот день дежурил и слышал от коллег, что мальчику, у которого якобы был врождённый порок сердца, стало плохо, — поделился с нами сотрудник зоопарка, попросивший не называть его имени. — Его увезли в больницу. А перед этим родители разрешили ему прыгать на экстремальном аттракционе — батуте «Кенгуру». Хотя у этого аттракциона висит предупреждение, что он противопоказан людям с нарушениями вестибулярного аппарата, травмами позвоночника и прочими физическими недостатками.

По словам другого сотрудника, погибший ребёнок в тот день вообще не посещал никаких аттракционов.

— Ребёнок просто потерял сознание во время прогулки по зоопарку и позднее скончался, — рассказал наш собеседник. — Если бы смерть его наступила после посещения аттракциона, то нас бы уже давно закрыли!

Чтобы развеять все сомнения, мы обратились к директору зоопарка Владимиру Герасичкину.

— 18 июня на территории зоопарка потерял сознание ребёнок с онкологическим заболеванием, — сообщил нам Владимир Георгиевич. — Перед этим он покатался на батуте. Мальчик был доставлен в больницу №8 и умер там, а вовсе не на территории зоопарка, не приходя в сознание. Родители знали, что у ребёнка было онкологическое заболевание, так что нашей вины в смерти мальчика нет.

В детской больнице №8 нам решительно заявили, что 18 июня к ним никого из зоопарка «Лимпопо» не привозили и никаких смертельных исходов у них в этот день не было. Так что не исключено, что мальчик умер, еще не доехав до больницы.

По закону расследованиями подобных происшествий и поиском виновных должны заниматься правоохранительные органы. Однако никаких официальных заявлений от родителей мальчика ни в районное ОВД, ни в прокуратуру не поступало.

Александ Пупликов   «Новое дело»

 

Журналисты «Комсомольской правды» встертились с родителями малыша и проснили картину произошедшего.

В Нижнем умер 8-летний мальчик, деньги на лечение которого собирали всем миром

За судьбой маленького Янека Кейниза с замиранием сердца следила вся Нижегородская область. Страшный диагноз: рак мягких тканей медики поставили ему в полтора годика. За свою короткую жизнь Ян перенес 6 операций, 40 курсов химеотерапии и пересадку костного мозга. После того как и это не помогло, оставалась последняя надежда — лечение в Германии.

Год назад родители Янека через СМИ обратились за помощью, и простые нижегородцы собрали для крохи  почти полтора миллиона рублей, а еще 600 тысяч рублей перечислил российский благотворительный фонд «Подари жизнь». На эти деньги в Германии юному нижегородцу удалили три опухоли, провели лучевую и химеотерапию.

— Мы пробыли в ФРГ четыре месяца, и лечение завершилось как будто успешно, — вспоминает мама Янека Мария Николаева. – В ноябре мы радостные вернулись в Нижний, и сынулька стал строить планы на будущее. Первый класс он закончил на домашнем обучении. В это время Ян очень много рисовал, клеил из цветной бумаги. Сам собрал скелет, чтобы узнать, как устроен человек изнутри.  Пытался разобраться, что у него болит. А еще мечтал, когда вырастет, стать ученым и обзавестись своей лабораторией, в которой смог бы производить химические опыты.

Рисунок на память губернатору 

4 февраля этого года во Всемирный день борьбы с раковыми заболеваниями Яна Кейниза в детской областной больнице навестил нижегородский губернатор Валерий Шанцев. Мальчик показал главе региона свои рисунки, а один подарил на память. А гость протянул маленькому пациенту конструктор «Лего», и тут же, на больничном диване, стал вместе с ним собирать.

Но через некоторое время случилось непоправимое: болезнь снова вернулась. В марте родители опять повезли Яна в Германию, но лучшие в Европе врачи только развели руками:
— Дальнейшее лечение невозможно. Маленькое сердечко может не выдержать очередного курса химеотерапии…

В последние четыре месяца мама с папой ни в чем не отказывали любимому сыну. Попросил Ян попугая и черную собаку – с радостью завели. Родители свозили кроху и на рыбалку. На берегу озера разбили палатку. Янек как только закинул удочку — сразу поклевка – вытащил первого карпа.

— Как он радовался… — вытирает глаза Мария Викторовна. – Так как радуются обыденным вещам обреченные дети, поверьте... Купили мы ему велосипед. Сынулька вначале расстроился, думал, что у него никогда не получится. А потом все-таки добился своего — поехал. Он и на роликах катался, хотя ему было тяжело. В последнее время он вообще стал сильно уставать. Но старался не унывать. Отдохнет и опять воспрянет духом.

Из больницы выписали — умирать…

Накануне Янека выписали из больницы — умирать.
— Проснулись мы утром дома, спрашиваем его с папой:
— Сынулька, чем тебя развлечь? Может, съездим в Сормовский парк?
— Конечно! – обрадовался малыш.

— Мы приехали, посмотрели фигуры, сделанные скульпторами из речного песка, потом взяли ему лодку, сын покатался на каноэ, — хмуро вспоминает отец. – Звали в зоопарк, но он попросился вначале на батуте попрыгать, как кенгуру. Я и раньше сюда его привозил, и нашему непоседе это так нравилось…

— Но в этот раз Янек пристегнулся ремешками, сделал несколько прыжков и в один миг осел, — дрогнувшим голосом рассказывает мать.
— Я спрашиваю: тебе что, плохо? Он мотнул головой — ни слова, ни полсловечка не вымолвил. Мы, конечно, ждали этого. Когда нас выписывали, лечащий врач предупреждал, что это может произойти в любой момент. Но когда — через месяц, через два или уже завтра – никто не знал. Мы его подхватили на руки, побежали в «Айболит» — детскую больницу в Сормовском парке. Прибежали, а там врачи на улице стоят. Говорят: «Все, ребята, бесполезно. Ничем нельзя помочь…».

Сейчас, оставшись одни, Мария и Вячеслав живут воспоминаниями о сыне. Они часто просматривают на компьютере видеозаписи, на которых их малыш лихо катается на велосипеде вокруг больницы, ловит рыбу на платнике, собирает грибы или плывет на каноэ. Прекрасно понимая, что это счастливое время скоро закончится, Вячеслав Степанович старался запечатлеть сына за разными занятиями.

Снимал его отец и в тот роковой день, на батуте.  Не сразу сообразив, что происходит, машинально заснял и те мгновения, что теперь оба видеть не могут. Но и не удаляют.

— Мы так благодарны нижегородцам, которые своей бескорыстной помощью позволили нам прожить с Янеком лишний год, полтора, — обливается слезами Мария Викторовна. – В больнице его знали буквально все. Он, скорее всего, единственный, кто столько мучений вынес. Некоторые обреченные ребятки на этой химеотерапии живу год, два, а потом их сердечки не выдерживают. Нашему сынульке трех месяцев не хватило до девяти лет…

ОФИЦИАЛЬНО

Батут был исправен, претензий к зоопарку нет

Тем временем проверку всех обстоятельств смерти мальчика провели  местный участковый и представитель следственного комитета. — Мы проверяли: батут исправен и отвечает всем нормам безопасности, — констатирует старший следователь Сормовского следственного отдела СУКР по Нижегородской области Кирилл Довбуш. — Родители мальчика в беседе со мной сообщили, что не винят никого – ни  врачей, ни администрацию зоопарка «Лимпопо». Как пояснила нам лечащий врач, это, к сожалению, естественный процесс у детей, которые имеют подобные заболевания.

 


Copyright © "Криминальная хроника"
***

Ваш отзыв

Вставить изображение