Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Воскресенье, 19 ноября 2017

«Судоходные вести» в мае 1911 года


Происшествия на воде и берегах

Любуясь сейчас на пересекающие Нижегородскую область речные просторы, лишь изредка можно увидеть плывущие по водной глади одинокие сухогрузы и пассажирские теплоходы. Речной транспорт давно стал немодным и малорентабельным, передав потоки грузов и пассажиров железным дорогам и шоссе. А вот сто лет назад Ока и Волга были главными транспортными артериями страны, на которых, как в нынешние времена на дорогах, постоянно возникали пробки и каждый день происходили аварии.

Паром выбросило волнами на шоссе

Навигация 1911 года в полную силу заработала в мае. Ледоход закончился, весенний паводок постепенно спадал, и сотни больших и мелких пароходов, парусников и барж быстро заполонили речные трассы во всех направлениях. Движение было настолько интенсивным, что его регулированием занималась специальная речная полиция. Газета «Нижегородский листок» даже вела постоянную рубрику «Судоходные вести», в которой рассказывалось о наиболее значимых событиях и происшествиях.

Так, 6 мая она писала: «На Ветлуге сплав баржей и белян (деревянных плоскодонных барж длиной до 100 метров и грузоподъемностью до 10 000 тонн, прим. авт.) происходит с большими скандалами и авариями. Только к концу сплава был на несколько часов инспектор. При сплаве по Ветлуге на расстоянии 300 верст поставлен один баркас с одним комплектом команды и один постовой, чего недостаточно при таком громадном сплаве баржей и белян количеством до 250 судов. При таком порядке надзора при сплаве много аварий и недоразумений».

Сейчас, когда Волга практически превращена в каскад водохранилищ, сильных штормов на ней давно не бывает. А вот в 1911 году таковые стихийные бедствия, сопровождавшиеся огромными волнами, были обычным делом. Причем река порой бушевала так сильно, что корабли выбрасывало на сушу. 8 мая «Судоходные вести» сообщали: «Разыгравшимся вчера ночью штормом, между прочим, был выброшен волной на шоссе перевозный пароход легкого пароходства «Волгарь 2», следовавший последним рейсом к селу Бор. Попав на прибрежное шоссе, залитое полой водой, пароход основательно застрял. В «Волгаре 2» находилось пять подвод и несколько пассажиров, направлявшихся в с. Бор…

Пароход «Малоугоры» Волго-Унженского пароходства, шедший из Нижнего Новгорода вверх по Волге, вследствие шторма попал на яр (высокий берег, прим. авт.) повыше Ревяка. Его видели с одного из пароходов, пришедших сверху. На «Малоугорах» около 5 тыс. пудов груза и много пассажиров. Нам сообщают, что на Ветлянском перекате, повыше Балахны, в ночь на вчерашнее число утонули две баржи, груженые лесом». В эту же ночь ниже по течению в районе реки Линды буксирный пароход «Князь Юрий» волнами сорвало с якоря и выбросило на ледорезы. Корабль получил течь, но команде удалось откачать воду и залатать пробоину.

9 мая шторм произошел уже на Оке: «Около 11 часов утра в Муромском затоне ветром сбило с якоря порожнюю баржу № 7 товарищества Н.А. Бугрова и нанесло на плавучий театр Ханженковой, стоявший на якоре у Борского перевоза. Театр выжало баржей на берег, причем на нем сломан носовой бушприт, лана у якоря и прочее. Составлен акт». Стоит отметить, что суда, как правило, были застрахованы, поэтому с составленными речной полицией протоколами владельцы потом шли в страховые компании за компенсацией.

Потерявший управление пароход выехал на пляж

Движение по рекам было столь интенсивным, что почти каждый день происходили и аварии по вине капитанов и рулевых, о чем также сообщали «Судоходные вести»: «Около 4 часов пополудни 15 мая на Стрелке произошла авария. Столкнулись шедший из Канавина баркас № 1 легкого пароходства с пароходом «Жуков 1-й» М.Е. Жукова, следовавшим снизу. Столкновение было в разведенной части плашкоутного моста. После обмена сигналами «Жуков 1-й», на расстоянии саженей 10 от баркаса, вдруг стал делать крутой оборот. Столкновение предотвратить оказалось невозможным, и баркас носом врезался в правое плечо «Жукова 1-го», обломав обнос. Публика отделалась испугом, проводится дознание…

Пароход «Александр» следовал с баркасом вниз по Волге, на Пестовской Волынке столкнулся со стоявшей на якоре баржой Хохлова, груженой лесом. Баржа затонула…

Между Балахной и Городцом третьего дня произошла следующая авария. Сверху шел пароход Ляхова «Софья» с двумя гружеными дровами баржами. Недалеко от Нижней слободы г. Балахны одной из барж ударило о барженку Скобелева, груженую камнем и стоявшую на якоре. При столкновении барженка сорвалась с якоря и затонула на Ветляковском перекате».

Река в те годы не была отделена от города бетонными набережными и находилась, как говорится, ближе к народу. Посему многие нижегородцы любили на досуге покататься на лодках и иных плавсредствах, причем не всегда удачно. «Вечером третьего дня на р. Оке, против ярмарки, баркасом № 9 легкого пароходства был перенят сидевший верхом на опрокинувшейся вверх дном небольшой лодке нижегородский мещанин Николай Семенов, — сообщали «Судоходные вести». — Как оказалось, Семенов катался под парусом, но, вследствие незначительной величины лодки и неумения владеть парусом, произошла легкая авария. Неудачник был передан в распоряжение речной полиции».

Кстати, корабли, как и сейчас автомобили, проходили обязательный техосмотр. Однако некоторые судовладельцы все же выпускали на линии неисправные плавсредства, которые периодически задерживались и даже арестовывались полицией. Так, 14 мая «Нижегородский листок» сообщал: «Баркас «Птичка» за пропуском срока предоставления котла к освидетельствованию нижегородским пароходным техником Е.А. Воробьевым арестован впредь до гидравлической прессовки котла… Инспектором судоходства нижегородского участка Кедоровым запрещено плавание баржи № 18 И.И. Черных, ввиду неоконченного ремонта палубы». У «Птички», кстати, оказался неисправен не только котел, но и корпус, в результате чего она вскоре и затонула прямо на «штрафстоянке».

Нередко речные «ДТП» происходили и по вине пьяных «водителей». К примеру, 18 мая вниз по Оке, пуская из трубы клубы черного дыма и чавкая по воде колесами, шел пароход «Кудесник». День был солнечный, почему вахтенный лоцман, видимо дабы охладиться, решил выпить пивка. Благо алкотестеров у тогдашних речных «гаишников» не было, и бояться вроде бы было нечего. Однако хмельной напиток подействовал на речника усыпляюще, и вскоре он мирно захрапел… прямо за штурвалом. В итоге пароход уклонился с фарватера и под крики разбегающихся местных жителей «выехал» на пляж в районе Панинского переката.

Туалет с мужчиной упал в реку

Иногда нижегородской речной полиции приходилось расследовать и весьма загадочные случаи. Об одном из них рассказывает заметка «Труп в лодке»: «Вечером третьего дня командой парохода «Граф» общества «По Волге» перенята на р. Ока лодка, в которой лежал труп какого-то мужчины лет сорока, по наружности чернорабочего. Находка речной полиции передана в распоряжение полиции Рождественского участка». Тело лежало в лодке в таком положении, будто бы мужик попросту спал, без признаков насильственной смерти. В дальнейшем труп удалось опознать, причем «путешественником» оказался отнюдь не чернорабочий, а нижегородский мещанин Григорий Кононов.

«Судоходные вести» рассказывали также о комичном случае, произошедшем 20 мая на Оке: «Пароход «Николай» отчаливал от своей пристани в Муроме. В момент отвала парохода вдруг оторвался и упал в воду прикрепленный к борту пристанский ватерклозет, в котором находился какой-то мужчина. К счастью, ватерклозет занял положение в воде кверху дверью, и неудачливый мужчина смог выбраться из него наполовину голый. Мужчина отделался только холодной ванной». Страшно представить себе чувства мужика, справлявшего нужду и вдруг оказавшегося вместе с туалетом в реке. Впрочем, гражданин не растерялся и тут же выставил счет хозяевам пристани за причиненный моральный ущерб!

Холуйские бесчинства

Помимо штормов и пьяных рулевых судоходству, как оказалось, угрожали и местные жители. Так, на берег у села с интересным названием Холуй, раскинувшегося на берегах реки Клязьмы, в солнечные весенние деньки нередко выходили погулять работяги с местных фабрик. Устав от монотонных трудовых будней, пролетариат развлекался, как мог, устраивая около реки, по выражению нижегородских журналистов, «всякие бесчинства». В результате одного из таких досуговых «мероприятий» в ночь на 16 мая и пострадала пароходная пристань «Торгового дома «Николаев и С-М».

Толпа пьяных рабочих ворвалась на нее, побила стекла и сломала все ограждения. При этом часть лежавших на пристани грузов была растащена, остальная вместе со сторожами сброшена в воду. 22 мая «Нижегородский листок» писал по этому поводу: «Торговый дом «Николаев и С-М» уведомил совет съездов судовладельцев, что в ночь на 16 мая толпою рабочих с местных фабрик произведен разгром пристани пароходов названного предприятия у села Холуй на реке Клязьма… Совет съездов обратился к губернатору с просьбой принять меры к охране пристани и грузов».

Виктор Мальцев  «Ленинская смена»

 

 


Copyright © "Криминальная хроника"

Ваш отзыв

Вставить изображение