Для просмотра страниц сайта на широкоформатном мониторе рекомендуем воспользоваться сочетанием клавиш "ctrl" + "+"
Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 18-ти лет
Вторник, 12 ноября 2019

У нижегородцев снова отняли берег реки


На этот раз возмущаются жители Чкаловского района

Жители нескольких деревень между реками Юг и Троца возмущены: у них отбирают родной берег.

В редакцию «МК в Н.Новгороде» пришло полное отчаяния письмо от крайне возмущенных, как было отмечено в послании, жителей нескольких деревень Чкаловского района.

Ситуация, в принципе, уже стандартная для нашей области: предприимчивые люди скупают прибрежные территории, ограничивая доступ местного населения к воде.

В данном случае речь идет о полуострове, расположенном между устьями рек Юг и Троца (обе впадают в Горьковское водохранилище). «На берегах, где отдыхало не одно поколение селян, где купалась ребятня, настроили коттеджи вопреки всем юридическим и нравственным нормам сильные мира сего, — говорится в послании. — Люди готовы идти на отчаянные шаги, готовы перекрыть трассу Нижний Новгород – Чкаловск».

Чтобы разобраться в ситуации, корреспонденты газеты выехали на место, и картина перед нами предстала удручающая. Ясно одно: разбираться здесь должны не столько журналисты, сколько контрольно-надзорные органы, которые, будем надеяться, отреагируют на данную публикацию.

«Вы уедете, а нам тут жить»

Между реками Троца и Юг расположено несколько деревень: Бральгино, Нагорная, Колганово, Плясицыно, Черницы (в последней живет всего один коренной обитатель, но об этом речь впереди). Первым делом наша редакционная машина остановилась у магазинчика в Бральгино.

Не успели мы представиться одному из сельчан, как он подозвал второго, тот, в свою очередь, третьего, потом еще пару человек вызвали по телефону – и прямо у автомобиля начался локальный митинг. Стало понятно, что проблема не высосана из пальца, как это иногда бывает.

— Два-три года назад мы могли свободно подойти к берегу, чтобы покупаться и порыбачить, — рассказывает один из жителей, — а теперь приходится по буеракам мимо заборов и коттеджей пробираться, чтобы что-нибудь наловить. А ведь многие из нас рыбой-то и кормятся, работы почти ни у кого нет. Если только застройщики, которые берег захватывают, кого-нибудь наймут…

— А о купании вообще можно забыть сейчас, — вторит женщина. – Был у нас на весь этот полуостров общедеревенский пляж – там чистый песочек, и места много… Сейчас этот пляж окружен коттеджами так, что к нему не подойдешь.

— И ведь понимаете, если сейчас пока что можно хоть как-нибудь в некоторых местах к берегу подобраться, то скоро и эта «лафа» закончится, — не унимается очередной оратор. – Кое-где строительство не началось, но земельку уже кто-то прикупил по дешевке.

Ближе к концу несанкционированной акции жители (а среди них были не только бральгинцы, но и представители других деревень) позволили себя фотографировать только со спины.

— Вы уедете, а нам тут жить, — объяснили они, — мы не хотим проблем с застройщиком (по этой же причине люди просили не указывать их имена. – Ред.).

«Экскурсию» по освоенным застройщиками территориям вызвались провести сельчане, назовем их Александр и Вячеслав. Первый объект – участок берега реки Троца возле деревни Шестово. Никаких заборов, никакого строительства – только электрический столб с намотанными на него проводами.

— Подождите, — говорит Вячеслав, – через год здесь точно будет все огорожено. Земля уже куплена. Видите неприметные столбики, доходящие до самого берега? Это обозначили границу территории. Скоро сюда подойти будет нельзя.

Позже мы выяснили, что действительно существует инвестиционный проект строительства двух больших коттеджных поселков на берегу реки Троца. Один поселок пока не начали возводить – судя по всему, это он и есть. На втором домики уже стоят – туда мы и отправились.

Берег должен быть свободен

Шикарные коттеджи, огороженные забором, привольно раскинулись между деревнями Нагорная и Колганово. Непосредственно к поселку у местных претензий нет, поскольку находится он довольно далеко от берега, метрах в 100.

— Но примерно два года назад впритык к забору, что ограждает коттеджи, нарастили еще одну «сетку», она тянется от элитного поселка к Троце и чуть ли не до воды доходит, — говорит Вячеслав, — причем с двух сторон. Протяженность берегового участка, который оказался огорожен — около километра. Где-то в середине участка есть нормальные спуски к реке. Раньше я, как и многие, спокойно объезжал на машине коттеджи и ловил здесь рыбу. Теперь мы этого сделать не можем.

Мы подошли к огороженной территории со стороны деревни Нагорная. Забор не уходит в воду. Но есть два существенных момента.

Во-первых, край ограждения заканчивается там, где начинается крутой обрыв. Хотите покупаться или порыбачить между Нагорной и Колганово? Пожалуйста, ломайте себе ноги. Между тем, Водный кодекс РФ четко указывает на то, что гражданам должен быть обеспечен свободный доступ к берегу водоема общего пользования.

Во-вторых, между урезом воды и краем забора – пять метров, не более. Согласно тому же Водному кодексу и ряду других нормативных актов, любой желающий имеет право свободно перемещаться по береговой полосе, и огораживать ее нельзя. Ширина полосы в разных случаях разная.

— Если длина реки более 10 км, то ширина береговой полосы составляет 20 м, — объясняет нижегородский природоохранный прокурор Сергей Сафонов. – Это относится и к Горьковскому водохранилищу. Возводить на этой территории какие-либо постройки и огораживать ее незаконно.

Судя по карте, длина рек Троца и Юг – гораздо больше десятикилометрового порога. Отсюда делаем вывод: ширина береговой полосы в нашем случае – не меньше 20 м, и забор на нее наглым образом «залезает». Причем так, что у местных жителей нет возможности пройтись по берегу между двумя деревнями.

В западне

Рискуя скатиться по обрыву, корреспонденты “МК“ обошли забор и направили стопы к коттеджному поселку. Наши проводники и водитель с машиной остались «за чертой».

Со стороны берега – примерно в ста метрах от воды – элитные домики также ограждены забором. Рабочие, которые копошились на одном из участков, открыли нам калитку и указали на будку с «начальством».

Прораб, оказавшийся в будочке, первым делом набрал по сотовому номер Владимира Ермакова – содиректора группы компаний, которая и занимается здесь строительством коттеджей с целью их последующей продажи.

Первое наше общение с Владимиром Станиславовичем создало впечатление того, что этот человек готов идти на контакт – дескать, приезжайте к нам в офис в Нижнем Новгороде, все расскажу. Как выяснилось, это была только видимость. После короткого разговора с нами г-н Ермаков переговорил по мобильнику с прорабом, после чего тот повел нас к центральным воротам коттеджного поселка.

И вот когда мы дошли до будки с охраной, которая стоит у въезда, нас огорошили: — Вы незаконно проникли на охраняемую территорию. Мы вызвали участкового и не выпустим вас до его прибытия.

На этой фразе появилась наша машина, причем въехал водитель на коттеджную территорию не через главные ворота, а через проем в заборе, по которому, судя по накатанной дороге, проехало уже не одно авто. Никаких аншлагов, запрещающих въезд, на ограждении не было.

Мы спокойно объяснили охранникам, что проникли на территорию коттеджного поселка совершенно открыто и беспрепятственно, ни через какие заборы не перелезали, ограничительных табличек нигде не обнаружили. Поэтому проникновение наше незаконным назвать никак нельзя. А вот удерживать нас, ограничивая дарованную Конституцией свободу перемещения, как раз незаконно.

Эти слова стражи элитного поселка к сведению не приняли, потому что когда мы сели в машину, они закрыли главные ворота. Покатавшись по территории коттеджного поселка, мы все-таки покинули его территорию… Спустя несколько дней состоялся наш телефонный разговор с г-м Ермаковым.

— Владимир Станиславович, мы все ждем вашего звонка…

— А я думал, вы радуетесь, что я вам не звоню.

— Как раз напротив: мы ждем комментариев. Или вы отказываетесь от них?

— Я уговорил людей не писать заявление в полицию. Если вы хотите это дело продолжать, это можно легко организовать. Но я подумал, что это, наверное, вам ни к чему будет. У нас особых претензий к вам нет. Поэтому давайте диалог заканчивать.

— Владимир Станиславович, допустим, что земля выделена по закону. Другое дело – что забор идет почти до воды. Это единственное, из-за чего возникло…

— Абсолютно неправильно. Давайте это дело заканчивать и все, потому что тут и дела-то нет никакого. Вы вот зря напомнили мне о себе, потому что я успокоился, всех уговорил, сказал: не надо никаких дел… А тут опять звоните вы… Я бы вам пожелал всего хорошего и на этом повесил трубу, если вы не возражаете.

— Можно и так, Владимир Станиславович. Но заборчик-то вы убрали бы все-таки…

— Я вам ничего не должен, и ничего убирать никто не собирается.

Все «самоволы» оформлены

В тот же день мы прошли еще к одному проблемному месту. Это деревня Черницы, расположенная на берегу реки Юг.

— Вот за этой деревней и находится пляж, — рассказывает наш провожатый Александр. – Раньше жители всех наших деревень там купались, но потом это место окружили постройками, огородили забором до воды, и на дороге, ведущей к пляжу, поставили шлагбаум.

В прошлом году по нашему обращению сюда приезжала прокуратура Чкаловского района. После этого шлагбаум с забором убрали, но как к пляжу-то подойти? Кругом частная территория, хоть и не везде огороженная.

Мы рискнули пройти к берегу через чей-то палисадник, не задевая культурные растения – благо, что участок не был обнесен забором.

Перед нами действительно открылось хорошее место для купания с песочком. Рядом с этим местом – постройки, расстояние от некоторых из них до уреза воды – около 10 м. Причем один из комплексов «баня-беседка» практически уходит в воду. А как же 20-метровая береговая полоса, на которой нельзя вести строительство?

Как объяснили нам в прокуратуре Чкаловского района, в прошлом году действительно была проверка, но касалась она самовольного захвата участков. Дело в том, что у людей, которые расположили здесь деревянные дома с банями, не было прав на землю.

Так вот, лицам, которые захватили участки, не имея на то оснований, было выдано в прошлом году предписание об устранении нарушений. И нарушения были в этом году действительно устранены – в том смысле, что «захватчики» оформили участки: кто-то в собственность, кто-то в аренду. Однако жителям других деревень от этого не легче, поскольку покупаться в Черницах у них по-прежнему возможности нет.

Но – стоп! Неужели местные власти позволили оформить участки на береговой полосе?

— Этого быть не могло, — заверяет представитель комитета по управлению государственным имуществом Чкаловского района, пожелавший остаться неназванным. – Мы всегда отдаем землю в пользование и в собственность с учетом береговой полосы – в том смысле, что она должна быть свободной.

Как произошло на самом деле, мы не знаем. Возможно, оформлена была только часть захваченных участков. Может быть и такое, что они, вопреки заявлениям, все-таки были «сданы» с береговой полосой. В любом случае разбираться в этом должны надзорные органы, в которые мы и делаем соответствующее обращение.

Егор Верещагин    «МК в Н.Новгороде»


Copyright © "Криминальная хроника"
***

комментария 3 на «У нижегородцев снова отняли берег реки»

  1. микола пишет:

    Вот она коррупция на лицо. И все эти проверяющие и разрешающие включили дурака и издеваются над людьми. Плевали они на законы наши и постановления. У кого деньги у того и власть. А электорат скоро в резервации загонят...


  2. Сергей пишет:

    НЕ в коррупции дело, а в наличии совести у людей обладающих полномочиями ена то или иное деяние.


  3. барк пишет:

    Какая может быть совесть у бандитов и воров!?


Трекбеки



Ваш отзыв

Вставить изображение