Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Среда, 16 августа 2017

Из истории нижегородского терроризма


9 октября 1905 года на Большой Покровской произошел самый крупный нижегородский теракт

Сейчас депутаты партии «Справедливая Россия» называют себя эсерами. Тем самым, они как бы объявили себя преемниками партии социалистов-революционеров, заседавшей в Государственных думах начала ХХ века. При этом «справедливороссы» как бы забыли о том, что эсеры вошли в историю не только и не столько политической борьбой, сколько террористической войной, сопровождавшейся стрельбой и взрывами, громыхавшими по всей России.

ВЫСТРЕЛ НА ТРАМВАЙНОЙ ОСТАНОВКЕ

Нижегородская ячейка партии эсеров, созданной в 1902 году, возникла накануне первой русской революции. При этом членами эсеровской подпольной организации были люди самых разных профессий, в частности, бывший студент Е.Е. Колосов, садовник В.Е. Лазарев, врач Н.И. Долгополов, прапорщик запаса Д.П. Бирюков, присяжный поверенный С.М.Синицын, художник-декоратор Е.И.Умнов и другие.

Всего актив нижегородских террористов состоял примерно из 30 человек. Считая себя наследниками народников, убивших императора Александра II в 1881 году, социалисты-революционеры делали ставку не на политическую борьбу и реформы, а на восстания, убийства и теракты, которые должны были подвигнуть общество на революцию. Партийный бюджет тоже формировался не особо цивилизованными методами, в основном грабежами.

Так, нижегородские эсеры совершили вооруженные налеты на казенную винную лавку, на кассу конторы кооперативного общества «Надежда», похитив там 5 тыс. рублей, кассу конторы завода Доброва и Набгольц и другие учреждения. Вырученные средства шли на печать листовок, покупку оружия и взрывчатки. Эсеровские агитаторы в основном ориентировались на крестьян и рабочих, но помимо этого посещали даже Кремлевский полк и Окский резервный батальон, пытаясь склонить на свою сторону солдат.

Наиболее активную террористическую деятельность нижегородские эсеры развернули в 1905 году во время революции. По мнению лидеров ячейки, взрывы и убийства высокопоставленных чиновников и руководителей правоохранительных органов должны были способствовать росту революционных настроений и в конечном счете свержению ненавистного царского режима.

В начале апреля нижегородский комитет эсеров постановил убить начальника нижегородского охранного отделения ротмистра А.В. Грешнера. Исполнителя, то есть киллера, определили методом жребия. Им стал А.Л. Никифоров, кстати, дворянин по происхождению. Некоторое время боевики следили за Грешнером и его маршрутами передвижения. Последний не пользовался охраной, посему нападение на него было в итоге произведено без особой фантазии.

Днем 28 апреля Грешнер ждал трамвай на Большой Покровке, когда к нему подошел Никифоров и просто выстрелил из револьвера в упор. Затем террорист кинулся бежать по улице в сторону Кремля. Караульные, коих в районе нападения оказалось несколько человек, со свистом кинулись в погоню. Прохожие, услышав стрельбу и крики, в панике разбегались по дворам и подворотням.

Никифоров мчался до площади Минина, периодически стреляя в преследователей. Однако в револьвере, как известно, всего семь патронов, а перезаряжать барабан у убийцы не было времени. В итоге боеприпасы у него закончились, и как раз там, где ныне стоит бронзовая фигура городового, те самые городовые, только живые, схватили террориста. Итог предсказуем – виселица.

В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ ПЛАНИРОВАЛСЯ ВСЕРОССИЙсКИЙ СЪЕЗД БОЕВИКОВ

Самих эсеров убийство Грешнера вдохновило на новые «подвиги». Готовилось даже покушение на нижегородского губернатора П.Ф. Унтербергера. Однако наполеоновским планам не суждено было сбыться. Дело в том, что полиция активно практиковала внедрение в среду подпольщиков провокаторов и шпионов. Одним из агентов охранки был и известный эсер Евно Азеф.

Будучи одним из создателей партии и организатором множества террористических актов, он одновременно работал в Охранном отделении, получая огромный ежемесячный оклад в 1000 рублей! Впрочем, подобное «совместительство» в те годы не являлось редкостью. Так, Иосиф Сталин тоже диверсифицировал свои доходы, «работая» одновременно и террористом, и агентом Охранного отделения.

Именно Азеф организовал «подрыв» министра внутренних дел и шефа корпуса жандармов В.К. Плеве, что не помешало ему точно так же грохнуть и одного из вдохновителей революции 1905 года попа Гапона. Кстати, последний тоже был тот еще авантюрист, получавший зарплату и в церкви, и в двух партиях, а также от японской разведки. Словом, для кого-то терроризм был идейным смыслом жизни, а для других просто бизнесом, приносившим неплохие доходы.

Летом 1905 года Азеф приезжал в Нижний Новгород, где встречался с руководителями местной ячейки и обсуждал с ними планы революционной борьбы. В Нижнем даже планировали всероссийский съезд эсеровских боевиков! Однако, работая на два фронта, Азеф, с одной стороны, разработал грандиозные планы террористической войны в нашем городе, а с другой — выдал часть этих «методразработок» охранке. Многие эсеры были арестованы, и в итоге ни съезд, ни покушение на губернатора не состоялись.

Тем не менее эсеры не унывали, вербуя все новых сторонников и создавая филиалы в сельской местности. Так называемые «боевые дружины» были сформированы в Горбатовском уезде, селе Черновское Сергачского уезда и в других местностях. Там социалисты-революционеры устраивали погромы, поджоги, запугивали полицейских и чиновников. Городовым предлагали либо уволиться с работы, либо в дальнейшем считаться «врагами народа» с соответствующими последствиями.

ВЗРЫВ НА ПОКРОВКЕ

9 октября 1905 года нижегородские эсеры провели самый крупный за всю историю Нижнего Новгорода террористический акт. В этот день в губернском центре проходила политическая демонстрация, участники которой шли по улице Большая Покровская со стороны нынешней площади Горького вниз к Благовещенской площади (ныне Минина и Пожарского), выкрикивая антиправительственные лозунги и революционные призывы.

Примерно в районе банка на пути шествия оказался полицейский кордон, состоявший из конных и пеших стражей порядка. Когда толпа с лозунгами и транспарантами приблизилась к ним, притворявшийся простым пешеходом террорист привел в действие «адскую машину» и бросил ее в сторону полицейских. Прогремел мощный взрыв, после чего толпа с криками и визгами ринулась бежать в разные стороны. Всего в результате теракта погибли 7 человек, еще 25 получили ранения и контузии. При этом полицейские, являвшиеся его целью, почти не пострадали, зато среди погибших оказалась эсерка по фамилии Каплан.

То есть террористы убили свою же. Вероятно, боевик в нервном напряжении бросил самодельную бомбу несколько неудачно. Через два дня, чтобы скрыть сей нелицеприятный факт, выступавшие с речами на похоронах девушки коллеги по партии без всякого стеснения обвинили в ее смерти… царский режим и полицию. Кстати, по некоторым данным, известная эсерка Фанни Каплан (настоящее имя Фейга Ройтблат), стрелявшая в 1918 г. в вождя мирового пролетариата В.И. Ленина, взяла этот псевдоним как раз в честь «убитой царизмом» нижегородки.

Надо отметить, что, в отличие от нынешних террористов-сепаратистов, нередко выбирающих в качестве жертв обычных, ни в чем не повинных граждан, террористы-революционеры в основном атаковали именно представителей режима, против которого боролись: полицейских, прокуроров, жандармов и чиновников. В общей сложности в 1905 — 1907 годах эсеры осуществили на территории России 233 теракта, в результате которых были убиты 2 министра, 33 губернатора и 7 генералов.

Виктор МАЛЬЦЕВ    «Ленинская смена»

 


Copyright © "Криминальная хроника"

Ваш отзыв

Вставить изображение