Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Понедельник, 20 ноября 2017

Будни горьковских «низов». «Москарик». 1974 год


О чем писала горьковская пресса

Московский вокзал в советские времена принято было называть не иначе как «визитной карточкой» и «воротами города». «Огромные массы пропускают через себя эти ворота, – рассказывала одна из газетных статей.

– Идут горьковчане и приезжие, доставляемые электричками и поездами дальнего следования, ответвления этого потока направляются к Центральному универмагу, крупнейшему колхозному рынку, кинотеатру «Канавинский», остановкам трамвая, автобуса и такси, двум привокзальным гастрономам.

Наконец, люди просто идут на работу и обратно, и в часы пик на площади Революции бывает трудно протолкнуться». «Утро огромного индустриального и делового города начинается здесь, на Московском вокзале, — говорится в одном из рекламных альбомов «Внешторгиздата».

– Спозаранку отправляются от красивого белоснежного здания вокзала в разные концы города автобусы и трамваи, гудят пригородные электрички, радио постоянно сообщает о прибытии междугородних поездов».

Но не только любимой описателями масштабной советской действительности суетой и «деловитостью» славилось это место. Обширная территория вокзала и прилегающих улиц, еще со времен Глеба Жеглова и Володи Шарапова получившая в народе прозвище «Москарик», словно магнитом притягивала к себе все «низы» общества.

Рано утром вместе со «спешащими на работу» горьковчанами здесь появлялись и испитые рожи с фингалами, как правило, люди, передвигавшиеся покачивающейся походкой и в грязной одежде. «Выручите тремя копейками...», «Помогите на проезд...». Чем ближе стрелки часов двигались к 11.00, тем концентрация бродяг становилась больше.

Все знали, что именно в это время, в «час волка», начиналась разрешенная торговля водкой и иными крепкими напитками (стрелка знаменитых часов на здании столичного театра кукол им. Образцова доходила до статуэтки игрушечного волка, что для сидевших возле них пьяниц являлось сигналом – пора!).

Часть прохожих старалась не замечать всю эту колоритную братию, попросту отворачиваясь в сторону. Другие всё же косо посматривали и удивлялись: откуда в нашем развитом социалистическом обществе, где всем гарантировано право на труд, столько оборванцев и тунеядцев?! И куда смотрит милиция?!

Третьи даже отваживались делать им замечания в духе: «До чего докатились!», «Работать надо», а потом строчили гневные письма в газеты. Вопросы об очищении Московского вокзала от бомжей и нищих постоянно ставились на заседаниях горкома партии, горисполкома, Канавинского райсовета и в других инстанциях. Время от времени проходили облавы и усиливались милицейские патрули.

Но потом всё возвращалось на круги своя. Дело в том, что территория Москарика включала в себя не только пл. Революции, но и прилегающую автостанцию «Канавинская», окрестности Центрального рынка и ряд улиц со старыми трущобами. Поэтому когда тунеядцев гнали с одного места, они перемещались в другое либо на время оседали в «тылу», вроде скверика на ул. Марата. Но меньше их не становилось.

УНИВЕРМАГ ОБЛОЖИЛИ ЗЕМФИРЫ

В июле 1974 года в «Горьковском рабочем» вышла очередная статья на данную тему, под громким названием «Тунеядцы у «ворот города», где в красках описывалась нелицеприятная сторона будней Московского вокзала: «Десятки их осаждают спозаранку гастроном «Экспресс», тут же распивают вино, валяются на скамейках и под ними, греются на солнышке в скверике, где выломана и вытоптана вся зелень и нет живого места от битого стекла и мусора, выясняют между собой отношения с помощью кулаков и таких выражений, в сравнении с которыми лексикон старого одесского «Привоза» показался бы райской музыкой».

Местом встречи, которое изменить нельзя, можно сказать, штабом «пьяного ополчения» в середине 70-х был упомянутый гастроном «Экспресс». Здесь не только брали бухло, но и пили, и тут же прямо на полу спали все канавинские алкаши. «Сколько стекол побили, сколько дебошей устроили!» – хватался за голову директор магазина, в который обычные, приличные покупатели ходить практически перестали.

«Добавим, что это только одна разновидность тех, кого как магнитом притягивает к вокзалу, – продолжал автор статьи. – Посмотрите, что делается напротив, у Центрального универмага: здесь приезжие земфиры и карменситы (так в народе называли цыганок, занимавшихся на улицах спекуляцией и гаданием, прим. авт.) организовали шумное торжище и наперебой предлагают прохожим дефицитную косметику, ремешки для часов и более интимные принадлежности женского и мужского туалета (втридорога, конечно)...

Спуститесь в любой из четырех близлежащих подземных переходов: на лестничных ступеньках и прямо на полу полно нищих, спекулирующих на человеческой жалости самым бессовестным образом». В общем, «ворота города» впечатляли не только гостей, но и своих...

Виктор МАЛЬЦЕВ    «Ленинская смена»


Copyright © "Криминальная хроника"

комментария 2 на «Будни горьковских «низов». «Москарик». 1974 год»

  1. 111 пишет:

    Что-то сильного различия 1974г. от 2014г. я не заметил.


  2. Алексей пишет:

    Нет,если сравнивать как очевидец ,то культурнее стало,почище и в моральном и физическом плане.


Трекбеки



Ваш отзыв

Вставить изображение