Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Среда, 13 декабря 2017

«Веселье» и «похмелье». 1954 год


О чем писала горьковская пресс в 1954 году

«ПЬЯНЫЙ» АВТОПОЕЗД.

60 лет назад в магазины и аптеки города Горького поступил в продажу знаменитый одеколон «Красная Москва». Рекламные объявления сообщали, что продукция имеет «нежный стойкий запах». На долгие годы одеколон стал настоящей легендой советской парфюмерии.
Характерный шлейф ароматов ириса и ванили был знаком многим поколениям граждан. «Красную Москву» дарили на 8 Марта, Новый год и дни рождения. Ну а некоторые товарищи разбавляли одеколон водой и использовали вместо водки…

Что ни говори, а именно тандем «пьянка и пьянство» был извечной бедой, как в Древней Руси, так и в царской России. Не изменилось положение и в России советской. Именно водка сподвигла шоферов колхоза имени Маленкова Г.В. Калугина и И.Г. Федотова на приключение, которое привело к массовой порче народного автотранспорта.

А ведь каждый грузовик в те годы был буквально на вес золота, в 50-х на них не только собирали урожай, но и возили людей в больницы, доставляли учеников в школы, развозили продукты. ГАЗ-51, выпуск которого начался сразу после войны, стал настоящим тружеником, рабочей лошадкой. На таких поднимали страну после военной разрухи, восстанавливали сельское хозяйство – можно сказать, ехали, хоть и медленно, со скрежетом переключая передачи, к лучшей жизни.

Именно на такой машине, получив ответственное задание, Калугин поехал в Семенов. Там дружки изрядно выпили и на обратном пути разбили грузовик. При этом серьезно пострадал попутный пассажир И.Ф. Соловьев, на ходу вылетевший из кузова. Однако пьяницы решили проявить, так сказать, ответственность: нельзя же колхозное добро просто так в кювете бросить. Пассажир-то – хрен с ним, «до свадьбы заживет»!

Посему товарищи отправились в гараж, самовольно взяли там второй «газон» и поехали за первым. Однако не успели отъехать от усадьбы артели, как врезались в телеграфный столб. Почесав затылки, Калугин и Федотов все равно не отказались от идеи эвакуировать «подбитую» технику. Обнаружив неподалеку третий грузовик, на сей раз ЗИС-151, принадлежавший совсем другому хозяйству, товарищи попросту угнали его!

После этого пьяным шоферам не пришло в голову ничего лучше, как привязать к машине две разбитых и «паровозиком» доставить их в колхоз. Благо, «зисок» – машина мощная, полноприводная, потянет! И через некоторое время жители колхоза увидели необычное зрелище. Катит, натужно ревя мотором, грузовик, из кабины доносятся матерные песни, а сзади на тросах волокутся два разбитых «газона». При этом машины периодически сталкивались друг с другом, но водителей это нисколько не смущало!

И все-таки довести до конца свой план Калугину и Федотову не удалось. Уже на подъезде к гаражу им попалась встречная машина, шофер резко рванул руль вправо, и весь «автопоезд» с грохотом повалился в кювет…
Казалось бы, налицо целый букет правонарушений, дать бы пьяницам поделом! Однако районный прокурор Житухин и начальник Семеновского райотдела милиции Смирнов попросту развалили дело. Может быть, потому, что сами пили на работе?

ВЫПИЛИ, ПОДРАЛИСЬ, УБИЛИ МЕНТА — В ТЮРЬМУ…

Случаи запоев прямо на работе среди сотрудников прокуратуры и МВД в то время были отнюдь не редкостью. «Коммунист М.Ф. Петров, работавший следователем Сормовского районного отделения милиции, своим поведением дискредитировал звание члена Коммунистической партии, – рассказывала статья в «Горьковской правде» «Исключение из партии за пьянство».

– За систематическое пьянство и неоднократное появление в пьяном виде на работе Сормовский райком КПСС в 1953 году объявил ему выговор с занесением в учетную карточку». Любопытно, что милиционера Петрова не сняли с работы, не исключили из партии, а лишь объявили выговор! Подумаешь, оступился человек: ну пришел несколько раз пьяный на службу, вдруг одумается!

По всей видимости, нетрезвый сотрудник милиции в те годы был чем-то обыденным, повседневным, а увольняли только неисправимых рецидивистов. Более того, рассмотрением подобных инцидентов почему-то занималось не непосредственное начальство, а городская партийная власть.
«…Петров не извлек из этого уроков. Он продолжал пьянствовать и дебоширить, – продолжался рассказ. – Бюро Горьковского горкома КПСС, обсудив поведение Петрова, исключило его из рядов КПСС за систематическое пьянство, нарушения дисциплины и дискредитацию органов милиции. Петров уволен из органов».

Ну а кого-то именно водка лишала жизни… Рабочие Чернораменского торфопредприятия Григорий Федечкин, Александр Захаров и Александр Шкунов после трудного дня решили отдохнуть. Правда, культурный досуг в виде посещения кинотеатров и клубов мужиков не особо прельщал, чернораменцы предпочитали что-нибудь попроще и подоступнее. А главное, с приключениями! Чтоб не было обидно за впустую потраченный вечер. Как говорил Доцент: «Украл, выпил – в тюрьму. Романтика!»

Посему Федечкин, Захаров и Шкунов для начала изрядно выпили, так сказать, для разогрева. А там и мысля сама собой попрет, как дальше отдых скрасить. И пришла им идея пойти в женское общежитие, в котором проживали работницы их же предприятия. Завалившись в здание, джентльмены неудачи увидели там нелицеприятную, с их точки зрения, картину. А именно: в гости к дамам, опередив «трех товарищей», уже наведались неизвестные молодые люди. Кои ублажали барышень выпивкой, игрой в картишки и иными забавами.

Кто-то уже разделился на парочки, некоторые целовались, а иные почти доходили и до более приятных забав. Федечкин, Захаров и Шкунов были до глубины их рабочей души возмущены происходящим. «Пришлые наших баб лапают!» «Пока мы на болоте вкалывали, эти уже тут всю водку выпили!» В связи с чем друганы начали попросту хватать парней и избивать их. Двое держали жертву за руки, а третий лупил ее в морду и поддых. Потом хватали следующего и повторяли «процедуру».

И когда «благое дело» очищения общежития от посторонних уже близилось к завершению, всё испортил внезапно появившийся на пороге участковый уполномоченный Балахнинского горотдела милиции Комраков.
Работяги сильно расстроились из-за того, что «легавый», можно сказать, испортил им вкус победы. Посему они решили «наказать» его. Когда Комраков подошел к честной компании, Федечкин со всей силы дал ему в морду. Затем упавшего стража порядка стали беспощадно пинать ногами. «Получай, гнида мусорская!» «Сдохни!»
От полученных телесных повреждений милиционер вскоре скончался… Только после этого Федечкин, Захаров и Шкунов наконец поняли, что натворили лишнего.

Немного протрезвев, они бросились бежать. В доме у Захарова наскоро переоделись в чистую одежду, после чего решили скрыться из поселка. Однако план бегства сорвался: попутная машина, на которой хулиганы пытались уехать, была остановлена нарядом милиции…
В 50-е годы судебная практика не разделяла «умышленное убийство» и «причинение тяжких телесных, повлекших смерть» на разные составы преступлений, поэтому товарищей судили по расстрельной статье «убийство сотрудника милиции, находившегося при исполнении».

Во время процесса, который вела судебная коллегия по уголовным делам Горьковского областного суда под председательством Николая Гурбатова, преступники долго пытались отрицать свою вину и только на последнем заседании, надеясь на снисхождение «самого гуманного суда в мире», наконец сознались, что били Комракова.
В результате Федечкин и Захаров получили «вышку», а Шкунов – 15 лет лишения свободы. В общем, мораль такова: водка сгубила три жизни и испортила четвертую.

ПЬЯНЫЙ УЧИТЕЛЬ ГОНЯЛСЯ ЗА ЖЕНЩИНАМИ В ПОЕЗДЕ

Роковую роль водка сыграла и в судьбе учителя средней школы № 112 Автозаводского района А.И. Кароля. После трудов праведных этот педагог решил отдохнуть на лоне природы. Местком пошел навстречу и помог Каролю приобрести путевку в дом отдыха «Лесной курорт».
«Ну вот теперь оторвусь!» — видимо, подумал обрадованный учитель. Однако дотянуть до санатория не смог, купил и выпил водки заблаговременно, «с упреждением». «Погожим днем воспитатель подрастающего поколения напился до ското-подобного состояния, так что с трудом забрался в вагон, – рассказывала «Горьковская правда». – Через минуту-две пассажиры вздрогнули от неожиданного истошного рева. Волей-неволей они стали слушателями разухабистых песен, а потом густой, тяжелой брани…

Когда Каролю прискучило горлодерство, он стал гоняться за женщинами по вагону. Пытались его успокоить граждане, серьезно предупреждал проводник: — Гражданин, вы нарушаете порядок. Это же безобразие, пассажиры жалуются. — Я…и-ик! Нарушаю? Ерунда! Ложь! Я веселюсь! И-эк! Отдыхаю. Не имеете права…

Кульминация развлечений автозаводского педагога наступила на подступах к станции Ветлужская. Слоняясь по вагону в поисках приятного знакомства, Кароль заметил в купе одиноко сидящую женщину с ребенком на руках. Обдав незнакомку смрадом водочного перегара, мужик взял и схватил ее за груди, а потом навалился.
«Женщина, а не хотите ли… А давайте…» Однако дама почему- то не ответила дебоширу взаимностью и на весь вагон заорала: «Помогите! Спасите от хулигана!» Последнее до глубины пьяной души травмировало Кароля. — Это кто хулиган? Я?! – заревел он и ударил женщину кулаком. — Уууу, сука, б…»

В результате Кароля высадили на ближайшей станции и отправили в отделение милиции. Однако там по какой-то причине отнеслись к поступкам учителя довольно гуманно, ограничившись штрафом за «нетактичное поведение».

На том дело, как говорится, и замяли. Более того, после отдыха он снова отправился, как ни в чем не бывало, «сеять доброе и вечное». И только после того, как материал о безобразиях в поезде был опубликован в прессе, делу был дан должный ход. Кароля ждали общественный суд, позорное увольнение с работы и переквалификация дела на статью «Злостное хулиганство».

Виктор Мальцев   «Ленинская смена»

 


Copyright © "Криминальная хроника"

Один отзыв на ««Веселье» и «похмелье». 1954 год»

  1. Аноним пишет:

    Интересная рубрика. Кода обновления?


Трекбеки



Ваш отзыв

Вставить изображение