Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Вторник, 24 октября 2017

Криминальный Горький 1937 года


О чем писала нижегородская пресса в январе

80 лет назад «Горьковская коммуна» рассказывала о громком судебном процессе, который отчасти напоминает мотив известной песни Анки (Натальи Ступишиной) «А ты не летчик»:

«А ты не летчик, а я была так рада
Любить героя из летного отряда.
Но по осанке
Не видно, кто с Лубянки, Анке,
А я во сне с тобой летала, дура».

ПАРАШЮТИСТ-САМОЗВАНЕЦ

Именно в такую историю, только с трагическим финалом, попала простая горьковчанка Дуся Петерская. Женщине было почти 40 лет, но личная жизнь у нее не сложилась – уже 17-летнюю дочь она растила одна. Тем не менее жила Петерская неплохо, так как работала в одной из торгово-снабженческих организаций. И даже квартиру ей дали, в то время как тысячи земляков ютились по подвалам, неотапливаемым общежитиям и прочим лачугам. Казалось бы, живи да радуйся!

Но какая женщина не мечтает о большой и «вечной» любви? Поэтому когда гражданка Петерская случайно познакомилась с молодым мужичком, представившимся ей «летчиком», счастью ее не было предела. Ведь летчики – это же современные герои, наше сегодняшнее всё! В каждой квартире тогда висели портреты Чкалова, Громова, Ляпидевского, а все мальчишки мечтали быть похожими на них.

Ко всему прочему, возлюбленный представился даме не простым начинающим авиатором, а самим летчиком-парашютистом Николаем Евдокимовым! Последний был весьма известной личностью. В 1932 году Евдокимов получил всесоюзную славу после того, как выполнил первый затяжной прыжок с парашютом. А через пару лет он стал одним из первых 14 человек, получивших звание «Мастер парашютного спорта СССР».

В 1935 году Евдокимов был награжден орденом Ленина за выдающиеся спортивные достижения. На тот момент у него на счету было 76 прыжков с затяжным раскрытием и два мировых рекорда свободного падения – с высоты 6,9 и 8,1 километра. Он принимал активное участие в изучении длительного падения человека в воздухе и по сей день считается автором стиля свободного падения «ласточка» (также известного как «ласточка Евдокимова»). Занимался Николай Евдокимов и общественной деятельностью, в 1936 году он был делегатом X съезда ВЛКСМ. Написал книгу «Записки парашютиста».

Начитавшись в газетах о подвигах подлинного Евдокимова, самозванец красочно описывал, как он будто бы прыгал с парашютом, обнимался с самим Сталиным и выпивал с Чкаловым. Фотографии в газетах в то время были низкого качества, так что при небольшом сходстве вполне можно было сойти за «оригинал». «Вот он, мой герой из летного отряда!» – думала Петерская. Правда, летать во сне ей долго не пришлось…

Вскоре гражданку Петерскую обнаружили убитой вместе с ее 17-летней дочерью. Следствие установило, что преступление совершил любовник Дуси. Но им оказался вовсе не летчик-орденоносец Евдокимов, а выдававший себя за него гражданин Митрофанов.

Впрочем, слова из упомянутой песни: «А ты ходил в реглане в жару и в холода, но даже парашюта не видел никогда» – ему не подходили. Митрофанов в какой-то мере действительно являлся летчиком и ходил в соответствующей форме. Только вот из Таганрогской летной школы, в которой учился, он дезертировал, украв из ее кассы крупную сумму денег.

Кроме того, Митрофанов прихватил там револьвер, с которым и разъезжал по стране (говорил всем, что наградной), выдавая себя за летчика Евдокимова, с коим имел внешнее сходство. Попав в квартиру к Петерским, злоумышленник быстро понял, что там есть чем поживиться. Торгаши же, у них всегда полно денег! Посему, недолго думая, «летчик» пристрелил «возлюбленную» вместе с дочерью, украл всё ценное и скрылся.

Горьковский областной суд приговорил лже-Евдокимова к высшей мере наказания.

ТРУП КРЕСТЬЯНИНА НАШЛИ ОБЕЗГЛАВЛЕННЫМ, БЕЗ ОДНОЙ РУКИ

Вообще же грабежи и зверские убийства в Горьковской области в эпоху, когда «жить стало лучше, жить стало веселее», не были редкостью. К примеру, из Донецкой области в Вачский район приехал некий Иван Желябин. Поначалу он поступил на работу сменным техником в «Алебастрой». Однако, повкалывав всего пять дней, товарищ сильно утомился от непосильного труда, а потому на шестой день на службе уже не появился.

Желябин попросту решил: чтобы заработать на жизнь, ему хватит простого револьвера. Раздобыв оружие, выходец из Донбасса стал устраивать на проселочной дороге засады на местных колхозников и грабить их. В течение полутора месяцев Желябин успел совершить шесть ограблений с двумя убийствами, после чего был задержан сотрудниками уголовного розыска.

Исчезновения людей в 30-е годы тоже не были редкостью. Многие пропадали бесследно, а иных все-таки находили, причем в не самом приятном виде. «В лесу на территории Тарахановского сельсовета  Городецкого района охотником Гороховым был обнаружен труп гражданина Михаила Васильевича Есина, жителя деревни Ганино-Лесное Сокольского района, – сообщала криминальная хроника. – По словам его жены, Есин три месяца назад ушел  из деревни, чтобы поступить на работу в Городце.

Труп Есина нашли обезглавленным, без одной руки, на теле обнаружено 8 ножевых ран». Кто именно жестоко расправился с крестьянином, установить не удалось, и дело стало «глухарем».

По своему понимал слова товарища Сталина про «веселье» М.К. Кривоногов. Однажды он явился в гости к своему приятелю И.И. Рыжову, жившему в поселке Ворсма. Выпив водки, дружки отправились в поселковую столовую и там потребовали продолжения банкета.

Когда же работники общепита попросили пьяниц выйти вон, те устроили погром, разбили все стекла, избили поваров, а прибежавшему на крики заведующему вылили на голову чан с супом. Разогнав всех работников, Кривоногов и Рыжов сами занялись «приготовлением блюд», в том числе кинули объедки в кастрюли, а в одну из них справили нужду. За этой «стряпней» их и застали подоспевшие работники милиции.

Народный суд города Павлово приговорил Рыжова к пяти, а Кривоногова – к трем годам лишения свободы.

«КУКУРУЗНИК» – ЛЕТАЮЩАЯ СКОРАЯ ПОМОЩЬ

Иногда жертв кровавых побоищ приходилось доставлять в больницы даже на самолетах. Так, в Сергачском районе заведующий Лещеевской овцеводческой фермой И.И. Морозов был награжден орденом Ленина. По этому поводу товарищ устроил у себя дома большой банкет, на который пригласил односельчан, родных и знакомых.

Застолье с многочисленными тостами за овцеводство и великого Сталина продолжалось до поздней ночи. Около полуночи в квартиру Морозова вломился пьяный односельчанин Виденеев. Напился он в другом месте и был дико возмущен, что его не пригласили на данную вечеринку.

Выяснение отношений вылилось в громкий скандал. Ну а когда орденоносец попытался вывести непрошеного гостя на улицу, последний выхватил нож и вонзил его Морозову в пузо.

Сосновская больница, куда был доставлен раненый, сообщила о происшествии в облздрав. Мол, орденоносец помирает, а помочь не можем. Наутро доктор Николаев вылетел на место на специальном самолете У-2С. Это была специальная медицинская версия знаменитого «кукурузника» (прославился в годы Великой Отечественной войны как легкий ночной бомбардировщик).

Она предназначалась именно для срочной доставки тяжелобольных и пострадавших при несчастных случаях. На У-2С за кабиной пилота размещалась закрытая кабина для врача, а далее в фюзеляже под откидной крышкой был оборудован отсек для больного на носилках. До 1937 года на Ленинградском заводе №23 переоборудовали около 100 таких самолетов, использовавшихся как летающая «скорая помощь».

Прибыв в Сосновскую больницу, Николаев оказал Морозову необходимую помощь, а потом вывез на самолете в Горьковскую областную больницу. «Полет на самолете раненый орденоносец перенес благополучно, – сообщила пресса. – Сейчас его состояние удовлетворительное. Виденеев арестован».

Нередко скорая помощь прибывала поездом. «В Шахунскую железнодорожную больницу был доставлен раненный пятью выстрелами председатель колхоза товарищ Колушев, – проинформировал начальник учреждения Братухин. – Ему тут же была проведена операция, но наутро больному стало плохо. Я отправил телеграмму начальнику врачебно-санитарного отдела Горьковской железной дороги о командировании высококвалифицированных хирургов.

По приказу начальника дороги тов. Бадышева был сформирован специальный поезд, с которым прибыли начальник врачебно-санитарного отдела… профессор Иост и врач узловой железнодорожной больницы. Больной был спасен». Правда, при каких обстоятельствах и кто всадил в товарища председателя сразу пять пуль, сводка умолчала.

ДЕТИШКИ ПРИШЛИ В КИНО, А ОСТАЛИСЬ БЕЗ БИЛЕТОВ И ШАПОК

Подрастающее поколение, как водится, не отставало от старших товарищей.

В начале 1937 года на экраны горьковских кинотеатров вышел фильм Владимира Вайнштока «Дети капитана Гранта», ставший настоящим бестселлером. Жака Паганеля в нем сыграл знаменитый Николай Черкасов, а музыку к картине написал композитор Исаак Дунаевский. Ну а слова из «Песенки о капитане» в то время напевали и сталевары у мартеновских печей, и пассажиры трамваев, и посетители пивных:

«Капитан, капитан, улыбнитесь,
Ведь улыбка – это флаг корабля.
Капитан, капитан, подтянитесь,
Только смелым покоряются моря!»

Толпы детишек из разных школ города буквально ломились в кинотеатры. Но вместо радости от просмотра одного из первых советских приключенческих фильмов многих ждали унижение и слезы. Так, дети из Печерской новой школы во главе с пионервожатым пришли в кинотеатр «Художественный».

Около касс на них буквально был совершен бандитский налет учащимися других школ. В результате три ученика лишились шапок, двое – книг, у большинства отняли билеты.

Аналогичный случай с учениками той же школы имел место в кинотеатре «Палас» (ныне «Орленок»). На сей раз ребят сопровождал сам директор школы – Д. Жмудь, но и ему не удалось отразить очередную массированную атаку хулиганов-подростков. Несколько десятков учеников лишились билетов и ценных вещей, а вместо того чтобы смотреть кино, им пришлось плакать в вестибюле.

«В каникулы все школьники будут посещать театры. Неужели из-за хулиганов придется отказывать ребятам в таком большом удовольствии? – в отчаянии писал Жмудь в газету. – Ведь кому приятно возвращаться домой без шапки или очутиться без билета, а то и быть избитым?

Администрациям кинотеатров (а говорят, кстати, что и в театре юного зрителя творятся такие безобразия) необходимо принять ряд мер».

Виктор МАЛЬЦЕВ     «Ленинская смена»


Copyright © "Криминальная хроника"

Ваш отзыв

Вставить изображение