Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Воскресенье, 22 июля 2018

В Нижнем осудили убийцу четы пенсионеров, совершенное из-за икон


Напомним, жестокое преступление произошло в Воскресенском районе (статья)

Прокуратура Нижегородской области сообщает о приговоре двум нижегородцам: мужчине и женщине, первый из которых обвинялся в убийстве, сопряженном с разбоем, и похищении документов, а вторая — в разбойном нападении.

«Криминальная хроника» ранее неоднократно сообщала об этом деле. Здесь сообщалось о совершении преступления, а здесь о начале суда.

История же была такая:

Когда Люда не дозвонилась до мама Нины Степановны, она забеспокоилась. Родители жили в деревне и с «городскими» детьми виделись лишь по нечастым выходным. Поэтому и созванивались постоянно, каждый день не по одному разу, а тут мама почему-то не отвечала. Молчал и телефон отца. Люда позвонила сестре, та тоже не могла дозвониться до родителей.

Уже на следующий день они попросили двоюродную сестру, что жила в райцентре, съездить, проверить. Та вместе с мужем отправились в деревню.

— Металлическая дверь в дом была закрыта, — рассказывал на следствии муж сестры Сергей, но я через подпол залез в дом, и там увидел, что Анатолий Михайлович и Нина Степановна мертвые. Вышел из дома, рассказал об увиденном жене. Мы вызвали полицию и позвонили сестрам. В ту же ночь они приехали.»

Описываемые события происходили 16 сентября 2016 года в Русениха Вознесенского района. Смерть 63-летнего мужчины наступила в результате огнестрельного ранения головы. Его 62-летняя супруга погибла от ножевого ранения в шею. Из дома пропали несколько старинных икон.

— Мама раньше работала в райпо продавцом, отец работал в колхозе, — рассказывала следователю Людмила. — В 90-е годы родители открыли магазин при доме, отец оформил ИП. Торговали продуктами питания, бытовой химией. Я каждые выходные старалась к ним приезжать. По характеру родители были добрые и отзывчивые, между собой у них также были ровные отношения.

Родители очень верили в Бога, по церковным праздникам и выходным всегда ездили в церковь в соседнем селе — Асташихе. У них в доме были старинные иконы: в комнате и на кухне. Отец говорил об этих иконах, что они переходили по наследству из поколения в поколение, он очень дорожил ими, говорил, что они 16-17 века. Одна из икон недавно мироточила и на ней остались полоски.

Неделю назад родители закрыли магазин, решили, что больше торговать не будут. Тяжело было одновременно заниматься магазином и хозяйством. Да и прибыли магазин никакой не приносил. В доме часто бывали односельчане, но никого из них я не могу подозревать.»

Полицейские и следователи очертили круг подозреваемых. В их число в первую очередь попали местные ранее судимые жители, а также жители близлежащих деревень. Один из свидетелей вспомнил, что ранним утром 16 сентября видел как по дороге по направлению от дома погибших пенсионеров мчится автомобиль «ВАЗ-2115 серебристого цвета

— Мне показалось это странным, — рассказывал в своих показаниях сосед погибших пенсионеров Николай, — дорога в том месте плохая, ямы и колдобины. Обычно, проезжая это место, водители притормаживают, чтобы не разбить подвеску, а это промчался на скорости. У автомобиля даже дворник один отлетел, залетев куда-то в подкапотное пространство. Мне показалось это странным. А потом я узнал, что Макаровых убили.»

Сыщики выяснили, что среди лиц, которые могу иметь отношении к этому жестокому убийству имеется некий Раис Якубов. Житель одного из сел Краснооктябрьского района 1973 года рождения, ранее неоднократно судимый. Причем и статьи довольно серьезные: разбой, умышленное причинение тяжкого вреда здоровье, повлекшее смерть потерпевшего, кража, грабеж.

Передвигается Раис как раз на серебристой «Ладе», и является бывшим мужем дальней родственницы погибших супругов Макаровы

— Я вышла замуж за Раиса в 2010 году, — рассказывала следователю Елена — бывшая жена, — у нас родился сын. Но со временем отношения с мужем у нас испортились, и мы разошлись.

После того, как разошлись, он постоянно меня преследовал, угрожал мне и родственникам. Он хотел, чтобы ребенок жил с ним, но я была против.

Когда мы еще жили вместе, то с Раисом были однажды вместе в доме дяди Толи и тети Нины. Он, наверняка, видел эти иконы. Они у них висели на кухне и в зале. Впрочем, и в интернете были фотографии этих икон. На странице в «Одноклассниках» у дяди Толи с тетей Ниной были их фотографии, где на заднем плане были иконы.

После их убийства я встречалась с бывшим мужем, он выразил мне соболезнования в связи с их гибелью, дал 5 тысяч рублей, а потом неожиданно для меня заплакал. Говорил, что ему их очень жалко».

После задержания Раиса, он рассказал и показал тайник, куда спрятал похищенные иконы. В старой бане сыщики изъяли завернутые в холстины 7 старинных икон. После их оценки искусствоведческой экспертизы стала известна цена жизни двух пенсионеров — около 1,5 миллионов рублей. Однако задержанный обвинил во всем свою бывшую жену.

— Это она была инициатором похищения икон, — рассказывал он следователю. — Неоднократно жаловалась, что ей не хватает денег, что хочет жить в достатке. Мы даже развелись фиктивно для этого, чтобы потом никто на меня не подумал. Она была организатором нападения. Вместе с нами были еще двое мужчин. Имен их я не знаю, их привела Лена. И убийство совершал не я, а кто-то из них. Иконы жена хотела продать в Москве за 13 миллионов рублей, но не успела.»

Впрочем, показания Раиса на всем протяжении предварительного следствия неоднократно менялись. Сыщикам удалось установить, что вместе с ним нападение на пенсионеров Макаров совершила его 19-летняя знакомая Ольга. Она-то и рассказала следователям обстоятельства преступления.

— Он попросил меня съездить с ним, что-то забрать, — рассказывала она, — Что забирать и к кому ехать — я не знала. Перед тем, как поехали, Раис зачем-то скрутил номера с какой-то машины и поставил их на свою машину.

Мы приехали в Вознесенский район в какую-то деревню. Он пошел к дому и он стал разговаривать с хозяином. Тот позвал нас зайти. В доме была еще пожилая женщина. Потом Раис спросил его: любит ли тот татарскую колбасу. Мужчина ответил, что да.

Тогда Раис ушел из дома к машине, вернулся с сумкой, из которой неожиданно достал обрез. Стал угрожать. Заставил хозяев сесть и не сопротивляться, а мне сказал связать им руки скотчем, который был в сумке.

Потом сказал мне снимать со стен иконы и класть в сумку. Я была испугана и подчинялась. Потом он мне сказал нести ее к машине. Как он их убивал я не знаю.

Потом мы уехали оттуда, и о произошедшем больше никогда не говорили».

В сентябре 2017 года расследование уголовного дела было завершено и оно направлено для рассмотрения в Нижегородский областной суд.

Раис обвиняется в убийстве, сопряженном с разбоем и похищении документов. Ольга — в разбое.

Приговором суда злоумышленник по совокупности преступлений осужден к 24 годам лишения свободы с назначением дополнительного наказания в виде ограничения свободы, с учетом наличия у его соучастницы малолетнего ребенка, ей назначено наказание, не связанное с реальным лишением свободы, наказание отсрочено до достижения ее ребенком 14 летнего возраста.

Приговор в законную силу не вступил.


Copyright © "Криминальная хроника"

Ваш отзыв

Вставить изображение