Суд оправдал военного летчика разбившегося в Нижегородской области МиГа

После случившейся в 2018 году авиакатастрофы истребителя-перехватчика МиГ-31, упавшего неподалеку от военной авиабазы «Саваслейка», военное следствие обвинило катапультировавшегося пилота-инструктора в нарушении правил полетов.

Прокуратура пыталась доказать, что подполковник Андрей Халеев в критической ситуации по ошибке отключил правый двигатель самолета при неоднократных сигналах пожара в левом. Однако выживший летчик, которому грозил тюремный срок, был полностью оправдан военными судами.

Министерству обороны также отказали в иске на 35 млн руб., однако военное ведомство может попытаться в гражданском порядке взыскать с летчика стоимость разбившего истребителя.

Подробнее в материале Романа Кряжева «Коммерсант Приволжье»

Как стало известно “Ъ-Приволжье”, три судебные инстанции рассмотрели уголовное дело в отношении подполковника ВВС Андрея Халеева. Его обвиняли по ст. 351 УК РФ в нарушении правил полетов, которые привели к падению самолета и «подрыве боеготовности воинской части».

Расследование касалось крушения истребителя-перехватчика МиГ-31БМ, который 19 сентября 2018 года разбился в Кулебакском районе, возвращаясь из учебного полета на авиабазу в селе Саваслейка. В этой воинской части дислоцирован филиал IV Государственного центра подготовки авиационного персонала и войсковых испытаний Министерства обороны РФ.

Как сообщали в Минобороны сразу после падения истребителя, предварительной причиной аварии стала техническая неисправность самолета, а двое пилотов успели катапультироваться. Однако в ходе разбирательства военные следователи обвинили летчика Андрея Халеева в том, что истребитель разбился в результате его ошибочных действий.

По версии следствия, когда во время полета сработала сигнализация о пожаре в левом двигателе, пилот в нарушение инструкций не перекрыл подачу топлива и не включил огнетушитель, а перевел ручку двигателя в положение «Малый газ». Это привело к выключению звукового оповещения «Пожар левого двигателя», однако через две минуты вновь последовала команда о пожаре в левом двигателе.

По версии следствия, тогда пилот заглушил штатно работавший левый двигатель истребителя «по дополнительным признакам», не убедившись в том, что мотор действительно горит. Самолет продолжил полет на одном двигателе, но менее чем через минуту опять сработала голосовая сигнализация о пожаре в остановленном левом двигателе.

По версии следствия, после очередной команды о неисправности летчик по ошибке перекрыл кран подачи топлива в правый двигатель, тем самым выключив его и окончательно потеряв управление самолетом. После этого экипаж катапультировался.

Ущерб от разрушенного при падении МиГ-31БМ в Министерстве обороны оценили почти в 35,4 млн руб.

Материальные требования войсковой части на эту сумму были выдвинуты к Андрею Халееву в рамках уголовного дела, по которому ему грозило наказание до семи лет лишения свободы. На суде он отрицал нарушения требований по летной эксплуатации МиГа.
Нижегородский гарнизонный суд полностью оправдал подполковника, не найдя в его действиях состава преступления.

Изучив доказательства сторон, суд решил, что акт расследования аварии, а также многочисленные показания экспертов и свидетелей при многократных ложных срабатываниях сигнализации о пожаре левого двигателя исключают версию следствия о небрежности летчика.

Кроме того, гарнизонный суд указал, что летчик действовал в условиях крайнего дефицита времени, уводя самолет от поселка перед катапультированием.

Военная прокуратура обжаловала оправдательный приговор, считая, что пилот по собственной неосторожности погубил самолет, а команды на катапультирование от руководителя полетов не поступало.

Однако апелляционный военный суд оставил в силе оправдательный приговор, определив, что летчик «не осознавал ошибочности своих действий»: в экстремальных условиях он не мог сосредоточиться и предвидеть опасных последствий.

«Судом первой инстанции достоверно установлено, что Халеев действовал в условиях аварийной ситуации, связанной с непрекращающимся сигналом о пожаре, в условиях дефицита времени, нервно-психического напряжения и необходимости выполнения иных операций… в связи с необходимостью отвода воздушного судна от населенного пункта во избежание жертв и разрушений»,— указал Западный окружной военный суд.

Третья инстанция, кассационный военный суд в Новосибирске, также не стала отменять оправдательный приговор, оставив без рассмотрения заявленный к военному летчику иск на 35,4 млн руб.

Его адвокат Дмитрий Дьяченков не стал комментировать итоги судебных тяжб, предположив, что они еще не закончились: Минобороны в лице авиабазы в гражданском порядке может подать заявление о взыскании стоимости разбившегося истребителя.

Print Friendly, PDF & Email
Еще больше публикаций в нашей группе В Контакте Оперативнее получать новости - в наш Телеграм-канал
Добавить комментарий

Перед отправкой комментария, пожалуйста, помните об ответственности за размещение незаконного контента, в том числе и оскорблений

  1. Лосось

    Где Савостлейка, а где Новосибирск?

    Ответить
  2. Аноним

    Кассационный суд в новосибе

    Ответить
  3. Аноним

    много кто видел как летел этот самолет над Кулебаками,его звук был не такой как обычно что и заставило обратить внимание на самолет из окна,дыма от него не было,звук был похож на тот когда самолет выключает двигатели и они медленно теряют обороты.Видимо летчик все сделал по инструкции,вывел в безопасную зону птичку и успешно телепортировался,а может быть пожар был из за того что в саваслеечке барыжат керосинчиком и разбавляют его с чем то,и тех охбслуживание конечно же делает какойнить пьяный прапор раз в год?

    Ответить