Для просмотра страниц сайта на широкоформатном мониторе рекомендуем воспользоваться сочетанием клавиш "ctrl" + "+"
Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 18-ти лет
Среда, 23 октября 2019

За убитого в милиции сына нижегородка получит 300 тысяч рублей


Парня избили во время расследования дела о краже поросенка

Как сообщает МРОО «Комитет против пыток», Нижегородский областной суд оставил в силе ранее вынесенной Нижегородским районным судом решение о взыскании с Минфина РФ 300 тысяч рублей в качестве компенсации Анжеле Перепелице  за гибель её сына от рук сотрудников Арзамасского РОВД шесть лет назад.

Напомним, 24 августа 2005 года трое молодых людей — Шкурин Александр, Татаринов Андрей и Никишов Андрей — работали по найму в селе Пустынь Арзамасского района Нижегородской области.

Утром 24 августа Шкурин и Татаринов украли соседского поросёнка. На следующий день трое (включая Никишова Андрея) были задержаны следственно-оперативной группой (местным участковым, следователем ОВД Арзамасского района и оперативным сотрудником уголовного розыска ОВД Арзамасского района), после чего их доставили в ближайшее отделение милиции. В отделении села Чернуха парней опросили по поводу совершения кражи.

Не получив признательных показаний, милиционеры решили выбить их. Под предлогом того, что ребята якобы совершили административное правонарушение (появление в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения), милиционеры водворили их в камеру для административно-задержанных.

Затем начали по одному выводить их в разные кабинеты для дачи объяснений. Следователь, участковый и оперативник уголовного розыска, переходя из кабинета в кабинет, опрашивали задержанных. Сначала милиционеры просто предлагали молодым людям признаться в совершении кражи.

Первым был опрошен Андрей Никишов. Не получив от него признаний, участковый и следователь стали поочерёдно избивать его. Руководил «опросом» следователь. После продолжительных избиений сотрудники милиции надели на Никишова противогаз и перекрыли доступ воздуха.

Однако Никишов продолжал отрицать свою причастность к краже. После этого Никишова стали избивать резиновой палкой, руками и ногами. Так и не добившись признаний, Никишова отвели в камеру для административно-задержанных.

После этого опросили Татаринова, который, как и Никишов, отказался сознаться в краже. Его также стали избивать резиновой палкой, руками и ногами, требуя признательных показаний. После проведения «допроса с пристрастием» Татаринова отвели обратно в камеру.

Шкурина подвергли аналогичным избиениям, однако в этот раз милиционеры решили не применять своё излюбленное спецсредство — дубинку. Закончив опрос, который так и не дал результатов, сотрудники милиции неожиданно отпустили Шкурина, приказав ему ждать вызова на улице у дверей отделения милиции.

В это же время Татаринова вновь привели в кабинет для опроса. На очередной отказ Андрея признаться в совершении кражи милиционеры вновь ответили избиениями. После очередной порции пыток сотрудники милиции вновь отвели его в камеру.

Через 2 часа милиционеры ещё раз допросили Никишова. Под сильным психологическим и физическим воздействием Никишов указал, что кражу совершили Шкурин и Татаринов. После этого Никишова отпустили.

После этого милиционеры вернули Шкурина в кабинет и с новой силой принялись за пытки. Они стали наносить ему удары резиновой палкой по рукам и ногам. Не выдержав истязаний, Шкурин сознался в том, что он украл поросёнка совместно с Татариновым.

Затем Шкурина отвезли в с. Пустынь, на место совершения преступления. В нарушение всех норм УПК следователь провёл уточнение показаний на месте без участия понятых. По версии следствия, подписи понятых в протоколах следователь потом подделал.

Когда Шкурин совместно с милиционерами вернулись в отделение милиции с. Чернуха, следователь составил протоколы допроса Шкурина и Татаринова, которые они подписали. После получения столь долгожданных признаний следователь сказал ребятам, что им грозит 2 года лишения свободы.

Однако, в случае если «добрый» следователь «замолвит слово» перед судьей, то срок может быть условным. Взамен он потребовал 25 000 рублей.

Всю ночь Шкурин и Татаринов просидели в камере административно-задержанных. Поскольку помещение отделения милиции было небольшим, молодые строители отчётливо слышали, как милиционеры распивали алкоголь.

На следующий день около 16 часов Шкурина и Татаринова доставили в мировой суд г. Арзамас для рассмотрения дела об административном правонарушении.

После рассмотрения Шкурин и Татаринов явились в кабинет к следователю и сказали, что денег у них нет и им необходимо уехать в Нижний Новгород. Следователь сказал, что на сбор денег у них есть 10 дней.

По приезду в Нижний Новгород Шкурину стало хуже. 30 августа он был доставлен в больницу. После поступления соответствующей телефонограммы Шкурин был опрошен следователем прокуратуры. В этот же день Шкурин скончался в больнице.

Согласно выводам эксперта, смерть Шкурина наступила в результате травм, причинённых Шкурину за несколько суток до смерти.

В начале сентября прокуратурой Арзамасского района Нижегородской области по факту смерти Шкурина, а также нанесения телесных повреждений Татаринову и Никишову было возбуждено уголовное дело.

Прокуратура приложила все усилия к раскрытию этого не простого дела. В настоящий момент всем трём сотрудникам милиции предъявлено обвинение. Следователю ОВД Арзамасского района предъявлено обвинение сразу по четырём статьям УК РФ – пп «а», «б» и «в» ч.3 ст. 286 (превышение служебных полномочий, повлекшие существенное нарушения прав граждан с применением спецсредств, с причинением тяжких последствий), ч. ст. 302 (принуждение свидетеля к даче показаний путём применения угроз и иных незаконных действий со стороны следователя, соединённое с применением насилия, издевательства и пытки), ч. 2 ст. 303 (фальсификация доказательств по уголовному делу следователем), ч. 3 ст. 159 (покушение на мошенничество).

Участковому и оперативнику предъявлено обвинение по двум статьям уголовного кодекса: п.п. «а», «б» и «в» ч.3 ст. 286 (превышение служебных полномочий, повлекшие существенное нарушения прав граждан с применением спецсредств, с причинением тяжких последствий) и ч. 4 ст. 111 (причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть).

15 сентября 2006 года Нижегородский областной суд вынес приговор в отношении Бихтяева, Аржаткина и Шальнова — признанных виновными в избиениях подозреваемых в краже поросёнка Александра Шкурина и Татаринова Андрея, а также свидетеля Никишова Андрея. Суд признал, что вина Шальнова в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшим смерть, а также в превышении должностных полномочий полностью доказана.

Действия Аржаткина суд переквалифицировал, как подпадающие под часть 2 статьи 302 УК РФ (принуждение к даче показаний, соединённое с применением насилия). Бихтяев признан виновным по трём статьям УК РФ — принуждение свидетеля к даче показаний путём применения угроз, фальсификация доказательств по уголовному делу следователем, а также покушение на мошенничество.

Суд приговорил следователя Арзамасского РОВД Бихтяева к 12 годам, участкового оперуполномоченного Аржаткина к 6,5 годам, оперуполномоченного Шальнова к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

30 марта 2007 года, Коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев кассационную жалобу подсудимых, оставила её без удовлетворения.

 


Copyright © "Криминальная хроника"
***

Ваш отзыв

Вставить изображение