Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Пятница, 20 октября 2017

В процессе об убийстве полковника ФСБ всплывают новые факты


Свидетель обвинения перешел в защиту

Роман Кряжев                       «Коммерсант-Поволжье»

В Борском городском суде по делу о гибели в исправительной колонии ИК-11 полковника ФСБ Олега Ефремова был допрошен один из ключевых свидетелей обвинения Андрей Тогушев, на основании заявления которого были арестованы подсудимые — дежурная смена сотрудников колонии.

В ходе слушаний свидетель заявил, что дал ложные показания против них, опасаясь, что ему в колонии создадут невыносимые условия. Кроме того, обвиняемые озвучили суду данные проверки на детекторе лжи, а суд признал одно из доказательств следствия недопустимым.

В Борском городском суде продолжается процесс по делу о насильственной смерти в ИК-11 полковника ФСБ Олега Ефремова, обвинявшегося в торговле конфискованным чекистами героином. Напомним, его забили до смерти в ночь на 26 июня 2009 года в камере штрафного изолятора, куда он был помещен до суда.

В нанесении смертельных увечий бывшему начальнику следствия УФСБ обвинены четверо сотрудников колонии во главе с начальником отдела безопасности Алексеем Бобриковым и двое заключенных.

На очередном судебном заседании в суд по просьбе защиты неожиданно приехал свидетель обвинения Андрей Тогушев, бывший заключенный ИК-11, сидевший в одном ШИЗО с Олегом Ефремовым и освободившийся в начале этого года.

Гособвинитель Вера Вачина возражала против его допроса. «Это свидетель обвинения, он допрашивался в этом качестве, и я от него не отказывалась.

Все стороны имели возможность задать ему вопросы, и, на мой взгляд, передопрашивать его без моего согласия — это противозаконно», — заявила прокурор. Однако суд решил допросить свидетеля.

Андрей Тогушев рассказал, что заявление против обвиняемых сотрудников колонии написал под диктовку следователя. «Я не знал никого пофамильно и визуально. Какие фамилии мне назвали, такие я и написал», — сообщил свидетель. В реальности Андрей Тогушев, по его словам, не видел никого из обвиняемых, заходивших в помещение ШИЗО.

Он слышал за стенкой своей камеры громкие разговоры, звуки ударов и шум льющейся воды. Также свидетель видел, как из ШИЗО выходил и возвращался в изолятор заключенный Босов, свободно перемещавшийся по локальной зоне, и другой, незнакомый ему осужденный, которого позже он опознал по фотографии.

Напомним, Босов и еще один заключенный по фамилии Ильюшин на следствии фигурировали как засекреченные свидетели. Из колонии они освободились условно-досрочно и в Борском суде отказались давать показания, сославшись на ст. 51 Конституции РФ. Этих же «секретных свидетелей» ранее также обличали два обвиняемых по делу заключенных — Максим Архипов и Алексей Торопов.

Андрей Тогушев сообщил, что следователь говорил ему о виновности сотрудников ИК-11 и просил дать против них показания. Сам Тогушев, по его словам, оболгал сотрудников администрации колонии, опасаясь, что следствие может создать ему проблемы на зоне.

В итоге на основании именно его заявления об угрозах со стороны тюремной администрации летом 2009 года были арестованы пятеро сотрудников колонии, в том числе и Олег Соин — ответственный за «помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора» — камеру-одиночку, в которую был помещен Олег Ефремов.

Уголовное дело в отношении Олега Соина, который в СИЗО пытался покончить жизнь самоубийством, впоследствии было прекращено.

После допроса Андрея Тогушева мать убитого чекиста Людмила Ефремова заявила о том, что ее сына, который еще не был осужден, незаконно этапировали из следственного изолятора в колонию. Она потребовала повторно допросить военного следователя, принявшего решение о переводе сына, но суд ей в этом отказал.

Также в процессе подсудимый Алексей Бобриков зачитал данные исследования на полиграфе — на «детекторе лжи» сотрудников колонии протестировали на следующий день после гибели Ефремова.

Полиграф показал, что никому из впоследствии арестованных офицеров дежурной смены «со средней степенью достоверности не известен» убийца полковника Ефремова и обстоятельства самого преступления. Сомнения полиграф выявил только у инспектора по ШИЗО, с которого впоследствии были сняты обвинения в причастности к смерти чекиста.

На вчерашнем судебном заседании суд также удовлетворил ходатайство защиты проверить законность следственных действий в отношении обвиняемого Алексея Торопова, которого якобы без адвоката привозили в здание прокуратуры Нижегородской области, приковывали двумя наручниками к батарее и допрашивали под присмотром автоматчиков.

Кроме того, суд признал недопустимым доказательством видеозапись следствия с проверкой показаний Торопова в колонии. Следующее заседание суда назначено на 27 апреля.

 


Copyright © "Криминальная хроника"

Ваш отзыв

Вставить изображение