Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Среда, 18 октября 2017

Второй обвиняемый в смерти полковника ФСБ Ефремова развенчал версию следствия


Кроме того, из дела пропал диск с записями камер наружного наблюдения

«Комерсант-Нижний Новгород»

По громкому уголовному делу об убийстве в исправительной колонии № 11 подследственного полковника ФСБ Олега Ефремова был допрошен второй обвиняемый, заключенный Алексей Торопов. Он заявил, что оговорил себя и сотрудников администрации ИК-11 под давлением следствия, а к гибели чекиста причастны другие заключенные. Подсудимые попросили суд исключить данную Алексеем Тороповым явку с повинной и его показания на следствии, после чего прокурор взял время для консультаций с Генпрокуратурой.

В резонансном судебном процессе по делу о гибели в ИК-11 бывшего начальника следственного отдела нижегородского управления ФСБ Олега Ефремова был допрошен второй подсудимый, заключенный колонии Алексей Торопов.

Напомним, высокопоставленный чекист обвинялся в торговле конфискованным героином и до суда находился в камере ШИЗО колонии, где и был забит насмерть 26 июня 2009 года. В причинении ему смертельных увечий обвиняется дежурная смена ИК-11 из четырех офицеров во главе с начальником отдела безопасности Алексеем Бобриковым и двое заключенных — Максим Архипов и Алексей Торопов. Все они отрицают свою вину.

На нескольких судебных допросах подсудимый Алексей Торопов рассказал, что разбираться с чекистом по поводу его писем «о наркотиках и оружии», не устроивших заместителя начальника колонии Васильева, ходили не они, а другие заключенные — дневальный по ШИЗО Босов, у которого были ключи от изолятора и локальной зоны, и «авторитетный» зэк Ильюшин.

В результате ссоры чекист попытался задушить одного из них дужкой от кровати, а те избили его сначала в камере, а потом в душевой кабинке (ранее такие же показания дал обвиняемый Максим Архипов, Ъ писал об этом 11 марта). Оба человека, на которых указывают обвиняемые заключенные, давно освобождены условно-досрочно. На следствии они фигурировали как засекреченные свидетели под псевдонимами, а в суде отказались давать показания.

После допроса Алексея Торопова прокурор Вера Вачина огласила его явку с повинной и показания в ходе следствия, когда заключенный обличал сотрудников колонии, расписывая, как ходил вместе с ними в камеру к Олегу Ефремову и как его там жестоко били, замотав руки скотчем и подвесив к трубе.

В ответ обвиняемый заявил, что он оговорил себя и сотрудников колонии, написав показания под диктовку следователей и посланца из МВД России (по участию в деле оперативника департамента угрозыска МВД, не входившего в оперативно-следственную группу, на Бору сейчас проводится проверка — Ъ).

«Я психологически устал. Меня обещали посадить на 20 лет по 210-й статье (ст. 210 УК РФ «Организация преступного сообщества или участие в нем» — Ъ), найти отказные материалы и возбудить дела, в СИЗО пытались перевести в «пресс-хату», где выбивают нужные показания», — сообщил Алексей Торопов. Он также рассказал суду, что во время допросов его часами держали в тесном боксе и не кормили, отчего в СИЗО он похудел на 30 кг, а его условно-досрочное освобождение было отменено по инициативе следствия.

После допроса Алексея Торопова другие обвиняемые по делу попросили суд исключить протоколы следствия как недопустимые доказательства. Но суд не вынес никакого решения по этому ходатайству, дав прокурору время подготовиться. «Я сделала запрос в Генеральную прокуратуру и Верховный суд по поводу практики по таким ходатайствам об исключении доказательств», — отметила Вера Вачина. Защита обвинила ее в «затягивании дела».

Кроме того, на очередном заседании суда в Борском городском суде выяснилось, что в материалах дела отсутствует диск с записями видеокамер наружного наблюдения в день гибели подследственного чекиста.

По словам родственников подсудимых, несмотря на то, что накануне в колонии было плановое отключение электричества, эксперты впоследствии смогли восстановить видеофайлы, в том числе и с камер, снимающих внутреннюю обстановку в ШИЗО. По факту пропажи вещественного доказательства Алексей Бобриков потребовал возбудить уголовное дело, после чего суд поручил стороне обвинения разобраться с пропажей и найти диск.

Вчера гособвинение представило этот вещдок, однако из-за того, что его упаковку явно вскрывали и заново опечатывали, видеозапись смотреть не стали — подсудимые заявили о вероятности монтажа.

Следующее заседание суда назначено на 18 апреля.

Роман Кряжев

 

 


Copyright © "Криминальная хроника"

Ваш отзыв

Вставить изображение