Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Суббота, 19 августа 2017

Гарнизонный суд вынес приговор младшему сержанту, убившему рядового


Гизар Юсупов погиб в Мулино, не дослужив до «дембеля» всего две недели

Нижегородский гарнизонный военный суд вынес приговор по делу о гибели рядового Гизара Юсупова. В Башкирии, откуда парня призвали, трагедия получила большой резонанс. У Гизара было много друзей...  Его жизнь оборвалась на Мулинском полигоне. Солдата можно было спасти, но его сослуживцы в тот момент рядом спокойно пили пиво.

Гизар хотел служить. Хлюпиком он никогда не был. Окончил спортивную школу, увлекался баскетболом. Парень учился в колледже и мог воспользоваться отсрочкой, но когда пришла повестка, решил взять академический отпуск. «Через год вернусь и доучусь», — сказал он матери.

После учебки в Екатеринбурге рядового Юсупова направили в Нижний Новгород. В воинской части, дислоцированной в Сормове, он попал в разведроту. На жизнь не жаловался. Общительный парень быстро нашел друзей, и, кажется, служить ему было интересно.

На фотографиях, которые он выложил в Интернете, Гизар почти всегда улыбается: вот он с оружием, вот на лыжах, вот он, веселый, в компании сослуживцев. «Чем ближе дембель, тем симпатичнее становишься», «Любим, возвращайся скорее!» — писали в ответ девчонки. «Привет, боец! Еще немного осталось?», «Служи Родине, служи России. Мы ждем патриота», — напоминали о себе друзья. Последний раз Гизар выходил с ними на связь 25 мая. А через три дня его не стало.

На Мулинском полигоне заканчивались учения. Из Сормова направили 30 военнослужащих для охраны лагеря и обеспечения его свертывания. С рядовыми были три младших сержанта и офицер. В ночь на 29 мая, разделившись на две группы, они находились в разных концах лагеря. Десять бойцов, среди которых был Гизар Юсупов, остались под началом двух младших сержантов.

Нижегородский гарнизонный военный суд пришел к выводу, что дальнейшие события развивались так. Солдаты собрались в каптерке и... стали пить пиво. Как оно оказалось на территории военного лагеря, неизвестно.

После выпитого один из младших сержантов стал вдруг придираться к рядовому Юсупову. До сих пор, как установило следствие, конфликтов между ними не было, однако теперь градус напряжения оказался настолько высок, что младший сержант Файда приказал Юсупову выйти на улицу для продолжения разговора.

— С ними вышли еще три человека, — рассказал нам помощник судьи Нижегородского гарнизонного военного суда Антон Воробьев. — Между Файдой и Юсуповым возникла перепалка, и младший сержант вдруг дважды ударил рядового кулаком в лицо. Один из наблюдавших Файду оттащил, начал успокаивать, но тот вырвался, снова подбежал к Юсупову и нанес удар в голову. Тот упал, а младший сержант, сев сверху, еще не меньше шести раз ударил его в области головы и шеи.

Наверняка можно было вмешаться, предотвратить это побоище. Но никто не вмешался. Рядовой лежал на земле без движения, Файду увели в каптерку, а через некоторое время занесли и Гизара. Но никто не вызвал «скорую».

— Товарищ младший сержант не велел, он сказал, что Юсупов скоро придет в себя, — оправдывались потом бойцы. — Мы ему поверили.

Вызов врачей мог взять на себя другой младший сержант, но и он решил, что рядовой отлежится и все будет в порядке. Компания продолжила пить пиво. Гизар пролежал с часу ночи до шести утра, пока в палатку не пришел офицер.

Старший лейтенант попытался привести Юсупова в чувство, но он не подавал признаков жизни. Прибывшей бригаде «скорой помощи» оставалось только констатировать смерть рядового. У него был перелом шейного позвонка с кровоизлиянием. Гизару оставалось служить две недели...

Позже на суде специально вызванный эксперт скажет, что если бы Юсупову была оказана медицинская помощь в течение часа после случившегося, он с наибольшей вероятностью остался бы жив.

Георгию Файде было предъявлено обвинение в превышении служебных полномочий, повлекшем тяжкие последствия, и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть потерпевшего. Он признал вину только в превышении полномочий.

По его словам, у него не было умысла причинить Гизару тяжелые травмы. Однако, по мнению суда, факты говорят об обратном. У младшего сержанта была возможность прекратить избиение, когда его оттащили, но он вырвался. Кроме того, удары были нанесены в жизненно важные органы и с большой силой.

Свидетелей, к тому времени уже отслуживших, в суд вызывали из Московской, Челябинской, Мурманской и других областей. Некоторые из них под разными предлогами пытались уклониться от участия в процессе. Судебным приставам пришлось доставлять их принудительно.

Они не смотрели в глаза матери Гизара. У женщины после случившегося сильно пошатнулось здоровье. Гизар был ее единственным сыном. Его отец умер, когда мальчику было 4 месяца, и женщина воспитывала сына одна. Он был смыслом ее жизни. Она отпросилась из больницы и приехала на суд в Нижний Новгород. В последнем слове 20-летний подсудимый извинился перед ней, но женщина его извинения не приняла.

Обратившись к суду, она попросила приговорить его к максимально суровому наказанию. Файда получил 8 лет колонии строгого режима. Кроме того, он должен выплатить матери погибшего 19-летнего солдата 1 миллион рублей в качестве компенсации морального вреда. Женщине приговор показался слишком мягким.

Командованию части было внесено представление об устранении нарушений в работе с личным составом. После трагедии уволили нескольких офицеров.

На странице Гизара Юсупова в Интернете до сих пор появляются записи от его друзей. В социальной сети у него их было больше 160: «Жизнь несправедлива, этого не должно было быть», «Ты навечно в наших сердцах», «Ты был добрейшей души человек. Твоя крепкая дружба запомнится навсегда».

Для них он по-прежнему жив. И только несчастную мать уже ничто никогда не сможет утешить. Добавим, что мать Георгия Файды после случившегося также оказалась в больнице в тяжелом состоянии.

Юлия Полякова   «Нижегородская правда»

 


Copyright © "Криминальная хроника"

Ваш отзыв

Вставить изображение