Нижегородец отсудил у психбольницы право идти в армию

Врачи незаконно вносили записи в его медкарту о якобы проводимом лечении

Житель Дзержинска Дмитрий Н. к своей перспективе стать защитником Родины относился весьма положительно. И когда в 2008 году ему подошел срок встать на первоначальный воинский учет, он даже решил пойти на курсы подготовки водителей, которые организовал военкомат. Но, к его удивлению, в автошколу ему путь оказался заказан. Дмитрий со справкой, свидетельствующей о том, что он с 2001 года стоит на учете в психдиспансере, стал кандидатом на получение так называемого белого билета, и служить в рядах нашей доблестной армии ему не светило.

Для родителей Дмитрия это тоже стало неприятной новостью, хотя они потом вспомнили об инциденте, который произошел с их сыном в возрасте 9 лет.

— Сын учился в третьем классе, и у него возник конфликт с классным руководителем. Мальчик, как утверждала учительница, не выполнял ее указаний и не соблюдал дисциплину. Педагог считала, что мой сын болен, и настаивала на том, чтобы я показала его детскому психиатру, — рассказывает мама Дмитрия.

Женщине не хотелось обострять конфликт с классной дамой, который мог закончиться переводом сына в другую школу.

— На приеме у врача в психоневрологическом диспансере города Дзержинска, — вспоминает женщина, — я сразу заявила, что никаких жалоб у нас нет и мы пришли только по настоянию учителя. Врач поговорил с Димой, дал мне подписать какие-то бумаги, и мы ушли. Никаких лекарств сыну не прописали, и больше мы никогда к врачу-психиатру не обращались.

Медицинское чтиво

Оправившись от первого шока, семья решила восстановить справедливость по отношению к Дмитрию.

— Амбулаторная карта сотрудниками психоневрологического диспансера города Дзержинска была мне выдана только спустя несколько месяцев после моего обращения, — напишет позже в исковой жалобе в суд сам юноша. — Она была не прошита и не пронумерована надлежащим образом, разобрана по листам, поэтому у меня нет уверенности, что карта была предоставлена в полном объеме.

По утверждению Дмитрия, в медкарте он нашел много интересного для себя, в том числе и записи о лечении, которое, надо полагать, проводилось без его присутствия. И получалось, что Дмитрий до своего совершеннолетия (ноябрь 2009 года) находился под ежегодным наблюдением, которое проводилось путем его осмотра и получения информации от учителей и администрации школы, которую он успел сменить…

Как потом показала проверка Росздравнадзора по Нижегородской области, куда обратились дзержинцы, факты нарушений законодательства в основном подтвердились.

В 2008 году медкомиссия военкомата отправила Дмитрия на обследование в психоневрологический диспансер для получения акта заключения. Однако комиссией диспансера диагноз установлен не был, запись о нем сделана со знаком вопроса. Юноше было рекомендовано пройти стационарное обследование, когда наступит год призыва. Кстати, по утверждению Дмитрия, и во время этой комиссии врачи его не осматривали.

На следующий год Дмитрий с матерью пришли в диспансер и отказались от наблюдения и консультативно-лечебной помощи.

Как потом на суде заявил представитель облвоенкомата, Дмитрию в 2010 году при прохождении призывной комиссии была поставлена категория «временно не годен», но от обследования он отказался.

— Если есть сомнения в диагнозе, то призывники проходят дообследование, заключение военной комиссии обжалуется, но Дмитрий действия комиссии не обжаловал, обследование в областной комиссии не проходил. В результате до конца призывную комиссию не прошел, — утверждал он.

Вердикт — «годен!»

На тот момент ни сам Дима, ни его родители уже не верили врачам, поэтому и решили обратиться суд. В своем судебном иске Дмитрий просил признать записи в его амбулаторной карте недействительными и незаконными, в том числе неверным и поставленный ему диагноз. В качестве возмещения морального вреда он просил суд взыскать с диспансера 150 тысяч рублей, а также наказать виновных медработников, решить вопрос о соответствии их занимаемой должности.

Кстати, на суде врач-психиатр утверждала, что она несколько раз звонила матери Дмитрия и просила прийти, чтобы решить вопрос о наблюдении, но та отказывалась. Дескать, если бы было заявление матери, то наблюдение было бы прекращено. Сама же она наблюдала мальчика, поскольку у нее были сомнения в его поведении, и считала себя обязанной вести наблюдение для подачи в дальнейшем сведений в военкомат.

Родителям Дмитрия стало известно, что врачу, которая «наблюдала» их сына, лишь урезали квартальную премию. Кстати, они даже писали заявление в милицию о проверке деятельности врачей диспансера, но участковый уполномоченный в возбуждении уголовного дела отказал, ввиду того что «умысла на ложный донос у врача не было».

В итоге Дзержинский городской суд в октябре 2011 года вынес решение признать действия медработника диспансера по производству записей в медкарте без личного обращения незаконными, а сами записи 2002 — 2007 годов недействительными. Кроме того, суд взыскал с диспансера в пользу Дмитрия компенсацию морального вреда в сумме… 1 тысяча рублей.

Решениесуда диспансер оспаривать не стал. Оно вступило в силу, и буквально через месяц Дмитрия призвали в армию. Сейчас он благополучно служит в элитных войсках. Между тем семья нынешнего военнослужащего считает, что виновные в этой ситуации не получили справедливого наказания, а правоохранительные органы бездействуют.

— Водительские права и разрешение на оружие мой сын так и не успел получить, ведь после суда его сразу же забрали в армию. Думаю, что вся эта история еще не закончилась. Я даже точно не знаю, сняли ли с сына диагноз, ведь нас так и не уведомили об этом, никаких бумаг не прислали. Можно предположить, что если взяли в армию, то, наверное, сняли…

Между тем судом установлено, что по результатам проверки областного минздрава какого-то психического расстройства у Дмитрия нет (диагноз был лишь предположительным) и на учете в диспансере он не стоит.

Ольга Макарова   «Нижегородские новости»

P. S. Родители Дмитрия решили рассказать обо всем этом, дабы другие в такой же ситуации не растерялись. Эта история вошла и в доклад уполномоченного по правам человека в Нижегородской области за 2011 год, который в ближайшее время будет опубликован.

Комментарии «НН»

Татьяна КУРАНОВА, начальник отдела по взаимодействию с органами исполнительной власти и органами местного самоуправления ГУ МВД России по Нижегородской области, полковник полиции:

— Учитель не имеет права настаивать на том, чтобы родители отвели ребенка к психиатру. Поставить какой-либодиагноз ребенку, принять решение о его переводе в коррекционную школу или на домашнее обучение имеет право только медико-педагогическая психологическая комиссия, которая существует при каждом муниципалитете. Многие дети сейчас ведут себя на уроках недисциплинированно, но это можно отнести и к их гиперповышенной активности. И первое, что обычно делают учителя, — приглашают родителей таких учеников посидеть на уроке. Если у них появятся сомнения в поведении своего ребенка, то для начала им можно обратиться к психологу, который уже даст совет.

Print Friendly, PDF & Email
Еще больше публикаций в нашей группе В Контакте
Добавить комментарий

Перед отправкой комментария, пожалуйста, помните об ответственности за размещение незаконного контента, в том числе и оскорблений