Для просмотра страниц сайта на широкоформатном мониторе рекомендуем воспользоваться сочетанием клавиш "ctrl" + "+"
Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 18-ти лет
Понедельник, 20 мая 2019

Дело Сорокина: допрос Новоселова и болезнь Маркеева


Судью снова обвинили в предвзятости

На одиннадцатом по счету судебном заседании по уголовному делу экс-главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина и бывших сотрудников угрозыска суд волевым решением остановил рассмотрение многочисленных ходатайств защиты.

Адвокаты в пятый раз заявили отвод судье Екатерине Кислиденко, обвинив ее в нарушении ключевых принципов судопроизводства. ­Подсудимому Роману Маркееву, которого доставили в суд из тюремной больницы, дважды вызывали «скорую».

Несмотря на многочисленные протесты и возражения защиты, судья довела заседание до допроса потерпевшего Александра Новоселова, который рассказал, как в 2004 году его вывозили в лес и добивались показаний об обстоятельствах покушения на Олега Сорокина.

Подробнее в материале Романа Кряжева    «Коммерсант Приволжье»

Очередное судебное заседание по делу экс-главы города Олега Сорокина и бывших его сотрудников МВД Евгения Воронина и Романа Маркеева, обвиняемых в похищении в 2004 году Александра Новоселова, началось с вызова «скорой».

Болеющий сахарным диабетом бывший оперуполномоченный угрозыска Роман Маркеев лежит в больнице СИЗО. На прошлой неделе его увезли из суда с высоким давлением и повышенным сахаром в крови. Тем не менее конвой снова привез его в суд в сопровождении тюремного медика. Обвиняемый заявил, что ему плохо, он не понимает, о чем говорят в процессе.

Дважды суд вызывал врачей, которые мерили давление Роману Маркееву. Как позже рассказал Олег Сорокин, в конвойной комнате бывшему оперу дважды делали уколы, защитники Маркеева рассказали, что ему много раз давали валерьянку и он не вполне осознает задаваемые вопросы.

Однако суд со ссылкой на данные о давлении и пульсе обвиняемого посчитал, что обвиняемый может принимать участие в судебных заседаниях и более на его жалобы не реагировал. Заявленное на прошлом заседании ходатайство защиты о передаче уголовного дела по подсудности в Нижегородский областной суд для закрытого рассмотрения из-за наличия секретных материалов, относящихся к «оперативному эксперименту» 2004 года, в рамках которого Александра Новоселова вывозили в лес, было отклонено.

Прокурор и судья зачитали ответы из ГУ МВД по Нижегородской области за подписью начальника следствия Равиля Белева, из которых следовало, что 375 листов с грифами «Секретно» (в том числе данные личных дел полковника Евгения Воронина и Романа Маркеева.— “Ъ-Приволжье”) в полиции были рассекречены при их передаче следователю СК и штампы об этом стоят на хранящихся в полиции оригиналах документов.

Судья Екатерина Кислиденко не дала защитникам посмотреть и скопировать эти ответы, сославшись на служебную переписку, а ходатайство адвоката Андрея Юдина назначить в ФСБ экспертизу по поводу статуса секретности конкретных документов даже не стали рассматривать. «Ваша честь, вас обманули! Я знаю, как рассекречиваются материалы из личного дела»,— заявил подсудимый Воронин.

В итоге суд решил больше никаких ходатайств защиты на этой стадии не рассматривать и приступить, наконец, к допросу Александра Новоселова, который предусмотрительно вышел к трибуне. Но решение судьи вызвало бурю эмоций у адвокатов, которые стали обвинять судью в предвзятости, нарушении принципов состязательности и имитации судебного процесса.

Екатерине Кислиденко был заявлен пятый по счету отвод. Потерпевший и прокурор возражали. По словам гособвинителя Елены Шкаредной, с начала процесса судья рассмотрела 78 ходатайств защиты, и адвокаты злоупотребляют своим правом, голословно обвиняя суд. В итоге судья Кислиденко в очередной раз отказала выводить себя из процесса, и суд все-таки перешел к допросу Александра Новоселова.

Снова выйдя на трибуну, он рассказал, как 7 апреля 2004 года его «всю ночь» допрашивали в Нижегородском ГУВД по делу о покушении на Олега Сорокина, который на тот момент был предпринимателем (машину бизнесмена в 2003 году расстреляли из автомата на загородной дороге).

Под утро, по словам потерпевшего, его отпустили, и полковник Воронин предупредил, что «Сорокин человек серьезный» и с Новоселовым может случиться что угодно, вплоть до физического устранения. Затем Александр Новоселов подробно рассказал, как по пути на работу его выследили на принадлежащем Олегу Сорокину «Мерседесе», насильно усадили в машину и, сковав наручниками, отвезли в лес недалеко от трассы М-7.

Там четверо неизвестных (среди которых впоследствии был рассекречен и опознан лишь оперативник Роман Маркеев как участник «оперативного эксперимента».— “Ъ-Приволжье”) дождались джипа, из которого вышли Олег Сорокин и неизвестный в черном камуфляже, берцах и балаклаве. Они избили Александра Новоселова, причем особенно старался мужчина в маске.

Олег Сорокин задрал свой свитер и, показав два шрама на теле, обвинил Новоселова в покушении на свою жизнь, требуя рассказать о его роли в этом преступлении. А именно, что Александр Новоселов делал в феврале 2004 года в поселке Окском и какие указания получал в служебном кабинете начальника штаба Приокского РОВД Александра Дикина (впоследствии он и его брат Михаил Дикин, бывший на тот момент вице-спикером заксобрания, были осуждены как организаторы покушения.— “Ъ-Приволжье”).

На лесной поляне Александра Новоселова, по его словам, не только избивали, но также душили целлофановым пакетом и пытались засунуть ствол пистолета в рот. А когда Олег Сорокин достал из багажника джипа топор, потерпевший, по его словам, понял, что его могут убить, и согласился дать любые показания. Ему дали бумагу с ручкой, и в салоне «Мерседеса» он под видеосъемку написал показания против братьев Дикиных.

«Сорокин мне сказал: „Дашь такие же показания Воронину под протокол для прокурора, еще и денег получишь“»,— рассказал Александр Новоселов. После этого, по словам потерпевшего Новоселова, его привезли к зданию Нижегородского ГУВД, у крыльца машину встречали начальник отдела угрозыска Евгений Воронин и сотрудник милиции Олег Сгибнев.

По словам потерпевшего, при выходе из «Мерседеса» ему пришлось переползать через колени похитивших его мужчин, так как те не хотели выходить из салона и «светиться перед камерами» милицейского управления. «Я даже хотел вцепиться и вытащить одного их них, но пока думал, машина уже уехала», — добавил Александр Новоселов.

На этом допрос Александра Новоселова суд приостановил, решив не засиживаться допоздна, как на предыдущих заседаниях. Потерпевший продолжит давать показания 18 января

18 январяРоман Маркеев, который болен сахарным диабетом и которому 16 января в суд дважды вызывали «скорую», снова пожаловался на плохое самочувствие. «Скорая» вновь приехала в суд, врач измерил давление, тонометр показал 160 на 100, пульс был стабильным.

Врач написал в справке, что Роман Маркеев может принимать участие в заседании, однако он отказался выходить в зал суда из конвойной, где проходил осмотр.

Суд объявил перерыв, после которого Романа Маркеева вновь обследуют врачи.

***

«Криминальная хроника» ранее неоднократно рассказывала про дело Олега Сорокина и Евгения Воронина.


Copyright © "Криминальная хроника"
***

Ваш отзыв

Вставить изображение