Для просмотра страниц сайта на широкоформатном мониторе рекомендуем воспользоваться сочетанием клавиш "ctrl" + "+"
Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 18-ти лет
Среда, 18 сентября 2019

Дело Олега Сорокина: допрос свидетелей защиты


Заседание 20 февраля

20 февраля 2019 года, Нижегородский районный суд продолжил рассматривать дело, по которому обвиняются экс-глава Нижнего Новгорода Олег Сорокин и бывшие офицеры милиции Евгений Воронин и Роман Маркеев, в качестве потерпевшего в процессе участвует Александр Новоселов.

Подробнее в материале корреспондентов «Столица Нижний»:

08:42
Напомним, на вчерашнем заседании защита заявила много ходатайств и несколько десятков возражений на действия председательствующего. Посчитав, что это направлено на затягивание процесса, судья заявила, что время на представление доказательств сразу всей защитой будет ограничено до 13:00 20 февраля.
08:50
Вчера защита Сорокина уведомила суд о том, что вызвала в суд ряд свидетелей. Документы, подтверждающие приглашения в судебное заседание, переданы суду. Предполагается, что сегодня защита Сорокина начнет представление доказательств по делу.
09:06
Судебное заседание возобновилось. Сегодня в зале отсутствуют участники процесса Кравченко, Лебедев, Артемьев, Горгадзе, Серебряная, прокурор Трусова.
09:08
Адвокат Бастраков снова заявляет ходатайство об освобождении защитников Коптелова и Каталымовой от участия в процессе. Суд снимает ходатайство с обсуждения как повторное.
09:11
Адвокат Нагорный заявляет ходатайство о допросе свидетеля, явившегося в суд. Это Михаил Юрьевич Романычев, который в 2012 году возглавлял департамент архитектуры и градостроительства администрации Нижнего Новгорода.
09:16
По словам свидетеля, в обязанности директора департамента архитектуры и градостроительства в то время входило рассмотрение различных земельных участков на территории города и способов их использования с точки зрения градостроительного развития.
09:18
Нагорный: кто в 2012 году в руководстве города принимал решение о строительстве заправок на территории города?
Романычев: это делалось коллегиально. Вообще, в городе была целая программа по выделению земельных участков, в том числе под строительство заправок. Эти участки публиковались на сайте, и любой мог подать заявку. Потом эти заявки передавались в инвестсовет. Одного лица, которое бы принимало решение, не было.
09:21
Нагорный: а администрация города принимала решения по выделению участков или заключала договоры?
Романычев: это были полномочия областного правительства.
Нагорный: какое должностное лицо в то время подписывало распоряжение о направлении участка на использование?
Романычев: там много разных органов принимало участие в выделении участков, много разных согласований было.
09:23
Нагорный: а глава города мог влиять на выделение земельных участков под застройку?
Романычев: такого не было, чтобы Сорокин интересовался конкретными участками, но он имел право, как и все депутаты гордумы, вносить предложения по использованию тех или иных участков, эти предложения рассматривались в общем порядке.
09:27
Нагорный: какие-либо руководители города вообще интересовались выделением участков под строительство заправок, делали предложения по такому использованию?
Романычев: нет, это было невозможно, такие предложения делались специалистами.
Нагорный: я правильно понимаю, что любое заинтересованное юридическое лицо могло обратиться в администрацию города о выделении участка под строительство заправок?
Романычев: теоретически могли, но таких участков в распоряжении муниципалитета практически не было, это была юрисдикция области.
09:31
Сорокин: как часто строительство заправок вблизи жилищного строительства вызывало протесты жителей?
Романычев: я такого не помню.
Сорокин: жители узнали бы, если бы у них под окнами планировалась заправка?
Романычев: этот вопрос выносился на публичные слушания, они были открытыми.
Сорокин: а часто ли жители были несогласны с решением что-то построить на территории жилищного строительства?
Романычев: такие случаи были.
09:33
Сорокин: часто ли по итогам публичных слушаний вносились изменения в план застройки или градостроительную документацию?
Романычев: да, такое было, например, изменения красных линий и другие.
Сорокин: я верно понимаю, что строительство заправок требует сложной открытой процедуры согласования?
Романычев: да, через публичные слушания и другие согласования с органами власти.
09:38
Сорокин: при рассмотрении вопроса о выделении земельных участков на инвестсовете собирались заключения от разных органов власти, в том числе администрации города по этому поводу. Эти заключения носили произвольный или аргументированный характер?
Романычев: да, это были заключения от разных ведомств и служб, в том числе коммунальных, со ссылками на нормативы и законы.
Сорокин: заключение какой либо службы или ведомства носило приоритетный характер, чтобы по нему только могло быть принято или отменено решение?
Романычев: нет, такого быть не могло, если поступали замечания, то они рассматривались в общем порядке.
09:42
Сорокин: а на областном уровне какая структура выполняла сходные вашим функции?
Романычев: да, департамент градостроительного развития территорий при Мининвесте.
Сорокин: могло быть, чтобы этот департамент и ваш расходились во мнениях по использованию участков?
Романычев: да, часто было, это всегда обсуждалось публично.
Сорокин: если на один участок поступали несколько заявок, то как поступали?
Романычев: тогда участок выносился на конкурс.
09:44
Сорокин: вы помните на вашей практике, чтобы кто-то приходил и просил у администрации города участки под строительство заправок?
Романычев: я такого не помню.
09:46
Сорокин: верно ли я понимаю, что выделение участков под строительство заправок курировал Мининвест?
Романычев: да.
Сорокин: а кто в тот момент возглавлял Мининвест?
Романычев: не помню.
Сорокин: вы мне подчинялись?
Романычев: нет, я подчинялся замглавы администрации.
09:49
Шкаредная: а кто был замглавы администрации в тот момент?
Романычев: Миронов.
Шкаредная: вы знаете, что он работал до этого в «Столице Нижний»?
Романычев: я знал об этом из СМИ.
09:53
Шкаредная: планерки при главе города проводились?
Романычев: проводились совещания специализированные.
Шкаредная: что там обсуждалось? Выделение участков обсуждалось?
Романычев: там более широкие вопросы обсуждались, например, развитие районов и т.п.
Шкаредная: какие-то решения по итогам этих совещаний принимались?
Романычев: составлялся протокол, оформлялись конкретные поручения.
09:54
Шкаредная: вам знаком Инградстрой?
Романычев: да, организация занималась строительством, участвовала в аукционах.
09:56
Шкаредная: охарактеризуйте Сорокина.
Романычев: он очень компетентен, всегда высказывал аргументированную точку зрения, но прислушивался и к другим.
09:58
Сорокин: на этих совещаниях обсуждалась ли программа волнового переселения? Строительство детских садов?
Романычев: да, обсуждалась.
Сорокин: какие еще программы обсуждались?
Романычев: многие программы, например, строительство ФОКов.
Сорокин: а строительство конкретных заправочных станций?
Романычев: нет, такое не обсуждалось.
09:59
Сорокин: а Миронов к вам или я лично к вам обращался по поводу выделения участков?
Романычев: нет, никогда.
Сорокин: а депутаты гордумы в этих заседаниях участвовали?
Романычев: как правило, да.
10:01
Сорокин: а решения, которые принимались на совещаниях, касались выделения конкретных участков?
Романычев: нет, такие решения носили консультационный характер, конкретные участки обсуждались на инвестсовете.
10:04
Богдан: какой характер имели решения инвестсовета?
Романычев: тоже рекомендательный характер.
Сорокин: а для инвестсовета технические условия заранее готовились?
Романычев: да, в том числе наш департамент принимал в этом участие.
Сорокин: я верно понимаю, что потенциальный инвестор уже мог понять, что за технические условия?
Романычев: да, для этого технические условия и делались, чтобы инвестор мог понять, на какие реcурсы он может рассчитывать.
10:08
Сорокин: а какое число решений инвестсовета не исполнялись в итоге?
Романычев: на моей памяти процентов 30. Например, было такое, что инвестор потом пропадал, так что решение отменялось и участок снова выставлялся.
Сорокин: инвестор приглашался на заседание?
Романычев: да, он мог даже выступить, ему задавали вопросы, он пояснял что-нибудь.
Сорокин: то есть процедура инвестсовета была понятной не только для участников, но и для инвесторов?
Романычев: да, конечно. Там даже пресса всегда присутствовала, а все заседания записывались.
10:09
Сорокин: в случае когда инвестор затягивал с реализацией проекта, инвестсовет давал ему возможность выступить со своей точкой зрения?
Романычев: да, были такие случаи.
10:13
Судья: вы сказали, что занимались предложениями по проектам планировки и межевания. Вы сами занимались?
Романычев: этим занимались проектные организации, мы лишь проверяли их на соответствие документации.
Судья: с теми заявками от специалистов, которые поступали к вам, поступали ли проекты планировки и межевания?
Романычев: нет.
Судья: а Сорокин имел доступ к ППМ конкретных территорий?
Романычев: при желании мог.
10:16
Шкаредная: если ППМ уже есть, то с инвестора требуются предложения по планировке?
Романычев: если он не согласен с ППМ, то он может внести изменения.
Шкаредная: вы сказали, что ППМ в открытом доступе. Это для кого?
Романычев: для специалистов администрации.
10:17
Нагорный: а заседания депутатских комиссий, на которых обсуждались проекты, были открытыми?
Романычев: да.
10:19
Сорокин: проект планировки и межевания — это вообще доступный документ?
Романычев: да, если он принят, то он публичный документ. Он утверждается постановлением главы администрации города, размещается на сайте администрации.
Сорокин: то есть любой житель может его увидеть и задать по нему вопросы?
Романычев: да, конечно.
10:21
Судья: вы пояснили, что когда проект принят, он доступен, он утверждается главой администрации. А когда проект не принят, он доступен?
Романычев: нет.
Судья: а кто в тот момент был главой администрации города?
Романычев: Кондрашов.
10:22
Больше вопросов к свидетелю нет. Объявлен технический перерыв 10-15 минут.
10:40
Судебное заседание возобновилось. В зале после перерыва присутствует адвокат Артемьев.
10:44
Адвокат Богдан сообщает, что в мае 2018 года он заключил соглашение с Институтом русского языка имени А.С. Пушкина на проведение лингвистической экспертизы документов из материалов дела — разговоров Сорокина с фигурантами дела, также результатов прежних экспертиз, которые проводились по заказу следствия.
10:48
Эксперт — Михаил Андреевич Осадчий, проректор по науке Института Пушкина, профессор кафедры общего и русского языкознания, специалист по словообразованию современного русского языка и судебной лингвистике. Он приглашен в качестве свидетеля и приехал в суд. К делу приобщается его заключение специалиста.
10:51
Прокурор Шкаредная возражает против того, чтобы рассматривать итог лингвистического исследования видеозаписи Новоселова в сауне, которая в суде не исследовалась. Суд соглашается с прокурором, свидетель не будет говорить по этому поводу.
10:53
Свидетель Осадчий приглашен на судебное заседание.
10:57
Осадчий выдал заключение специалиста по поводу имеющейся в материалах дела экспертизы. Он поясняет методику проведения анализа.
11:00
Исследовались фонограммы и результаты экспертизы, проведенной экспертом Громовой, разговора Сорокина, Садекова и Хана 12 марта 2013 года. Исследовалось также соответствие экспертизы Громовой требованиям закона.
11:06
От редакции: наблюдая за поведением судьи и прокурора Шкаредной во время рассказа специалиста, мы делаем предположительный вывод о том, что они переписываются между собой, причем о чем-то веселом: и судья, и гособвинитель не могут сдержать улыбок. Мы не можем предположить, что их так развеселило в словах эксперта.
11:08
Профессор Осадчий тем временем делает подробный смысловой анализ разговора в Каннах.
11:13
Профессор Осадчий разбирает саму коммуникативную ситуацию разговора. Так, он демонстрирует, как Хан уходит от ответов на прямые вопросы Сорокина. Эксперт делает вывод о том, что у Сорокина и Хана нет общей коммуникативной основы, общей прецедентной базы. Это подтверждает то, что они говорят о разном, т.е. ориентируются на разный смысл одних и тех же фраз. Сорокин воспринимает Хана как инвестора.
11:19
Осадчий демонстрирует, что «предложение» со стороны Сорокина Хану, о котором говорит на встрече Хан, связано исключительно с отношением Сорокина к Хану как потенциальному инвестору, т.е. речь идет о приглашении участвовать в аукционах.
11:24
По словам профессора, участники разговора несколько раз повторяют, что «сутяжничать» никто не хочет. Эксперт обращает внимание на то, что в словах Сорокина нет никаких побуждений, он в речи использует много условных конструкций, которые не имеют побудительной силы, лишь констатирует факты. Именно в таком ключе Сорокин говорит о жалобах Хана в ФАС.
11:26
По словам эксперта, Сорокин в разговоре не разделяет свою личную позицию от официальной позиции главы города.
11:27
Профессор Осадчий обращает внимание, что Хан в разговоре настойчиво повторяет одни и те же конструкции, вопросы, которые провоцируют Сорокина на определенные ответы.
11:32
Эксперт в своем заключении приводит таблицу сопоставлений разговора Садекова и Хана с предыдущим разговором их же с участием Сорокина. Садеков с Ханом обсуждают некую сумму, о которой якобы была договоренность, но в разговоре с Сорокиным никаких взаимных гарантий эксперт не обнаружил.
11:34
Профессор Осадчий выдвигает в своем заключении две экспертные версии: 1. Садеков и Хан забыли, о чем они только что говорили. 2. Они пытаются представить для неких внешних слушателей, что они якобы именно это обсуждали ранее.
11:36
Эксперт отмечает, что в разговоре с Ханом Садеков имеет собственные интересы. Он лишь пытается представить себя в качестве посредника, но на самом деле имеет собственные интересы. По словам профессора, Садеков не хотел, чтобы Сорокин слышал разговор о деньгах.
11:43
Профессор Осадчий показывает, что эксперт Громова не дает анализа коммуникативной ситуации, а повторяет выводы, которые почерпнуты из задания, сформулированного следователем.
11:45
По словам Осадчего, некоторые выводы эксперта Громовой ничем не подкреплены, не основаны на научном анализе, являются субъективной интерпретацией государственного эксперта.
11:48
Выясняется, что в экспертизе Громовой некоторые фразы вообще не проанализированы, например, фразы Сорокина о том, что он не знает, что делать Хану, отказываясь дать ответ на вопрос, как тому поступить.
11:53
По словам профессора, эксперт анализировала лишь часть призывных конструкций Сорокина, чтобы сделать выводы, которые выгодны следствию. Те, где он призывает Хана участвовать в аукционах, не учитываются при постановке вывода. Осадчий полагает, что эту экспертизу оставлять в деле нельзя, т.к., по выводам эксперта, это был разговор сумасшедших. Нужно проводить повторную экспертизу, считает профессор.
11:56
Сорокин просит прокомментировать конкретный вывод специалиста о смешении двух предметов речи. Осадчий поясняет, что эксперт в заключении называет аукцион по 450 га городским, хотя он проводился областным правительством. Городским этот аукцион назван в задании эксперту, сформулированном следователем.
11:58
Сам Сорокин тоже упоминает городской аукцион, имеется в виду аукцион на улице Украинской, именно этот аукцион он обсуждал в разговоре с Ханом. При этом эксперт в своем заключении ошибочно считает, что речь идет об аукционе в Кузнечихе.
12:01
Сорокин обращает внимание, что в заключении специалиста Осадчий заметил, что часть реплик экспертом неверно атрибутирована, то есть часть реплик Садекова приписана Сорокину, Осадчий поясняет, как из-за этого возникает смысловое искажение.
12:07
Шкаредная: следует ли из этого разговора, что Сорокин осведомлен о действиях Вектрона?
Осадчий: конечно, осведомлен — после того, как Хан сам в этом разговоре ему об этом сказал.
Шкаредная: Хан в разговоре говорит, что он не владеет ситуацией?
Осадчий: да, говорит.
Шкаредная: значит ли это, что Сорокин знал о ситуации с Вектроном до разговора?
Осадчий: нет, т.к. для этого нет смыслового слота (поясняет).
Шкаредная: значит ли из разговора, что Сорокин знал о жалобах?
Осадчий: нет.
12:12
Сорокин: хотел бы обратить внимание суда на то, что с начала встречи я действительно пытался понять суть жалобы именно на городской аукцион, который обсуждался еще и в кремле. Это аукцион по улице Украинской, по 15 га. Ссылки на этот аукцион есть в тех документах, которые нам не дали представить, и информация по жалобе Вектрона именно на этот аукцион, который мы и обсуждали.
12:16
Сорокин: считаю, что приписывание мне фразы Садекова сделано умышленно, а мою фразу об окончании разговора приписывают не мне. Считаю, что даже из-за некорректной расшифровки результат экспертизы должен быть пересмотрен. Для кого-то слова о городском аукционе ничего не значат, но для меня как главы города они имеют совершенно конкретный смысл, и Хан меня там хорошо понял.
12:17
Свидетеля отпустили. Адвокат Богдан ходатайствует об оглашении расшифровки разговора Новоселова в сауне, по этому разговору также имеется заключение специалиста Осадчего.
12:19
Суд ставит вопрос на обсуждение, никто не возражает, кроме прокурора, она считает, что сам Новоселов присустствует в зале, того, что оглашено, достаточно.
12:22
Суд отказал адвокату Богдану об исследовании в судебном заседании заключения эксперта с разговором Новоселова. По словам судьи, это доказательство указано в обвинительном заключении в качестве доказательства обвинения, но гособвинение его не предоставило. Значит, оно не является доказательством по уголовному делу.
12:25
Михаил Бурмистров возражает: доказательства не могут прямолинейно разделяться на доказательства обвинения и доказательства защиты. Нам сейчас достаются объедки от того, что представляет обвинение! Суд взял на себя оценку доказательств, которые еще не исследовались. Суд препятствует защите исследовать доказательства, которые находятся в материалах дела.
12:28
Олег Сорокин заявляет возражение на действия председательствующего: для меня позиция суда, что доказательства, которые находятся в деле, но не доказывают вину Сорокина, поэтому не исследуются в суде, непонятна. Я не знаю, каким путем мы идем, но что-то на этом пути должно же быть хоть как-то похоже на правосудие!
12:29
Адвокат Богдан также возражает: отказ защите представлять в суде доказательства, которые не представляло обвинение, незаконен.
12:31
Возражение на действия председательствующего высказывает и адвокат Бастраков.
12:33
Адвокат Артемьев сообщает, что в суд явился свидетель Олег Головко, просит технический перерыв на 10 минут.
Суд дает перерыв и напоминает, что защите дано время на представление доказательств до 13:00 сегодня.
12:48
Судебное заседание возобновилось.
12:51
Адвокат Артемьев сообщает, что свидетель Олег Владиславович Головко является одним из учредителей компании Старт-Строй, которая в свою очередь является учредителем ООО Инградстрой. Он был сначала заявлен как свидетель стороны обвинения, но гособвинение отказалось от его допроса. Свидетель приглашен в зал заседаний для допроса.
12:56
Артемьев: вам известно, что это был за аукцион, по которому идет процесс?
Головко: да.
Артемьев: принимали ли участие в данном аукционе юридические лица, в которых вы состояли учредителем или руководителем?
Головко: нет.
Артемьев: знаком ли вам Долинин?
Головко: да, у нас было общее хобби, мы дружим до сих пор.
Артемьев: вам он рассказывал про свои планы принять участие в аукционе?
Головко: да, мы с ним обсуждали перспективы данной земли, но без конкретики.
12:59
Артемьев: вы давали Долинину заем как частный предприниматель?
Головко: да, давал, после аукциона в 2014 году.
Артемьев: к вам Сорокин обращался с просьбой дать заем фирме Инградстрой?
Головко: нет.
Артемьев: заем был процентный? Его размер?
Головко: точную сумму не помню, несколько сотен миллионов, процент был рыночным, все было возвращено.
13:03
Артемьев: вам знаком Садеков?
Головко: да, мы познакомились в 2000-х годах.
Артемьев: Садеков к вам обращался по поводу этого аукциона?
Головко: мы общались в разных общих компаниях, обсуждали разные направления для инвестиций. Мансур продал тогда заправки, у него были деньги, он думал, куда их вложить. Он интересовался этой землей.
Артемьев: когда вы с ним это обсуждали?
Головко: эта тема обсуждалась в ноябре 2012 года на дне рождения Олега Валентиновича, потом уже весной 2013 года. Садеков был готов вложить более 1 млрд рублей.
13:07
Артемьев: рассказывал ли вам Садеков о своей осведомленности об этом аукционе?
Головко: конкретики не было, он просто интересовался. Он был готов быть одним из инвесторов.
Артемьев: вы слова Садекова о потенциальных инвестициях передавали Долинину?
Головко: в общих словах обсуждали, т.к. ситуация по аукциону была непонятной.
Артемьев: в чем была непонятность?
Головко: насколько я знал из СМИ, разные структуры оспаривали этот аукцион.
13:08
Артемьев: вам Садеков говорил, что он с Сорокиным обсуждал вопрос аукциона?
Головко: нет, эта тема не поднималась.
13:09
Головко поясняет, что он был учредителем фирмы Разумные инвестиции, которая в 2014 году стала учредителем Инградстроя, в уставном капитале были средства займа.
13:12
Артемьев: давал ли вам Сорокин пожелание войти в состав учредителей фирмы Инградстрой?
Головко: нет.
Артемьев: как потом в состав учредителей Инградстроя вошел Старт-Строй?
Головко: после того, как мы решили с Долининым вопрос займа, встал вопрос о дальнейших масштабных инвестициях. Я знал, что Старт-Строй только что закончил проект, и предложил, чтобы компания вложилась в этот проект.
13:15
Сорокин: до какого периода я был учредителем Старт-Строя, Столицы Нижний и других компаний?
Головко: мы начали сотрудничество в 2000-м году, до 2010 года, когда Сорокин перешел в гордуму на должность главы города.
Сорокин: кому перешли мои доли и на каком основании?
Головко: вашей супруге Нагорной Эладе Львовне по брачному договору.
Сорокин: я принимал участие в работе компаний?
Головко: нет.
13:17
Сорокин: сколько раз вы встречались с Садековым?
Головко: всего два раза или три вместе с вами.
Сорокин: а без меня еще встречались?
Головко: да, один раз в Куршевеле, там были я, Садеков и Аверин, вас там не было.
13:22
Сорокин: что вам известно о займах Инградстрою от УК Столица Нижний?
Головко: эта компания занимается специально инвестициями, ее все время возглавлял Михаил Александрович Кондаков, крупный специалист в области инвестиций. Данная компания лицензирована ЦБ, имеет опыт работы с ценными бумагами.
Сорокин: Кондаков был самостоятелен в своих решениях? Мог своим решением предоставлять займы?
Головко: да, мог принимать решения в рамках его полномочий.
Сорокин: вы сами влияли на решения?
Головко: нет.
Сорокин: вам Кондаков жаловался на невозвратные займы?
Головко: нет, насколько я знаю, все займы по 2012 году были закрыты.
13:23
Сорокин: вы проверяли документацию компании УК Столица Нижний?
Головко: да, я был обязан по уставу это делать.
Сорокин: знали бы вы, если бы в компании изменился состав учредителей?
Головко: знал бы.
13:25
Сорокин: вы обращались к Сорокину как главе города за помощью?
Головко: работа девелопера предполагает общение с городской властью, получение разрешений и т.п., но мы общались с администрацией города, а вы были главой города, представителем законодательной власти, которая не решала вопросов в нашей сфере.
13:27
Сорокин: моя супруга обращалась от вашего имени?
Головко: нет.
Сорокин: чем моя супруга занималась применительно к вашему бизнесу?
Головко: она оказывала услуги по рекламе и медиа.
13:30
Сорокин: Долинин делился с вами планами по этому участку?
Головко: да, он говорил, что собирался получить разрешительную документацию и привлечь инвесторов.
Сорокин: как оценивался объем инвестиций в проект?
Головко: это было трудно сказать в тот момент, слишком общими были планы.
Сорокин: к тому моменту, когда вы стали соучредителем Инградстроя, такая работа велась?
Головко: да, велась работа по разработке ППТ.
13:32
Сорокин: на тот момент можно было привлекать средства дольщиков?
Головко: нет.
Сорокин: а ППМ на тот момент уже были разработаны?
Головко: нет, конечно, они на всю территорию сразу же не разрабатывались, они и сейчас еще не на всю территорию готовы, т.к. ситуация меняется с учетом изменения рынка.
13:35
Сорокин: вы, кроме как со мной и с моей супругой, участвовали в проектах с другими людьми?
Головко: да, в разных проектах, у меня есть и собственные независимые проекты.
Сорокин: верно ли я понимаю, что в каждом проекте мог быть разный состав инвесторов?
Головко: девелоперский бизнес именно это и подразумевает, привлечение инвестиций с разных сторон. На том этапе проект Долинина тоже был девелоперским.
13:36
Сорокин: вы меня или мою супругу приглашали к участию в ваших проектах?
Головко: не помню точно, но поскольку я сейчас свои проекты строю один, то нет.
13:41
Сорокин: вы говорили, что Старт-Строй на тот момент был застройщиком других проектов. Кто был директором тогда и сейчас?
Головко: Поваляев Андрей Валентинович.
Сорокин: он обладает опытом в области инвестиций, мог ли действовать самостоятельно?
Головко: конечно. Эта компания приносит прибыль.
Сорокин: допускала ли эта компания нарушения прав участников долевого строительства?
Головко: это никому неизвестно.
Сорокин: допускала ли компания ошибки в инвестициях, нарушения прав инвесторов?
Головко: насколько мне известно, нет.
13:45
Сорокин: в тех компаниях, где вы, я или моя супруга были учредителями, были ли особые процедуры по принятию решений?
Головко: нет, все было стандартно, директор был уполномочен сам принимать решение.
Сорокин: Старт-Строй сам принимал решение о вхождении в проект по Кузнечихе?
Головко: компания сама принимала решения, на тот момент сама как раз искала проект, в который вложиться.
Сорокин: руководство Старт-Строя допускало нарушения в хозяйственной деятельности?
Головко: нет, это очень опытная компания.
13:46
Сорокин: сколько компания Старт-Строй вложила в проект на начальном этапе до привлечения средств дольщиков?
Головко: около миллиарда рублей.
Сорокин: а когда стали привлекать средства дольщиков?
Головко: примерно в 2017 году, точно не помню.
13:52
Шкаредная: что такое Старт-Строй?
Головко: это ООО, которое входит в пятерку крупнейших девелоперов региона.
Шкаредная: кто учредители и какие у них доли?
Головко: Нагорная — 60, Головко — 30, Акатовы двое — по 5.
Шкаредная: это значит, что обладатели меньших долей были финансово зависимы?
Головко: нет, решения принимались, если было две трети голосов.
13:53
Шкаредная: вы знали подробности о компании Инградстрой?
Головко: нет, не знал, я давал лично Долинину, т.к. его знал.
13:56
Шкаредная: сколько компаний входит в группу компаний?
Головко: группа компаний — это не юридический термин, просто компании, которые занимаются одним делом и имеют аффилированность через общих учредителей.
Шкаредная: Инградстрой вошел в эту структуру?
Головко: да.
13:58
Шкаредная: Сорокин приходил к вам в компании?
Головко: да, но это были редкие визиты вежливости, например, поздравлял с праздником и т.п.
Шкаредная: вы знаете, где располагался депутатский офис Сорокина?
Головко: я не знаю.
14:00
Шкаредная: вы влияли на принятие решений об инвестициях?
Головко: мы были лишь учредителями, решения об инвестициях принимали руководство компаний с юристами.
14:02
Головко поясняет, что инвесторы принимали решения на совете, никаких разногласий не было. Т.к. решения руководством компаний принимались самостоятельно, инвесторы, как правило, их одобряли единогласно.
14:05
Сорокин: на вашей практике были ли такие случаи, когда компании камуфлировали свое участие в аукционах?
Головко: нет, такого не было, Старт-Строй всегда принимал участие от имени самого себя.
Сорокин: во всех ли других крупных земельных аукционах на территории города Старт-Строй принимал участие?
Головко: конечно, нет.
Больше вопросов к свидетелю нет.
14:05
Суд объявил обеденный перерыв до 15:05.
15:11
Судебное заседание возобновилось.
15:12
После перерыва пришла гособвинитель Трусова, прокурор Амосов отсутствует.
15:18
Адвокат Нагорный сообщает, что секретный свидетель в своих показаниях рассказал, что якобы приемная главы города и депутатская приемная Сорокина располагалась в здании бизнес-центра Столица Нижний по адресу ул. Горького, 117, откуда Сорокин якобы осуществлял управление. Нагорный предоставил суду ответы от различных управляющих организаций, из которых следует, что депутатская приемная Сорокина располагалась по другому адресу: улица Горького, 160а.
15:21
Представленные Нагорным документы приобщены к материалам дела. Олег Сорокин поясняет, что неверную информацию о расположении депутатской приемной суду сообщил секретный свидетель. Информация о расположении приемной все время его работы депутатом была на сайте гордумы, в приемной каждый день работали сотрудники и вели прием. Он сам там вел прием дважды в месяц.
15:31
Адвокат Юдин заявляет ходатайство о допросе свидетелей Елены и Ольги Ворониных, которые явились в суд. Они могут дать пояснения по поводу недостоверности ряда экспертиз, имеющихся в материалах дела. Судья отказывает на том основании, что сейчас свидетелей приглашает сторона Сорокина. Адвокат Артемьев просит удовлетворить ходатайство, т.к. Сорокина и Воронина обвиняют по одному и тому же эпизоду.
Судья: вы сами ходатайствуете о вызове этих свидетелей?
Артемьев: мы поддерживаем, но допрос будет вести Юдин.
Судья: так чье это ходатайство?
Артемьев: считаю это ненужным формализмом.
Судья: у защиты Воронина уже прошла очередь представлять доказательства, это ваше самостоятельное ходатайство или защиты Воронина? Это нужно для протокола.
Артемьев: считаю, что допрос свидетеля, заявленного Юдиным, наши права не нарушит, а я заявляю возражение на ваши действия, т.к. это давление на защиту.
15:33
Суд ставит ходатайство Юдина на рассмотрение. Адвокат Стассий: я не просто поддерживаю, я настаиваю на вызове этих свидетелей, это прямо предусмотрено УПК, а вот очередь, по которой вызываются свидетели участниками процесса, не предусмотрена в УПК.
15:34
Олег Сорокин и его адвокаты поддерживают ходатайство.
15:37
Роман Маркеев поддерживает ходатайство, его защита тоже.
15:44
Сторона Новоселова — на усмотрение суда. Прокурор Шкаредная тоже поддерживает, но обращает внимание, что защитник Юдин нерационально использовал свое время, когда представлял доказательства.
Суд отказал. Судья поясняет, что суд не вправе отказать защите в допросе свидетелей, явившихся в здание суда, но суд установил, что защита злоупотребила своими правомочиями, Юдин ранее заявил 5 ходатайств, не связанных с допросом свидетелей. Суд не установил, что свидетели 19 февраля отсутствовали по уважительной причине. Т.к. защита Сорокина не завершила представление доказательств и добросовестно использовала свои полномочия, то теперь это право перешло к ним.
15:46
Адвокат Юдин заявляет возражение на действия председательствующего: сторона обвинения представляла доказательства 20 дней, а нам дали всего несколько дней. Я заявлял ходатайства, которые не мог заявить с конца января.
15:49
Адвокат Стассий заявляет возражение на действия председательствующего: ограничения, которые вы накладываете на защиту, выходят не только за пределы процессуальных норм, но и разумного. Вы не делали никаких замечаний стороне обвинения. Сейчас вы оказываете давление на защиту, нарушая состязательность сторон. Это экзекуция.
15:50
Суд принимает решение удалить защитника Стассия из зала суда до начала прений.
15:51
Адвокат Антон Стассий покинул зал.
15:53
Адвокат Бастраков заявляет возражение на действия председательствующего за отказ в вызове свидетелей. По его словам, он не понимает, как представление доказательств может быть злоупотреблением.
15:57
Адвокат Артемьев заявляет ходатайство. По его словам, в деле есть видеозапись встречи Сорокина с Садековым, по которой в деле есть экспертизы, они озвучивались обвинением. По соглашению с адвокатом специалисты Центра экспертизы и оценки «Есин» провели оценку заключения эксперта и выдали по нему заключение специалиста.
15:59
Суд приобщил заключение специалистов Цыганова и Зиновьева к материалам дела и пригласил их для дачи показаний.
16:00
Первым допрашивается эксперт Дмитрий Евгеньевич Зиновьев, он специалист по информационным системам и технологиям.
16:03
Зиновьев поясняет, что он специалист по исследованию звучащей речи и аудиозаписи.
16:06
Эксперт поясняет, что, вопреки выводам имеющейся в деле экспертизы, в предоставленной звукозаписи имеются признаки монтажа.
16:10
Эксперт Зиновьев поясняет, что эксперты сделали вывод о том, что формат записи был изменён, т.к. она перекодировалась. Запись была сделана на диктофон Олимпус конкретной модели, он может записывать только файлы в формате mp3 или wma, а эксперты изучали запись в формате wav. При конвертации файла утрачивается много служебной информации, например, дата записи, ее общая продолжительность и т.п.
16:12
Эксперт поясняет, что любое вмешательство в файл, любой монтаж, могло сохраниться в служебных заголовках аудиофайла, но только в том случае, если он не перекодировался.
16:14
Зиновьев поясняет, что провел эксперимент, при котором признаки монтажа полностью исчезали при переконвертации файла в формат wav. Таким образом, эксперты, исследовавшие файл ранее, не могли сделать вывод о том, что запись не имеет признаков монтажа, а они такой вывод сделали.
16:20
По словам Зиновьева, все бытовые диктофоны записывают в сжатые форматы аудио для экономии места. А профессиональные диктофоны, используемые в полиции, пишут в формат несжатый — wav. У файлов, которые исследовали эксперты, есть признаки того, что они записывались именно на профессиональную технику, например, названия файлов, кроме того, об этом говорит также частота дискретизации записи.
16:22
Эксперт указывает на недостатки имеющейся экспертизы. Так, эксперты прослушивали слабослышимые места записи по отдельности самостоятельно, но должны были делать это коллегиально, это нарушение методики проведения экспертизы.
16:26
Эксперт заявляет, что по нормативам соотношение сигнал/шум должно быть не менее 15 децибел, чтобы фонограмма была пригодной для идентификации личности, а у экспертов было 11,3. Фонограмма была непригодной для идентификации.
16:27
Эти и другие недостатки, на которые указывает Зиновьев, свидетельствует о том, что результаты экспертизы не могут быть достоверными.
16:31
Прежние эксперты должны были указать, что провести достоверное исследование нельзя, так как они имеют дело с модифицированной фонограммой.
16:36
Сорокин: технические характеристики диктофона Олимпус позволяют произвести запись такого объема?
Зиновьев: да, там можно много часов записать, формат записи сжатый, да еще карту памяти можно вставить.
Сорокин: запись остается в памяти диктофона?
Зиновьев: да, или на карте памяти.
Сорокин: можно ли утверждать, что переконвертация файла может служить приемом удаления служебной информации из файла?
Зиновьев: да.
16:39
Сорокин: эта частота дискретизации, о которой вы говорили, характерна для профессионального оборудования?
Зиновьев: она не характерна для бытового диктофона Олимпус, это подтверждается даже инструкцией к использованию диктофона, на этом диктофоне нельзя создать запись с такой частотой дискретизации, как на исследованном файле.
16:41
Больше вопросов к свидетелю нет.
16:42
Вызывается свидетель — эксперт Андрей Алексеевич Цыганов.
16:45
Андрей Цыганов — эксперт по исследованию голоса, звучащей речи, звуковой среды, видеоизображения, его условий, средств и материалов.
16:48
Цыганов оценивал экспертное заключение по поводу видеозаписи встречи Сорокина и Садекова, которая была представлена экспертам в формате DVD. Эксперты не указали, было ли ситуационное изменение видеофайла, сделав вывод только по аудиодорожке.
16:54
Этот файл в формате DVD не мог быть записан непосредственно на видеоноситель, он записывался в этом формате на диск через конвертацию в специальной программе Nero. То есть это видео записывалось на другую камеру, на другой носитель. Этот конкретный файл в формате vob был создан в процессе создания DVD-диска, записать видео сразу в таком формате техника не позволяет.
16:56
Цыганов поясняет, что при переконвертации видеофайла в формат DVD-диска утрачиваются служебные свойства оригинального файла. Технически даже возможно наложить на видео другую аудиодорожку, и признаки этого в файле не сохранятся.
16:59
Эксперт Цыганов рассказывает об эксперименте, который они провели, записав на DVD два файла, один из которых был заведомо изменен с помощью монтажа. В конечном DVD данные о монтаже не сохранились.
17:01
Во время допроса свидетеля был сделан технический перерыв на 5 минут.
17:17
Судебное заседание возобновилось.
17:21
Эксперт также поясняет, что в видеозаписи, представленной прежним экспертам для анализа, было зафиксировано нарушение порядка опорных кадров, которое не исследовалось экспертами. Нарушение порядка следования опорных кадров может свидетельствовать о признаках монтажа, по этому поводу необходимо проводить дополнительную экспертизу.
17:23
Цыганов на вопрос Артемьева поясняет, что эксперты по аудиодорожке видеозаписи сформулировали свой вывод так: «признаков монтажа не обнаружено», это не значит, что их не было, просто эксперты их не нашли.
17:24
По словам эксперта, нельзя исключать, что запись была смонтирована, этот факт технически опровергнуть нельзя.
17:28
Шкаредная: когда вы делали свое исследование?
Цыганов: с 3 сентября по 24 октября 2018 года.
Шкаредная: это к вопросу о том, что защита не могла знакомиться с вещественными доказательствами.
Бурмистров: защита имела такую возможность частично, а подсудимый нет.
17:30
Адвокат Артемьев заявляет ходатайство об изучении в суде результатов проведенного экспертами эксперимента.
17:32
Шкаредная: вы пошагово описали все это в своем заключении?
Цыганов: да.
Сорокин: я правильно понял, что мы, просмотрев эти записи, поймем, как можно было уничтожить на записи следы монтажа?
Цыганов: да.
17:35
Судья внимательно изучает заключение специалиста.
17:38
На вопрос судьи эксперт поясняет, что сам диктофон Олимпус не исследовался, исследовались для эксперимента записи на такой же диктофон, имеющиеся в их экспертной базе. Технические характеристики диктофона взяты из его официальной инструкции с сайта производителя.
17:41
На вопрос Сорокина эксперт поясняет, что все записи по эксперименту по продолжительности занимают несколько минут.
17:45
Судья эксперту: так вы обнаружили в той видеозаписи, которую исследовали до вас эксперты, признаки монтажа?
Цыганов: мы это не исследовали. Мы исследовали другое, то, что эксперты исследовали не первичный файл, а переконвертированный файл, на котором уже не могло быть никаких признаков монтажа из-за переконвертации.
17:48
Сорокин: специалист выявил, что эксперты не могли сделать выводы о наличии монтажа, потому что исследовались не оригинальные файлы.
17:52
Артемьев просит предъявить эксперту заключение фоноскопической экспертизы на обозрение, чтобы установить, тот ли документ оценивался. Это ходатайство потребовалось, объясняет Артемьев, потому что судья спросила эксперта, в каком формате ему была предоставлена копия экспертного заключения. Суд решил показать эксперту оригинал экспертного заключения.
17:55
Эксперт подтвердил, что оценивал именно этот документ.
17:58
Артемьев: верно ли я понял, что представленный экспертам файл не мог быть записан на диктофон Олимпус?
Цыганов: не мог.
Артемьев: эксперты исследовали тот видеофайл, который был создан на оригинальное устройство записи?
Цыганов: нет, этот файл не мог быть записан на устройство видеозаписи, он был создан в момент создания диска.
18:03
Артемьев: в рамках эксперимента вы внесли в ваши видеозаписи такие же изменения, которые были внесены в файл, предоставленный экспертам?
Цыганов: нет, мы доказали, что признаки монтажа можно скрыть.
Судья: к каким выводам вы в конечном итоге пришли, проведя эксперимент?
Цыганов: что признаки монтажа на оригинальной записи можно было скрыть путем переконвертации в формат DVD. Если монтаж был, то его обнаружить невозможно.
18:05
Судья: так всё же были признаки монтажа на записи, предоставленной экспертам, или нет?
Цыганов: да, были. Видеозапись была в таком формате, с помощью которого уничтожаются признаки монтажа.
18:07
Защита Сорокина поддерживает ходатайство о просмотре в судебном заседании видеозаписи технического эксперимента.
18:10
Евгений Воронин: Ваша честь, мне сейчас все понятно! Тут работает не уголовный розыск, а спецслужба, это называется провокация взятки. Если прокурор ко мне придет, то я ему скажу, где найти живого Беспалова!
18:14
Роман Маркеев спрашивает эксперта, можно ли определить, на какую аппаратуру была сделана запись, если иметь ту же аппаратуру, на которую она сделана?
Эксперт говорит, что возможно.
Маркеев: Ваша честь, это можно выяснить, не понимаю, почему это не было сделано. Дело в том, что полиция России не имеет права использовать спецаппаратуру за рубежом, это могут делать только спецслужбы или интерпол по нашему обращению!
18:16
Никто больше не возражает, кроме прокурора, она считает, что в заключении и так все понятно написано, нет необходимости это просматривать.
18:21
Суд отказал. Приложение к заключению специалистов Зиновьева и Цыганова, где содержится результат эксперимента, в судебном заседании изучаться не будет. Ход эксперимента пошагово отражен в заключении, то же самое отражено на приложенных дисках.
18:22
Больше вопросов к специалисту нет.
18:28
Олег Сорокин: нами исследовалась запись разговора в Каннах, но расшифровка приведена не полностью. Нам сказали, что дальнейшее продвижение разговора не имеет отношения к делу. Но там важно. В самом конце некий мужчина по имени Юра говорит Хану: Жень, ну, как все прошло? Тот отвечает: нормально. Юра спрашивает: а ручка? Тот пытается отдать, но Юра говорит, что сам возьмет. Далее следуют механические шумы воздействия на микрофон, очевидно, вмонтированный в ручку. Теперь понятно, почему запись была такого хорошего качества, потому что там использовался микрофон профессиональной записи. И нам сегодня эксперты убедительно показали, для чего была сделана перезапись, — для того, чтобы скрыть следы монтажа.
18:34
Артемьев пытается заявить ходатайство о вызове завтра в суд свидетелей. Судья обращает внимание на то, что вчера адвокат Богдан подал суду квитанции телефонограмм, отправленных им свидетелям. Но эти телефонограммы отправлены, судя по отметкам, во время судебного заседания, в котором участвовал и Богдан, причем уже после того, как суд ограничил время на представление доказательств до 20 февраля. Пользоваться телефоном на заседании нельзя.
18:35
Богдан поясняет, что список свидетелей был определён накануне, телеграммы отправлял потом помощник по доверенности от адвоката, и принес в перерыве копии с отметками Ростелекома.
18:38
Судья спрашивает, почему помощник отправлял телеграммы именно в тот момент, когда суд принимал решение об ограничении времени на представление доказательств. Богдан поясняет, что это чистое совпадение, это было утром, и согласовать действия не было возможности с учетом того, что времени на подготовку к заседаниям из-за плотного графика заседаний нет.
18:43
Прокурор Трусова возражает, говорит, что защита злоупотребляет, т.к. таких случайных совпадений не бывает.
18:45
Судья выясняет, почему доверенное лицо Богдана не расписалось в документе. Адвокат Богдан говорит, что не может на это ответить, т.к. они вообще не успевают готовиться к заседаниям.
18:51
Олег Сорокин: я прошу у суда элементарной человеческой справедливости. Обвинение представляло доказательства почти месяц, причем в комфортных условиях, хотим — свидетеля допросим, хотим — письменные огласим, это ничем не регламентировалось. Нам дали всего полтора дня. Мои адвокаты работают без отдыха, мы делаем все, что успеваем. Прошу не давить на нас, мы сидим как под дамокловым мечом, каждый раз нам угрожают, что прекратят допросы.
Судья: суд всего лишь задал Богдану вопросы, что теперь уже и спрашивать нельзя?!
18:53
Богдан просит обозреть в суде файл на его компьютере, из которого видно, что телеграммы были составлены 18 февраля вечером после заседания. Судья поясняет, что суд не обозревает технические устройства участников процесса, и суд еще не сделал выводов, всего лишь задал Богдану вопросы.
18:56
Адвокат Юдин заявляет возражение на действия председательствующего из-за удаления Стассия из зала суда. По его словам, выражение «экзекуция» не является оскорбительным, оно означает исполнение приговора суда.
Судья поясняет, что решение об удалении было принято по совокупности действий адвоката Стассия во время процесса.
18:58
Адвокат Бурмистров заявляет возражение на действия председательствующего. Богдан был вынужден сам отправлять телеграммы, потому что перед этим другие адвокаты просили суд вызвать свидетелей обвинения, но суд отказал. Теперь председательствующий вмешивается в дела защиты, предъявляя претензии Богдану.
19:03
Прокурор Шкаредная: мы с 26 ноября по январь выслушивали сторону защиты, так что я попыталась представить доказательства в те сроки, которые мне были предоставлены. Может быть, если бы у меня было больше времени, то все пошло бы иначе, может, я бы и выслушала тех свидетелей, от которых я отказалась. Но защита заявляла ходатайства не по истребованию доказательств, а по другим поводам, отводы и т.п.
Маркеев перебивает: что значит не по теме ходатайства?! Посидите тут на нашем месте!
Шкаредная: меня тут обвиняют, что я долго представляла доказательства до ночи, но такие были условия.
19:04
Суд постановил отложить заседание до завтра, до 09:00.
19:25
Адвокат Антон Стассий прокомментировал свое удаление из зала суда.

***

«Криминальная хроника» ранее неоднократно рассказывала про дело Олега Сорокина и Евгения Воронина.


Copyright © "Криминальная хроника"
***

Ваш отзыв

Вставить изображение