Для просмотра страниц сайта на широкоформатном мониторе рекомендуем воспользоваться сочетанием клавиш "ctrl" + "+"
Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 18-ти лет
Вторник, 19 ноября 2019

Дело Сорокина: эпизод с похищением Новоселова


Полковник Воронин продолжил рассказ об оперативном эксперименте

26 февраля 2019 года, Нижегородский районный суд продолжил рассматривать дело, по которому обвиняются экс-глава Нижнего Новгорода Олег Сорокин и бывшие офицеры милиции Евгений Воронин и Роман Маркеев, в качестве потерпевшего в процессе участвует Александр Новоселов.

На предыдущем заседании, 25 февраля, Олег Сорокин продолжил давать показания по эпизоду 2012 года, однако суд ограничил предоставленное ему для дачи показаний время и постановил, что право задавать ему вопросы перешло к государственному обвинению. Олег Сорокин отказался отвечать на вопросы прокурора и суда, пока ему не вернут право давать показания.

Суд перешел к допросу Евгения Воронина, тот начал давать показания о подготовке в 2004 году оперативного эксперимента в отношении Александра Новоселова.

Подробнее в материале корреспондентов «Столица Нижний»:

09:06
Судебное заседание возобновилось. Сегодня на заседании отсутствуют адвокаты Лебедев, Артемьев, Горгадзе. Адвокат Стассий удален из зала суда до начала прений.
09:12
Продолжается допрос Евгения Воронина. Он суммирует уже сказанное.
Воронин: у нас есть утвержденные и подписанные Цыгановым постановление, план ОРМ, подписка об участии Сорокина, автомобили. У следствия была оперативная информация о водителе автопогрузчика, схема размещения, свидетель, который видел Новоселова, рассекреченный биллинг о звонках Новоселова, биллинг и схема передвижения Дикина Михаила, биллинг и схема передвижения Александра Дикина, который находился на месте и ждал сигнала от Михаила.
09:14
Воронин: как мы видим, все сделано в рамках законодательства. При проведении таких ОРМ по ст. 16 закона об ОРД оперативные сотрудники могут причинить вред, который контролируется государством. Так, Новоселов выбрал свой путь, поэтому государство может ограничить права личности, ограничить его перемещения и т.п.
09:16
Мамхегов: вы сказали, что у вас все документы были согласованы руководством. У вас были основания сомневаться в законности принятого решения?
Воронин: нет, конечно. Цыганов выступал гарантом права, и он тут на допросе сказал, что мы все правильно сделали. Он, как мне потом стало известно, советовался с прокурором и другими специалистами по праву. Я его подпись потом демонстрировал сотрудникам.
09:21
Воронин: после того как был составлен первый рапорт, оперативные сотрудники получили задание на контроль помещений сауны Атлантик и офиса на ул. Белинского, 61, где работал Дикин, который, как мы знали, намеревался отобрать бизнес у Сорокина. Все было готово к оперативному эксперименту. Автомобиль был оборудован тоже средствами контроля. Экипаж из двух человек должен был доставить Сорокина в выбранное место, и я ждал их доклада. Захват Новоселова должен был произойти в людном месте на остановке общественного транспорта. Мне доложили, что Новоселов с супругой вышли из дома. Сотрудники вели фотофиксацию, они доложили, что Новоселова посадили в машину и выехали.
09:25
Воронин: по плану, было неважно, какой результат эксперимента будет, Новоселова потом должны были доставить туда, куда он скажет. Мне доложили, что все прибыли на место, Новоселов что-то пишет на капоте. Потом докладов не было, но после обеда мне позвонил Маркеев, сказал, что Новоселов хочет приехать ко мне. Когда его привезли, он мне сказал: ужас, меня похитили. Я говорю: пойдем, расскажешь.
09:27
Воронин: он выглядел очень чистым, никаких следов крови не было. Он попросил выпить водки, но я сказал ему, что водки нет, есть коньяк. Я вышел из кабинета, позвонил прокурору области, сказал, что у меня Новоселов, говорит, что его похитили, но мы, я сказал, проводили оперативный эксперимент. Следователь Клочков тогда сказал, что сейчас приедет. Он уже до этого с Новоселовым встречался.
09:30
Воронин: Новоселов до этого давал показания, что после 8 апреля его и Шишкина Дикины вывезли за город, поместили в котлован стройки и угрожали тем, что свидетелей не оставляют, мол, думайте, что говорить милиции. Из оперативной информации я знал, что Дикин неадекватен, я потом объясню, откуда я это знаю. Новоселов о том, что ему Дикин угрожал, давал показания, они есть в материалах дела.
09:33
Воронин: после встречи у меня 27 апреля Новоселов отправился в сауну, где у нас уже были средства контроля, так что мы его отпустили, чтобы узнать, какой будет реакция Дикина на его рассказ. Там уже были Зельдин, Захаров, Чернышов, подъехал Дикин.
Юдин: откуда вы это знаете?
Воронин: это зафиксировано средствами негласного контроля, а также от источника оперативной информации изнутри, который нам сообщил об этом потом.
09:38
Воронин: Новоселов там стал рассказывать, что его там били и пытали, но телесных-то повреждений не было. Тогда они стали там называть, какие должны быть симптомы, я еще удивился, откуда Дикин так хорошо знает симптомы ушиба головного мозга. Оказалось, Дикина до этого уже ударяли ломиком, завернутым в газету, по голове. Вот поэтому он и был неадекватен. Они потом звонили Лазареву в 12-ю больницу, с ним договаривались. Это было на контроле Зельдина, который был врач со стажем. Дикин им сказал, что договорился с 12-й больницей. Но они поехали сначала не в больницу, а в травмпункт.
09:41
Воронин: они посетили травмпункт, я не знаю, что им там сказали, наверно, что у вас нет никаких повреждений, идите в больницу. Потом вечером Новоселов обратился в 12-ю больницу. Когда супруга его тут выступала, я ее спросил, почему он пошел в 12-ю больницу, а не в ту, которая у них была в 800 метрах от дома? Он ответила, что та больница якобы была лучше. На самом деле, там его уже ждали по договоренности с Лазаревым.
09:49
Воронин: потом на основании инструкции от 1998 года произошло рассекречивание. Все было подписано у Цыганова, но тогда я ставил вопрос перед следователем, что была угроза жизни Новоселова со стороны Дикина, их с Шишкиным уже возили в котлован. Я получил кассету с видеозаписью эксперимента, сводки, фотографии посадки Новоселова в машину.
Юдин: кто делал эти фотографии, на какую аппаратуру, применяли ли к Новоселову насилие, судя по фото?
Воронин: это была скрытая съемка на спецаппаратуру, там было видно, что Новоселов садится в машину, на фото у него одна нога в салоне, другая на земле, видно, что он запечатлен в момент посадки в машину. На следственном эксперименте Новоселов показывает, как его затаскивают в машину. Любой оперативный сотрудник понимает, что такое невозможно! Если бы у меня сотрудники так работали, я бы их уволил. Кроме того, на видео оперативного эксперимента видно, как Новоселов сидит в машине, съёмка ведется через правую дверь Мерседеса, там чистый верх, а если бы Новоселов упирался ногами, то видно было бы какую-то грязь. Все это было задокументировано в сводке оперативного наблюдения.
09:52
Юдин: куда потом пошла эта сводка?
Воронин: в дело оперативного учета, эту сводку видел следователь, прокуратура, эту сводку также регистрировали в 7-м подразделении, т.е. в оперативно-разыскном управлении. Материал сводки оперативного наблюдения туда отправляется секретной почтой, его лично вскрывает Цыганов, все это заносится в журнал учета, т.к. это документ строгой отчетности.
09:57
Воронин: чтобы потом не было претензий по поводу физического воздействия, в сводке немного приукрасили, что Новоселов геройски себя вел во время посадки в машину, руководство об этом знало, это называлось «оперативная игра».
Юдин: какими документами регламентировалась оперативная игра?
Воронин перечисляет приказы МВД.
Воронин: это специально делалось для поддержания ложных показаний Новоселова перед Дикиными ради его безопасности. Кроме того, руководствовались еще одним требованием закона — о недопущении во власть криминала.
10:05
Воронин: все документы были рассекречены и направлены в оперативное дело в отношении братьев Дикиных. Тогда возбуждалось дело в отношении врачей. Мы искали людей, кто причинил мнимые телесные повреждения Новоселову. Мы знали, что их причинили люди из числа его подчиненных, которые его потом и в палате охраняли. Но нам потом сказали над этим не работать, потому что Новоселова планировали привлечь к уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Но тем не менее я тогда опросил врачей скорой помощи, составил справку, которую отправил следователю Клочкову. По их показаниям, если бы Новоселов в тот день вызвал скорую на улице Белинского, 61, то его привезли бы в 35-ю больницу, но не оставили бы там, потому что никаких повреждений головы не было. Если бы он вызвал скорую из дома, то его отвезли бы в 30-ю больницу или порекомендовали обратиться в поликлинику по месту жительства. Это обьяснило то, о чем Новоселов и его коллеги говорили в сауне, они как раз именно это обсуждали. На то время никаких дежурных больниц не было! Все больницы тогда были дежурные. Если бы его скорая взяла с травмой головы, то увезла бы в 39-ю больницу, которая тогда на этом специализировалась.
10:10
Воронин: в 2005 году, когда впервые было возбуждено уголовное дело, то все материалы, включая видеозаписи, изучались. Тогда Дикины приложили все усилия, чтобы противодействовать нашим усилиям по их разоблачению и недопущению криминала во власть. Они стали использовать Новоселова, подключили Комитет против пыток, по этому делу работала адвокатская контора 13 на улице Ильинской. Дикин тогда пустился в бега, его укрывал Бедняков, на тот момент член Совета Федерации.
10:12
Юдин: расскажите, что вам конкретно сказал Новоселов на ухо, как вы ранее поясняли?
Воронин: он буквально сказал, что вы идете в правильном направлении, но я, говорил, не буду давать про это показания, т.к. работаю у Дикина, получаю там зарплату.
10:17
Юдин: вы знаете эксперта Гундяева, который проводил экспертизы по этому делу?
Воронин: я его в глаза не видел, но вот я помню, что тогда следователь Филоненко меня сфотографировал на телефон, чтобы получить образцы моего изображения и голоса. Я не возражал. Но потом я узнал, что эксперт Гундяев беседовал с моей внучкой, встречался с моими родственниками. Мне об этом рассказала моя сноха. Он внучке показывал мое фото на телефоне, сноха описала, и, судя по одежде, это было то самое фото. Я обратился к адвокатам, они обратились к следователю Филоненко, тот провел процессуальную проверку. Я помню, что эксперт Гундяев тогда отрицал, что вообще показывал моей внучке фотографии.
10:23
Платова: каково ваше отношение к исковым требованиям Новоселова?
Воронин: почему именно такая сумма иска определена Новоселовым? Потому что такую сумму определил Дикин из-за того, что на него много денег было потрачено, на адвокатов, покупку квартиры и т.п. Я не признаю этот иск. Я работал на службе государства. Если я и причинил вред, то вред государству, а Новоселов сам выбрал свой путь. А Дикин сейчас досрочно освобожден, с чем я не согласен, и преследует свои цели, которые кому-то тоже выгодны, против нас и против Сорокина. Вы видели, как тут себя вел Дикин в суде, по нему же видно, что его ударили ломом по голове, он ненормальный. Вот по Новоселову же видно, что он здоров.
10:25
Платова: вы награждались государственными наградами?
Воронин: да, были награды.
Платова: а замечания к вашей работе были?
Воронин: конечно, были, вот подчиненный напился, а виноват начальник, я не спорил.
Юдин: вы являлись участником боевых действий?
Воронин: да.
10:27
Бастраков: вы отдавали приказы Маркееву на оперативном эксперименте?
Воронин: это же были не боевые действия, он должен был руководствоваться приказами МВД и законами РФ.
10:31
Бурмистров: куда были отправлены результаты проверки Новоселова на полиграфе?
Воронин: я не помню.
Бурмистров: каким тоном вам сообщил свои сведения на ухо Новоселов?
Воронин: нормальным, у нас с ним не было антагонизма.
Бурмистров: вы сообщили эти сведения своим сотрудникам?
Воронин: наверное.
Бурмистров: как часто используется вывоз в лес в оперативной работе?
Воронин: по мере надобности, чтобы раскрыть заказное преступление.
Бурмистров: что должны были делать сотрудники в случае отказа Новоселова поехать с ними?
Воронин: такой вариант даже не рассматривался.
10:36
Отвечая на вопрос Бурмистрова, Воронин рассказал, что когда Сорокин лежал в больнице, то по телевидению проходила информация, что Сорокин якобы объявил награду за информацию о преступлении 5 млн рублей, но на самом деле Сорокин никакого отношения к этому не имел.
Воронин: мы шутили по этому поводу, но нам в МВД строго запретили даже думать об этом.
Бурмистров: тут Авдеев про вас говорил, что вы были заинтересованы в этих деньгах?
Воронин: мы лишь шутили по этому поводу, но нам руководство сразу запретило об этих деньгах даже думать.
10:38
Несколько вопросов Бурмистрова снимаются как повторные.
10:39
Бурмистров: кто должен был быть старшим при проведении оперативного эксперимента на месте?
Воронин: у каждого там была своя роль, у нас там старший не назначается, это же не боевая операция.
10:42
Бурмистров: почему вы на следствии так подробно не рассказывали, как сейчас?
Воронин: какие были вопросы, такие и ответы, следователь не понимал ничего в этом.
Бурмистров: кто несёт ответственность за то, что вы сегодня разгласили гостайну?
Воронин: (шутливым тоном) я, наверно.
10:47
Богдан: у вас был опыт проведения ОРМ?
Воронин: я 10 лет возглавлял отдел оперативного внедрения, все это делал.
Богдан: у вас были когда-то нарушения закона при проведении ОРМ?
Воронин: никогда.
Богдан: если вы не находились на месте проведения ОРМ, как вы контролировали соблюдение законности?
Воронин: там мной было организовано оперативное наблюдение, но я был уверен, что мои сотрудники не причинят никакого вреда, они и не причинили.
Богдан: когда вы познакомились с Маркеевым?
Воронин: когда он перешел ко мне в отдел на работу. Я раньше знал его отца по работе.
10:47
Объявлен технический перерыв.
11:08
Судебное заседание возобновилось.
11:11
Богдан: почему была выбрана именно такая форма проведения оперативного эксперимента?
Воронин: так было проще объяснить ситуацию по легенде, что это охрана Сорокина.
Нагорный: докладывали ли вам кто-то из участников о применении оружия во время проведения ОРМ?
Воронин: нет.
11:13
Мамхегов: каковы результаты проверки законности проведения ОРМ?
Воронин: насколько я знаю, проверка была, но ничего незаконного не нашли, иначе уголовное дело бы возбудили.
11:16
Сорокин: вы сослались, что у вас был опыт проведения подобных мероприятий. Когда вы участвовали, планировали или организовывали такие мероприятия, вы когда-нибудь привлекались к ответственности за какие-либо нарушения при проведении ОРМ?
Воронин: не было такого.
11:19
Серебряная: 27 апреля 2004 года Новоселов описывал, как его пытали, куда его били? Что от него требовали в лесу?
Воронин: нет, он рассказывал, что от него требовали показания охранники Сорокина.
Новоселов: вы можете назвать фамилии участников ОРМ?
Воронин: нет, не могу, потому что они не давали согласия на рассекречивание. И я не уверен, что они совершили преступление.
11:22
Новоселов: Цыганов знал, что там был Сорокин, а не загримированный сотрудник?
Воронин: он все документы видел, там это было указано.
Новоселов: почему вы тогда в течение 15 лет скрывали этот факт?
Воронин: не имел права, т.к. это была секретная информация, это могло быть оглашено только после возбуждения уголовного дела.
11:26
Новоселов: кто выбирал место в балахнинском лесу?
Воронин: один из сотрудников.
Новоселов: вы сказали, что, согласно плану ОРМ, роль Сорокина сводилась к показу шрамов. Он должен был по плану меня допрашивать в машине?
Воронин: это уже была импровизация, надо его спросить.
Новоселов: откуда вам известно, что нашей семье Дикин дал на квартиру денег?
Воронин: я знал это, неважно, откуда.
11:28
Новоселов: вам известно, где в момент моей посадки в машину находился Александр Дикин, который, по вашим словам, должен был отслеживать?
Воронин: мне неинтересно, где он находился. Мне нужно было создать свидетельскую базу.
11:34
Шкаредная: когда вы с Новоселовым поднимались к вам в кабинет, он заходил в туалет?
Воронин: я не помню, это не моя была работа.
Шкаредная: сколько была продолжительность видеозаписи ОРМ?
Воронин: не знаю, меня интересовала только та часть, где он показания пишет, т.к. нужно было знать, есть повреждения или нет.
Шкаредная: почему не рассекретились фото с задержания Новоселова?
Воронин: не знаю, не я принимал решение.
Шкаредная: вы получали в 2004 году пенсионные выплаты за выслугу?
Воронин: не помню, я не контролировал это.
Шкаредная: Сорокин давал вам согласие на участие в ОРМ?
Воронин: конечно.
Шкаредная: кто его участие рассекретил? Без его согласия?
Воронин: да, без его согласия, т.к. было возбуждено уголовное дело.
11:35
Амосов: вы были инициатором заведения оперативного дела по Дикиным?
Воронин: да.
11:36
Юдин: после чего вы дали показания по участию Сорокина в ОРМ?
Воронин: после того, как нам предъявили обвинение.
11:41
Судья: вы узнали, что Новоселов занимался спортом. Как должны были действовать сотрудники при его посадке в машине, согласно инструктажу?
Воронин: такого не было на инструктаже, сотрудники сами должны были знать, что делать при задержании.
Судья: кто в лесу по плану ОРМ имел право беседовать с Новоселовым?
Воронин: такой момент не обсуждался, ставилась общая задача, кто должен был беседовать, это решалось на месте.
Судья: то, что говорят на видео, соответствует инструктажу?
Воронин: это решалось на месте, кто лучше говорит, тот и допрашивает.
11:45
Судья: почему один из участников ОРМ был в балаклаве?
Воронин: такого не было, это мы знаем только со слов Новоселова, мне об этом никто не докладывал.
Судья: вы должны были обеспечивать безопасность гражданских лиц, участвующих в ОРМ?
Воронин: конечно, даже сотрудники должны были друг друга контролировать.
Судья: а как контролировался?
Воронин: сотрудниками, которые доставили Сорокина.
Судья: вы говорили, что во время ОРМ Новоселову мог быть нанесен вред государством. Он мог быть задержан?
Воронин: именно государством, но там только ограничение передвижения было, мы изменили его путь движения.
11:48
Судья: вас беспокоили действия Дикиных, как вы сказали. Зачем тогда создавалась ситуация, которая угрожала его жизни?
Воронин: мы хотели создать ситуацию, при которой он дал бы правдивые показания.
Судья: существовали ли какие-то пределы в рамках ОРМ на получение показаний, в случае отказа Новоселова?
Воронин: да, было велено отвезти его, куда он скажет.
11:48
Юдин заявляет возражение на действия председательствующего из-за некорректных вопросов.
11:50
Судья: в постановлении о проведении ОРМ говорится, что одним из оснований проведения является результат опроса Новоселова на полиграфе. Вы знаете, где и кем он проводился?
Воронин: не знаю, я не пользовался сам им ни разу за всю службу, я не техник. Более четкие основания для ОРМ указаны в первом рапорте.
11:52
Судья: вчера вы показали, что план видели вы и Цыганов. А кто ещё?
Воронин: еще Маркеев и другие участники, они там расписывались в инструктаже.
11:54
Судья: подписав инструктаж, участник соглашался с теми действиями, которые ему предписаны?
Воронин: нет, означало, что ознакомлен, т.к. план не догма.
Судья: а что должны были делать при активном сопротивлении Новоселова?
Воронин: там этого не было, если бы он оказывал сопротивление, то все превратилось бы в обычную драку.
11:57
Судья: вы говорили, что было оперативное наблюдение?
Воронин: оно было до того момента, как они уехали в лес.
Шкаредная: если Новоселов жаловался на насилие, то почему не были рассекречены фотографии наблюдения, из которых следует, что насилия не было?
Воронин: этого не требовалось, потому что было видео оперативного эксперимента, кроме того, эти фото не подлежали рассекречиванию.
11:58
Судья: почему только вы общались с Сорокиным?
Воронин: такое было указание руководства. Я с ним общался только три раза тогда.
12:01
Юдин: вот эти фотографии, которые были получены оперативно-техническим подразделением, имели отношение к делу о покушении на Сорокина?
Воронин: никакого! Они были сделаны исключительно для контроля личного состава.
Юдин: кто был более авторитетным в Нижегородской области, Сорокин или Дикин?
Воронин: Дикин, он был депутатом, а Сорокин просто бизнесменом.
12:03
Сорокин: вы говорили про видеоматериалы, а аудиозапись следователю передавалась?
Воронин: да, передавалась. Кстати, решение по видео, что его частично предоставлять, было связано с тем, чтобы не рассекретить других сотрудников.
Юдин: вы принимали это решение?
Воронин: нет.
12:05
Бурмистров: в каком объеме была выполнена задача, ради которой проводилось ОРМ?
Воронин: задача была раскрыть покушение на Сорокина, она была выполнена.
12:07
Шкаредная Новоселову: вы просили вас отвезти в УВД?
Новоселов: нет, то, что меня отвезут в УВД, сказал Сорокин.
Шкаредная: вы согласны с показаниями Воронина, что вас не заводили в туалет?
Воронин: не согласен, я ходил в туалет, умывался там, мыл руки.
12:12
Сорокин Новоселову: в какой момент я вам сказал, что вы поедете к Воронину?
Новоселов: это было в конце, после видеозаписи.
Сорокин: но ранее вы говорили, что я вышел из машины, это видно на видеозаписи, и уехал...
Новоселов: я не отказываюсь от своих показаний, я просто не помню точно, в какой момент это было.
Сорокин: я и спрашиваю, чем объяснить это противоречие, на видео видно, что я вышел из машины задолго до окончания записи и уехал.
Новоселов: здесь нет противоречия, вы незадолго до окончания вышли.
Серебряная: вас в лесу предупреждали об уголовной отвественности за дачу ложных показаний?
Новоселов: нет.
12:15
Юдин Воронину: те сведения, которые ваше подразделение получило в результате оперативного эксперимента, нашли потом подтверждение?
Воронин: да, конечно. Его потом опознали. Кстати, именно такие же показания, которые давал сейчас Новоселов, он давал в 2004 году, но его тогда осудили за дачу ложных показаний. Новоселова опознали трое свидетелей.
12:17
Судья: что значит, нужно было усадить Новоселова в машину под любым предлогом?
Воронин: нужно было повод найти, вроде того, что пойдем водки выпьем.
Судья: а в случае его отказа надо было тащить его?
Воронин: нет, конечно.
12:19
Юдин просит задать вопросы Сорокину в связи с допросом Воронина, суд отказывает. Юдин заявляет возражение на действия председательствующего. По его словам, суд задавал Воронину провокационные вопросы о возможных направлениях оперативного эксперимента.
12:21
Адвокат Мамхегов заявляет возражение на действия председательствующего в части нарушения равенства сторон. Он обращает внимание на тот факт, что ходатайство Юдина о допросе Сорокина в рамках допроса Воронина было отклонено, но ходатайство гособвинения о допросе потерпевшего было удовлетворено.
12:23
Адвокат Бастраков просит перерыв в зале заседаний для подготовки к допросу Маркеева. Суд ставит ходатайство на обсуждение. Маркеев и его другие защитники поддерживают ходатайство.
12:24
Олег Сорокин и его защита поддерживают ходатайство.
12:24
Евгений Воронин и его защитники поддерживают ходатайство.
12:25
Новоселов возражает, прокуратура не возражает.
12:26
Суд постановил удовлетворить ходатайство частично. Разумное время будет предоставлено, но не в условиях СИЗО, как просил Бастраков. Время будет предоставлено с учетом обеденного перерыва до 14:00. Перерыв.
14:06
Судебное заседание возобновилось. На заседание явился адвокат Артемьев, отсутствует гособвинитель Трусова. Суд переходит к допросу Романа Маркеева.
14:08
Судья разъясняет Маркееву, что срок давности по превышению полномочий истек, он имеет право на прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям по истечении срока давности. Роман Маркеев возражает против прекращения уголовного дела по истечении срока давности, дает об этом подписку.
14:14
Бастраков: с какого времени вы работали в органах внутренних дел?
Маркеев: с мая 1993 года.
Бастраков: какую должность вы занимали в 2004 году?
Маркеев: должность — оперуполномоченный, но название подразделения точно не помню, тогда были постоянные реорганизации.
Бастраков: какими документами вы руководствовались в своей работе?
Маркеев: я работал в криминальной милиции, руководствовался законом о милиции, законом об ОРД, приказами 004, 006 и должностными инструкциями.
Бастраков: кто у вас тогда был начальником?
Маркеев: Воронин, в 2004 году точно.
14:18
Бастраков: расскажите об обстоятельствах участия в оперативном эксперименте 27 апреля 2004 года.
Маркеев: я знал, что на Сорокина было совершено покушение, началось расследование. Сначала это преступление меня никак не коснулось, но уже в апреле мой начальник Воронин ко мне подошел и рассказал, что готовит оперативный эксперимент, кто будет среди участников, что надо будет делать. Я потом увидел план, увидел, что оперативный эксперимент был легитимным, все было подписано начальством. Я знал, что Воронин раньше работал в РУБОП, в его честности я не сомневался, про Цыганова тоже знал, что у него есть большой опыт.
14:25
Бастраков: в чем заключалось ваше участие?
Маркеев: в видеосъёмке оперативного эксперимента. Я знал, что был такой Новоселов, который знал о лицах, причастных к покушению на Сорокина, но скрывал информацию. У нас были сведения, полученные в результате оперативно-разыскной работы, что он ездил за машиной по поручению Дикина. Новоселов был до этого допрошен. Как мне объяснил Воронин, оперативные данные не сопоставлялись с тем, что Новоселов говорил. Так как я имел допуск к гостайне, Воронин все мне рассказал об оперативных данных. Он мне показал постановление и план ОРМ, эти документы были прямым указанием к действию, обязательным для исполнения. Планировалось, что я потом дам согласие на рассекречивание данных о своем участии, чтобы выступать в качестве свидетеля в суде, т.к. я производил во время ОРМ видеосъёмку.
14:28
Маркеев: по плану должны были задержать Новосёлова в людном месте. Место было определено на площади Свободы. Это потребовалось потому, что во время общения его с Ворониным стало известно, что он боится Дикиных больше, чем милицию, закон, Сорокина, т.к. они с ним ничего не смогут сделать, а Дикин может закопать.
14:32
Маркеев: Новоселов тогда был физически развит, занимался спортом с армии, где служил в пограничных войсках, занимался боксом, кикбоксингом. По плану мы должны были потом его отвезти туда, куда он скажет. Такого, чтобы потом ехать в УВД или записывать его показания на бумаге, не было, потому что велась видеосъемка и аудиозапись. Евгений Евгеньевич тогда подумал и о нашей безопасности. У него было такое, что еще УБОПе сотрудник погиб, у меня коллега тоже погиб. Это было важно и для нас, и для самого Новоселова. Так что долгая подготовка была.
14:37
Бастраков: что происходило в тот день 27 апреля?
Маркеев: 26 апреля стало ясно, что ОРМ будет завтра. Со мной еще было четверо человек, сотрудников милиции, которые со мной вместе проходили инструктаж.
Бастраков: а вы знаете их имена?
Маркеев: я не знал их, но если бы и знал, то не смог бы их назвать, т.к. они до сих пор не рассекречены и своего согласия на это не давали.
Судья: защитник Бастраков, не увеличивайте объем предъявленного обвинения, там фигурируют неустановленные лица.
Маркеев: кстати, их легко можно было бы установить, если бы следователь захотел. Тогда мы бы не сидели тут и не слушали, что нам врет Новоселов.
Шкаредная: возражаю!
Маркеев: извините.
14:47
Маркеев: потом был инструктаж, передача автомобиля Сорокина нам, сотрудник Управления специальных технических мероприятий мне дал оборудование, показал, как пользоваться камерой. Мы решили, что надо задерживать на площади Свободы, а не в Сормове, т.к. Новоселов ехал с женой. Потом сотрудник из слежения отзвонился, сказал, что жена вышла на площади Минина. Мы стали ждать. Потом подъехал автобус, мы развернули машину, встали почти на переходе. Он вышел и потом пошел в нашу сторону. Ему предложили пойти выпить и поговорить. Нам на инструктаже тогда говорили о личности Новоселова: лживый, пьяница, любит женщин и т.п. Сотрудники к нему подошли и приобняли его, это было сделано, чтобы проверить, нет ли у него оружия, т.к. оно могло быть. Они уже были на уровне машины.
Бастраков: какое-то насилие применялось?
Маркеев: я не видел, чтобы кто-то из сотрудников милиции применял к нему насилие, я точно не применял, т.к. подойти к нему спереди, как он рассказывает, когда у кикбоксера не заблокированы ноги, — это верх глупости.
14:51
Маркеев: потом сели в машину, поехали, водитель сам ехал, знал, куда ехать.
Бастраков: какое-то насилие в машине к Новоселову применялось? Спецсредства?
Маркеев: нет, не применялись. Там приехали потом на дорогу, которая была покрыта мелкими камнями. Я не знаю, почему все говорят, что там был лес, там были дачи. Там нас или должен был ждать, или должен был подъехать, я не помню сейчас, сотрудник милиции, загримированный под Сорокина.
14:55
Маркеев: сначала мы подъехали и ждали минут 5-10, никто не выходил. Потом подъехала машина, мы вышли все из машины, и Новоселов тоже. Я включил камеру, как мне показали, стал снимать все. Отошли от машины чуть-чуть, там уже травка была. Потом я увидел Сорокина. Должен сказать, что я Сорокина до очной ставки в 2017 году вообще не видел. Я тогда думал, что этот человек, загримированный под Сорокина, выглядел, как мне казалось, как должен выглядеть миллионер, одет соответствующе.
15:01
Маркеев: все стояли рядом, водитель — около багажника. Никакого человека в маске вообще не было, никаких наручников ему никто ни в машине, ни потом не надевал. Среди нас не было замаскированных сотрудников, все были в обычной одежде, не в камуфляже, номера машин тоже не маскировали. Он должен был нас воспринимать как сотрудников охраны Сорокина, а не как киллеров. Новоселов должен был волноваться, он и волновался, но, чтобы страх был, как он описывал, такого не было. Олег Валентинович с ним даже поздоровался. У них даже завязался разговор, они стали общаться, нашли общий язык. Мы все не стояли на месте, все ходили, разговаривали. Новоселова никто не блокировал. Я все это просто снимал, близко не подходил. Я, имея оперативный стаж, понимал, что человек нашел психическое состояние, что разговор пошел, поэтому вмешиваться нельзя.
15:08
Маркеев: они разговаривали где-то, как мне показалось, час. Новоселов, в конце концов, совершенно неожиданно для нас попросил бумаги. Моя задача была снимать и потом выступать свидетелем в суде. Для нас его желание записать было неожиданно. Стали искать бумагу, потом в одной из машин нашли серую бумагу. Он на капоте стал писать, но потом мы ему сказали: сядь в машину, там же удобнее писать. Он сел и стал писать в машине, остальное вы видели на видеозаписи, там он сидит чистый, голубые джинсы. Я мог камеру передавать кому-то ненадолго, но на записи видно, что там спокойно все разговаривают. Я точно могу гарантировать, что Сорокин минут за 7 до конца записи выходит из машины и сразу уезжает. Там больше ничего не надо было делать, ведь Новоселов все написал. Потом мы все сели в машину, спросили, куда его везти, он говорит, хочу в милицию к Воронину. Я его спросил, кто такой Воронин, ведь я же не раскрывался, кто я и откуда.
15:15
Бастраков: а кто звонил Воронину?
Маркеев: я не помню, с какого телефона, но я с ним разговаривал. Тот сказал, подвезите его к зданию ГУВД. Когда ехали обратно, Александр нам почти как друг стал, разговорился, стал спрашивать, сколько мы как охрана получаем. Подтвердил то, что мы о нем знали, хотел выпить, но я его доставил к милиции трезвым и чистым.
Бастраков: куда вы его доставили, к какому входу в ГУВД?
Маркеев: не прямо к крыльцу, а мимо церкви. Мы не могли на Мерседесе подъехать прямо к входу, там не было где развернуться. Высадили его метров за 40. Там Воронин на улице уже стоял, курил, увидел нас, подошел, мы высадили Новоселова и уехали. Потом я камеру оставил в машине.
15:18
Бастраков: вы составляли какой-нибудь отчет?
Маркеев: да, я готовил специальную справку Воронину по форме, она была секретная, о том, что никаких нарушений во время ОРМ не было. В деле есть справка, где подпись не моя. Текст мой. Но мы тогда знали, что Дикин — зампредседателя Законодательного собрания, мы опасались, что нас могут за задницу за это взять, но я даже не предполагал, что это произойдет через 15 лет.
15:21
Бастраков: как вы относитесь к иску Новоселова?
Маркеев: я его не признаю, это просто жадность. Если государство что-то причинило Новоселову, то оно ему пусть и выплачивает. Я нет.
Бастраков уточняет у Маркеева его личные данные о семье, о лицах на иждивении, заболеваниях, наградах и т.п. Такие же данные ранее сегодня судья выясняла у Воронина.
15:25
Маркеев: один из главных вопросов, которые задавали, зачем проводили оперативный эксперимент. Надо ли было любыми средствами выбить из Новоселова показания? Нет! Этого не требовалось, если бы он отказался давать показания, его нужно было отпустить, доставить туда, куда он скажет. Другое дело, что он потом менял свои показания, его потом судили за дачу ложных показаний, его показания меняются в течение всех 15 лет.
Бастраков: вы сами давали согласие на рассекречивание своего участия в ОРМ?
Маркеев: да, сам. Меня потом приглашали принять участие в следственном эксперименте, я показывал место, где забирали Новоселова и т.п.
15:26
Пока у адвоката Бастракова нет вопросов к Маркееву. Объявлен небольшой технический перерыв.
15:45
Судебное заседание возобновилось.
15:46
На судебное заседание явилась прокурор Трусова.
15:47
Адвокат Коптелов, спрашивает, может ли Маркеев ответить на его вопросы, тот отказался, т.к. не считает его своим адвокатом. У защитника Каталымовой вопросов нет.
15:50
Сорокин: у вас был опыт проведения ОРМ?
Маркеев: да, был.
Сорокин: мы с вами были знакомы?
Маркеев: нет, мы познакомились на очной ставке в 2017 году.
Сорокин: во время оперативного эксперимента я давал кому-либо какие-то указания?
Маркеев: нет, ни вы, ни другие участники никаких указаний никому не давали.
15:52
Бурмистров: в справке о проведении оперативного эксперимента, которую вы составили, но не вы подписали, указано, что использована замаскированная аудиозапись. Кто ее вел?
Маркеев: я уточню, вы неправильно поняли, эту справку, которая в уголовном деле, не я составлял и не я подписывал. Аудиозапись велась скрыто одним из сотрудников. Кем, я не знал, видел лишь потом кассету.
15:56
Бурмистров: в каком объеме была выполнена задача, ради которой проводился оперативный эксперимент?
Маркеев: мне была поставлена задача провести видеосъемку, я ее выполнил.
Бурмистров: кем был подписан план ОРМ, были ли там детали того, что надо делать в случае, если бы Новосёлов отказался давать показания?
Маркеев: был подписан Цыгановым, некоторые детали были.
Бурмистров: где находится этот план?
Маркеев: он должен храниться в архиве, но это совершенно секретный документ.
15:57
Нагорный: какие-то спецсредства или оружие использовались в ходе ОРМ?
Маркеев: нет, возможно, там были газовые баллончики.
16:02
Шкаредная: вы ответили, как вы провели оперативный эксперимент, а как должны были сделать, обсуждалось?
Маркеев: да, практически так, как обсуждалось, и было.
Шкаредная: вам известно, что люди, которые в это время были на площади Свободы, обращались в милицию по поводу похищения человека?
Маркеев: мне неизвестно, но, думаю, должны были, там много народу было, водители маршруток.
Шкаредная: вы применяли к нему насилие?
Маркеев: да вы что! Конечно, нет.
Шкаредная: вы помните, как был одет Новоселов?
Маркеев: не помнил, но я видел видеозапись в 2016 году.
Шкаредная: когда Новоселов писал в лесу показания, ему кто-нибудь диктовал?
Маркеев: никто не диктовал.
16:05
Шкаредная: вы сказали, что оставили камеру в Мерседесе. Как потом видеозапись оказалась в милиции?
Маркеев: я знаю процедуру, но в этом случае я не знаю, кто конкретно это делал.
Шкаредная: а кто ее потом обрезал?
Маркеев: я знаю, какая служба это сделала.
16:07
Новоселов: в момент моего задержания я звал на помощь, сопротивлялся?
Маркеев: я уже рассказывал об этом.
Новоселов: на тот момент вам был известен телефон Воронина?
Маркеев: этот номер я использовал с ваших слов, точно не помню, но или вы его продиктовали, или сами его набрали.
16:09
Судья: укажите цвет автомобиля марки Мерседес?
Маркеев: черный.
Судья: из автомобиля, в котором приехал Сорокин, кто-то еще выходил?
Маркеев: я не видел, мы стояли так, что я даже, когда Сорокин выходил, не видел.
Судья: вы садились в машину к Сорокину?
Маркеев: нет, такого не было.
16:12
Судья: вы вчетвером проходили инструктаж? Находилось ли в машине с Сорокиным лицо, проходившее инструктаж?
Маркеев: не знаю.
Судья: изымался ли у Новоселова телефон во время оперативного эксперимента?
Маркеев: нет.
Судья: в какой момент должен был закончиться оперативный эксперимент?
Маркеев: такого не было, там указано, от какого времени он продолжается, а не до какого. Для меня он закончился, когда я подписал справку.
16:14
Судья: во время оперативного эксперимента вы разговаривали с Новоселовым?
Маркеев: в основном во время поездки обратно, когда он спрашивал, то я односложно отвечал. Во время записи я мог у него что-то уточнять, но на видео я свой голос не узнал.
Судья: во время оперативного эксперимента вы имитировали использование оружия?
Маркеев: нет, мы его даже не пугали, там оружия не было.
16:18
Судья: каким образом вы оказались на Московском шоссе? Как вы ехали в ту сторону?
Маркеев: Проспект Гагарина, потом на Варю, потом через переезд, на Балахну и т.д.
Судья: если в цели оперативного эксперимента не входило взятие показаний, то зачем искали бумагу?
Маркеев: если человек хочет покаяться, то я как оперативник должен был обеспечить.
Судья выясняет у Маркеева подробности о его заболеваниях и инвалидности, о родственниках и лицах на иждивении.
16:20
Новоселов: вы сказали, что я вас попросил отвезти меня к Воронину дать показания, вам известно, дал я их?
Маркеев: я не говорил, что именно дать показания, я сказал, что вы просили поговорить с ним.
Новоселов: вы знали, о чем мы с Ворониным говорили?
Маркеев: нет, не знал.
16:21
Судья: почему вы не вышли из машины, когда подъехали к зданию РОВД?
Маркеев: я даже не задумывался об этом тогда, просто вышли и все.
16:22
Шкаредная Новоселову: вы согласны с показаниями Маркеева?
Новоселов: нет, не согласен, настаиваю на своих.
16:23
Судья с учётом того, что двое подсудимых уже дали показания по эпизоду 2004 года, дает Сорокину возможность дать свои показания. Сорокин благодарит за это суд.
16:28
Сорокин: в декабре 2003 года на меня было совершено покушение, остались внутри осколки, была удалена селезенка, остались шрамы. Я долго лежал в больнице в палате с затемненными окнами, потому что правоохранительные органы были обеспокоены моей безопасностью. Тогда ко мне пришли из милиции и предложили дать объявление о вознаграждении, чтобы получить любую информацию о покушении, т.к. оно произошло в месте, где ездят люди. Номер был указан, который был полностью под контролем правоохранительных органов, они сами все записывали, что на него поступало. Я знал, что они нашли даже продавца автомата. Я встречался с руководителем ГУВД Братановым, он мне пообещал, что все силы будут брошены на раскрытие преступления. Назвал мне фамилию Цыганова.
16:33
С Ворониным я увиделся в больнице, он ко мне приезжал. Братанов обозначил круг лиц, с которыми я мог общаться. В основном я тогда общался со следователем Клочковым. На апрель месяц с момента покушения уже прошло 5 месяцев, мне тогда в силу моей малой информированности казалось, что следствие зашло в тупик. Я жил тогда в состоянии страха, не мог встречаться с незнакомыми людьми, тем более на открытом пространстве, у меня даже в кабинете стояли бронированные окна. Обо всех встречах я информировал следователя Клочкова. Было несколько версий, но про Дикина тогда никто даже не думал, слишком в большом статусе был человек. Мне казалось, что следствие зашло в тупик.
16:38
Сорокин: потом, в апреле, меня пригласил Евгений Воронин, он рассказал о планируемом ОРМ, о том, что оно может серьезно помочь следствию. Они мне гарантируют безопасность и конфиденциальность. В рамках мероприятия они хотели устроить мне встречу с человеком, который предполагаемый стрелок или соучастник, точную формулировку не помню. Они сказали, что у них очень много информации, но раскрыть они ее мне не могут. Я согласился, подписал документы. Я тогда получил письмо о предоставлении автомобиля. Но сначала на первой встрече мы про автомобиль не говорили, просто Воронин сказал, что хотели обойтись без меня, но по техническим причинам не могут. Письмо об автомобиле было за подписью Цыганова.
16:41
Сорокин: Воронин рассказал мне некоторые детали, что сотрудники приедут за мной, привезут в определенное место. Моя задача была в том, чтобы показать этому человеку, которого мне укажут, свои шрамы и спросить, зачем он в меня стрелял. Я дал подписку о неразглашении об участии в ОРМ. Мне Воронин сказал, что проведение ОРМ согласовано руководством ГУВД. Он сказал, чтобы я вел себя спокойно и уравновешенно.
16:44
Сорокин: Воронин сказал, что 27 апреля утром я должен был передать ему автомобиль, сказал, чтобы я был утром на работе, за мной приедут. Он сказал, чтобы одежда была комфортная, я решил, что раз надо показывать шрамы, то надо точно не костюм. Потом мне позвонили, приехал автомобиль, светлый Ниссан, не такой, как Новоселов рассказал.
16:48
Сорокин: мы ехали долго, молча. Когда мы заехали на эту дорогу, она такая полулесная. Мужчина, который сидел спереди, сказал, что покажет мне предмет моего разговора. Там уже стоял Мерседес, я не помню, кто там стоял, но тот мужчина рядом со мной показал на того человека. У Мерседеса стояли трое мужчин, один стоял ближе ко мне, другой стоял ближе к капоту. Там был Новоселов. Я подошел к нему и спросил: зачем ты в меня стрелял? Задрал куртку, показал шрамы. Он тут же прямо сразу начал рассказывать, что это не он, что его послали забрать машину Дикины.
16:53
Сорокин: когда он сказал, что его Дикины посылали за этой машиной, меня как током ударило, я все сразу понял, что со мной произошло. Дальше потом пошел рассказ с деталями, он, например, фамилию Шишкин назвал. Из него, что называется, полилось. Мне даже показалось, что он вдруг понял, в какую он ситуацию попал и хочет выговориться. Я невольно стал ему задавать вопросы, меня другое просто перестало интересовать, у меня как будто камень неизвестности с души упал. Он называл такие подробности, что не было сомнений, что это не фантазия. Он, например, говорил, что звонил Дикину Михаилу, а потом ему перезвонил Дикин Александр.
17:00
Сорокин: потом он начал писать свои показания на бумаге, на капоте или на багажнике. Лес был в апреле сырой, были лужи в лесу, невозможно было положить лист бумаги, чтобы он не превратился в промокашку. Меня это мало интересовало, я просто слушал. Я других людей вокруг не замечал, меня только Новоселов интересовал. Кто-то из них сказал сесть в машину, чтобы он писал в машине. Я увидел, что кто-то рядом стоял и записывал на камеру, я не знал, записывался ли наш разговор, разговор был очень долгий, мы переходили с места на место. Потом я увидел, что переднее сиденье свободно, дверь открыта. Я сел туда, это было мое личное решение, спонтанное. Новоселов мне сказал, что на ушко Воронину об этом говорил, я был в шоке. Не думал, что Воронин был в курсе того, что мне рассказывал Новоселов. Потом другой человек подошел и сказал: Олег Валентинович, вам здесь больше делать нечего, я вышел из машины, и мы уехали. Я понял, что я выполнил то, что от меня хотели.
17:05
Сорокин: я там вообще ни с кем не общался, только с человеком, который меня привез. Он же меня потом увез на работу. На этом мое участие в оперативном эксперименте было завершено. Кстати, никакой встречи с Авдеевым, о которой тот говорил, у меня не было и не могло быть, я тогда не мог встретиться с незнакомым человеком, я бы предупредил сразу Воронина или Клочкова. Я тогда думал, что преступление раскрыто, а с момента эксперимента до приговора прошло полтора года. Я на следующий день читаю газеты, но не вижу, что кого-нибудь арестовывают. Я после этого пришел к ним, спросил, они мне сказали, что сидите спокойно, раз стали обладателем оперативной информации.
17:10
Сорокин: когда мы были в суде, я спросил, почему не озвучена информация об аудиозаписи, мне сказали, что это из соображений безопасности, в том числе ради меня. Я думаю, на тот момент все понимали, что мероприятие было совершенно законным. Вот и все, что я помню, хотя 15 лет прошло. Для меня тогда главным событием стало то, что он назвал Дикиных. Я потом в деле читал его заявление, но там было далеко не всё, что он в лесу рассказал.
17:13
Юдин: от кого поступила просьба о предоставлении автомобиля?
Сорокин: не от Воронина, он просто уточнил, смогу ли я предоставить машину, на которой постоянно передвигаюсь.
Юдин: что вам сказали на инструктаже по поводу места?
Сорокин: ничего не сказали, я не знал, куда нас повезут, потом уже понял, что балахнинский лес был выбран потому, что из Сормова планировали Новоселова забирать, там ближе.
17:15
Шкаредная Маркееву: вы помните, что кто-то выходил из машины Сорокина, как тот говорит?
Маркеев: может, и выходил, я сейчас не помню.
17:17
Амосов Сорокину: во что вы были одеты?
Сорокин: я точно не помню, но не в костюме. Наверное, в кожаной куртке и джинсах.
Амосов: а другие во что?
Сорокин: тогда все мужчины примерно одинаково одевались, куртка темная, джинсы.
17:23
Сорокин: я хотел добавить, вот нас сюда приводят в наручниках, я бы хотел показать, какие следы остаются.
Судья: мы не проводим судебный эксперимент.
17:25
Сорокин согласился отвечать на вопросы прокурора по эпизоду 2012 года. Это будет после технического перерыва.
17:39
Судебное заседание возобновилось.
17:41
Сорокин дополняет свои показания.
Сорокин: я тогда пришел к Братанову с вопросом, как я могу отблагодарить милиционеров, которые раскрыли преступление. Он мне сказал: напишите письмо министру и продолжайте помогать храму в честь погибших милиционеров в Марьиной роще.
17:46
Шкаредная: вам известно что-то о долге Чегодаева перед Садековым?
Сорокин: мне было известно, что между ними существуют финансовые отношения в крупном размере. Я, в отличие от них, купил услугу, а они самолетом владели, и у них доли были. Я знал, что самолет стоит 20 млн долларов, не меньше.
Шкаредная: известно вам, когда был задержан Садеков?
Сорокин: да, это в СМИ писали.
Шкаредная: когда вы заключали мировое соглашение с Чегодаевым?
Сорокин: их было несколько, они все есть в деле, там были мировые соглашения по конкретным долгам за невыполненные услуги, за сорванные перелеты. У меня там у них был депозит на миллион долларов.
17:51
Шкаредная: кто в тот момент был вашим юристом?
Сорокин: много было, Фетисова Юлия была, Ануфриева Юлия была.
Шкаредная: какие отношения, кроме семейной дружбы, вас связывали с Ануфриевой?
Сорокин: деловые отношения.
Шкаредная: она имела какое-то отношение к ООО «Столица Нижний»?
Сорокин: когда я был директором этой компании, то никаких. Но я должен сказать, что пользовался услугами этой конторы, в том числе по семейным делам. Я не расстаюсь с адвокатами с начала 2000-х годов. Дела с Чегодаевым вела Юлия Фетисова.
17:52
Шкаредная: вы сказали, что наручники на Новоселова не надевали, а насилие к нему применяли?
Сорокин: нет, к нему на моих глазах даже никто не подходил.
17:53
Шкаредная Новоселову: вы согласны с показаниями Сорокина?
Новоселов: нет, не согласен. Он тогда давал показания, что он вообще в тот день сидел на работе.
17:56
Судья объявляет, что допросы подсудимых завершены. Но, поскольку Сорокин ранее рассказал о своих взаимоотношениях с Чегодаевым и Садековым, ссылаясь на документы, суд решил по своей инициативе исследовать эти документы в судебном заседании.
17:58
Судья оглашает документы о том, что Сорокин перечислял в пользу фирмы Чегодаева Фалькон Джет 780 тыс. евро. — плата по соглашению.
18:00
Оглашается исполнительский лист о взыскании с Чегодаева задолженности. Все оглашаемые документы имеются в материалах дела в томе 10.
18:02
Оглашается определение Нижегородского районного суда от 2011 года, мировое соглашение Сорокина с Чегодаевым по 6 млн рублей, постановление судебного пристава об ограничении должника на выезд из РФ в отношении Чегодаева.
18:05
Оглашается исполнительный лист от мая 2012 на 3 млн рублей, документы пристава, заочное решение Нижегородского районного суда о взыскании долга на эту сумму с Чегодаева.
18:06
Оглашается соглашение между Сорокиным и фирмой Чегодаева, документ содержит также подпись Садекова. Также оглашается договор поручительства, подписанный Сорокиным, Чегодаевым, Садековым.
18:08
Оглашается еще один договор поручительства от 2013 года, поручитель Чегодаев, кредитор Сорокин.
18:12
Сорокин просит также огласить договор между Чегодаевым и Садековым, который также есть в материалах дела, но суд его не огласил. Судья просит указать, в каком томе находятся эти документы. Адвокаты просят перенести этот вопрос на завтра.
18:15
Судья поясняет, что суд еще не перешел к стадии дополнений. Сейчас, по словам судьи, стадия после допроса, когда суд по собственной инициативе просит защитников указать, какие документы должен огласить суд в подтверждение показаний Сорокина.
18:16
Защитники ищут, в каком томе находится копия соглашения.
18:17
Суд возвращается к ходатайству Артемьева об оглашении письменных доказательств.
18:24
Артемьев просит огласить заключения специалистов по объему полномочий Сорокина, т.к. его доверителя обвиняют именно по его должностным полномочиям. Также заявлены заключения по тому, насколько Сорокин на посту главы города обладал возможностями для совершения преступления, в котором его обвиняют.
18:26
Олег Сорокин и его защита поддерживают ходатайство.
18:31
Евгений Воронин, Роман Маркеев и их адвокаты поддерживают ходатайство. Новоселов — на усмотрение суда. Прокурор Шкаредная возражает, считая, что все эти заключения по сути — оценки полномочий, но об этом суд должен принимать решение в совещательной комнате.
18:33
Суд постановил отказать Артемьеву в оглашении заключений специалистов о полномочиях главы города, т.к. эти заключения относятся к вопросам применения уголовного кодекса в части трактовки преступления. По мнению суда, эти документы никакого доказательственного значения не несут.
18:35
Адвокат Нагорный заявляет возражение на действия председательствующего по этому поводу.
18:37
Адвокат Бурмистров также возражает против действий председательствующего.
18:39
Также против действий председательствующего возражает адвокат Кравченко.
18:44
Олег Сорокин обращает внимание суда на то, что он был ограничен в даче показаний, был ускоренный режим представления доказательств, был сокращен этап вызова свидетелей и специалистов. Так как многие специалисты не были допрошены, образовался серьезный пробел в том, что касается его полномочий. Считает отказ суда нарушением его права на защиту.
18:45
Судья решает перейти к рассмотрению ходатайства Артемьева о признании недопустимым протокола очной ставки между Сорокиным и Садековым.
18:51
Адвокат Артемьев в дополнение к этому ходатайству заявляет еще одно, от самого Сорокина. Тот указывает, что при проведении очной ставки следователь Лагунов отказался внести в протокол замечания Сорокина и его адвокатов. Очная ставка, пишет Сорокин, проходила с многочисленными нарушениями, в маленьком кабинете СИЗО, в присутствии сотрудников конвоя, которые через дверь вели запись очной ставки на видеорегистратор. Сорокин ходатайствует об истребовании данной видеозаписи и видеорегистратора.
18:54
Артемьев зачитывает свое ходатайство о признании протокола очной ставки недопустимым из-за многочисленных процессуальных нарушений в ходе ее проведения. По мнению адвоката, видеозапись очной ставки поможет установить, что эти нарушения действительно были.
19:02
Суд выясняет, есть ли еще у адвокатов ходатайства о признании доказательств недопустимыми. Адвокаты Сорокина просят суд разъяснить, является ли это последним моментом, когда можно заявить ходатайства. Суд говорит, что да, именно по ходатайствам о признании доказательств недопустимыми, т.к. защита ранее была ограничена во времени, а сейчас стадия после допроса подсудимых. Адвокат Кравченко возражает, говорит, что отказ суда от рассмотрения ходатайств является нарушением. На это суд предлагает ему открыть УПК и просмотреть раздел про стадию дополнений.
Адвокат Нагорный заявляет возражение на действия председательствующего.
19:04
Суд выносит замечания защитникам Артемьеву, Кравченко и Нагорному за неуважение к суду.
19:06
Кравченко заявляет ходатайство об исключении доказательства — записи акта о смерти Беспалова, т.к. она не может по закону быть доказательством.
19:07
Кравченко также просит исключить еще одно доказательство — заявление Садекова, которое получено с процессуальными нарушениями.
19:09
Кравченко просит исключить еще одно доказательство — заключение экспертов по фонограмме разговора в Каннах из-за нарушений при производстве экспертизы.
19:12
Адвокат также просит исключить из числа доказательств заключение эксперта Громовой.
19:13
Сорокин просит обеспечить им надлежащие условия, т.к. в «аквариуме» уже нечем дышать.
19:14
Суд продолжает выслушивать ходатайства о признании недопустимыми доказательств. Кравченко просит исключить из числа доказательств еще одну расшифровку разговора из материалов дела.
19:17
Кравченко также просит признать недопустимым протоколы допросов Садекова и Беспалова. В каждом ходатайстве приводятся аргументы и указываются допущенные следствием процессуальные нарушения.
19:21
Адвокат Богдан заявляет ходатайство о признании недопустимым доказательства — протокола осмотра следователем Лагуновым предметов, которые не находились в производстве по делу, например, диктофона Олимпус.
19:23
Адвокат Юдин заявляет ходатайство о признании недопустимым доказательства — заключения эксперта Гундяева, который допустил непроцессуальное общение с близкими родственниками Воронина.
19:28
Адвокат Артемьев заявляет о нарушении прав его подзащитного, который плохо себя чувствует, лежит на скамейке. Заявляет ходатайство о признании недопустимыми доказательств — аудиозаписей разговоров, законность получения которых не подтверждена.
19:30
Суд с учетом состояния подсудимых принимает решение отложить заседание на завтра на 09:00.
19:59
Адвокат Андрей Юдин рассказал о показаниях Евгения Воронина, который в судебном заседании подтвердил законность проведения оперативного эксперимента с участием Новосёлова.
19:59

***

«Криминальная хроника» ранее неоднократно рассказывала про дело Олега Сорокина и Евгения Воронина.


Copyright © "Криминальная хроника"
***

комментария 3 на «Дело Сорокина: эпизод с похищением Новоселова»

  1. Старый Солдат пишет:

    Если следствие,прокуратура,суд считают,что имело место похищение с избиением,а не опер.эксперимент,то,ничтоже сумняшеся, -Воронин и Маркера рядовые исполнители!А кто же подстрекатель и исполнитель тогда?Цыганов?Он предлагал,консультировал,утверждал...Так почему он свидетель?Опять стрелочники.


  2. Александр Бухарец пишет:

    Не знаю других, но Воронин нормальный и вменяемый мужик. И занимался своим делом...


  3. Константин пишет:

    Если протокол судебного заседания от 27 февраля записан верно, то возникают вопросы, как Воронин готовился к процессу.

    Перлы:

    1. «Воронин. ЗАХВАТ Новосёлова должен был произойти в людном месте на остановке общественного транспорта.»

    2. «Воронин. Мы хотели создать ситуацию при которой он (Новосёлов») ДАЛ БЫ правдивые показания."

    Толь перлы, без коммент.


Трекбеки



Ваш отзыв

Вставить изображение