«Мой отец был животным. Он сломал мне всю жизнь». Из показаний обвиняемой

«Мой отец был животным. Он сломал мне всю жизнь». Из показаний обвиняемой

— Погибший «Х.» приходился мне отцом. С ним у меня были очень плохие отношения. Я ненавидела отца. Считаю, что он испортил мне жизнь, так как все время по отношению ко мне вел себя как «животное».

Начиная с моего пятилетнего возраста, отец совершал в отношении меня развратные действия сексуального характера.

Отец был военным, поэтому нам иногда приходилось переезжать. Когда мне было одиннадцать лет, я и отец вдвоем уехали в *место жительства*, а мать и младшая сестра какое-то время проживали по прежнему адресу.

Все время пока мы жили с отцом вдвоем, он каждую ночь приходил к мне и совершал в отношении меня действия сексуального характера.

Затем в 14-летнем возрасте, когда мы находились у бабушки, отец меня изнасиловал. Я рассказывала об этом матери, но она никуда обращаться не стала, никаких мер не предпринимала.

Вместо помощи, мать осталась с отцом, а меня отправила жить к бабушке в *место жительства*, где я жила два года и заканчивала школу. Как потом выяснилось, мать не стала заявлять в милицию, так как отец угрожал ей.

Отец был очень злым и агрессивным человеком, и если он высказывал угрозы, то мог их исполнить. И мать, и я, мы все боялись отца. Отец и дальше, когда я была уже взрослой, меня домогался и принуждал к сожительству, вступал со мной в половую связь.

Если по какой-то причине мы оставались в доме вдвоем, то он всегда ломился ко мне в комнату.

Однажды, будучи уже взрослой, я сама обращалась в прокуратуру, но меня уговорили забрать заявление.

Мать и сестра обо всем этом знали, но какой-либо помощи мне не оказывали. Из-за такого поведения отца, я рано уехала из дома. За такое его поведение отца я ненавидела, всегда стыдилась этого, жила с этой болью, пыталась все забыть.

Я рано вышла замуж, у меня есть сын, который живет отдельно. С ним я общаюсь мало, помощи от него не жду, так как его воспитанием занималась не я, а бабушка.

Мать с отцом разошлись, и отец последнее время проживал в доме своих родителей в *место жительство*, сильно злоупотреблял спиртным. Я проживала в *место жительства*.

Между мной и отцом постоянно происходили ссоры и скандалы, мы не ладили с ним. Отец сильно злоупотреблял спиртным, в состоянии алкогольного опьянения себя не контролировал. Он всегда распускал руки.

Несколько лет назад, когда отец узнал, что я пыталась подать на него заявление, он очень сильно избил меня по голове, я находилась в реанимации. Перед приездом «скорой» он пригрозил мне убийством, чтобы я не сообщала в полицию. Я всегда боялась отца.

Около двух лет назад, я встретила «С.», с которым стала сожительствовать. Так как у нас не было собственного жилья, мы были вынуждены уехать жить в деревню *П.*, где сначала проживали в съемных домах, затем в доме моей бабушки.

Но родственники попросили нас выехать из этого дома, и так как другого жилья у нас не было, нам пришлось временно поселиться у отца, в доме доставшемся ему после смерти деда.

В планах у нас было уехать жить в *место жительство*. Отец собирался также уехать из этого дома, так как ему поступило предложение по работе.

Живя в *адрес местожительства*, я пыталась ни с кем не общаться, редко выходила на улицу, так как стеснялась того, что происходило с отцом ранее, и боялась, что соседи могут об этом узнать и обвинить меня.

Спиртное я употребляла не часто и если выпивала, то с «С.», а не с отцом. С отцом у нас сложились очень плохие отношения, мы ненавидели друг друга, поэтому постоянно скандалили.

Живя в доме у отца, я старалась с ним не общаться, питались мы врозь, не разговаривали. Отец почти всегда был пьяным, в состоянии алкогольного опьянения особенно устраивал скандалы, вел себя агрессивно, выражался в мой адрес грубой нецензурной бранью, унижал меня, угрожал физической расправой, избивал.

«С.» пытался не вмешиваться, а я старалась от него эти скандалы скрывать. Так как со мной жил «С.», то отец, боясь его, не домогался меня в сексуальном плане, но однажды после моей ссоры с «С.» предложил мне выгнать его и сожительствовать с ним.

В тот день 12 апреля отец что-то не так сделал на кухне, я ему высказала замечание. За это он меня избил, поэтому при производстве медицинской экспертизы у меня были обнаружены телесные повреждения.

Живя в *адрес*, я занималась домашним хозяйством, обрабатывала огород, заготовила много рассады. «С.» работал на пилораме, летом мы сдавали собранные грибы и ягоды, и на эти деньги жили. Свою пенсию отец пропивал в течение нескольких дней, а затем питался за наш счет.

Я очень ждала наступления Пасхи, поэтому к этому дню осуществляла тщательную уборку дома. Утром  12 апреля «С.» ушел на работу, а я стала готовить, чтобы вечером вдвоем с «С.» отметить Пасху.

Отец с утра был пьяным, скандалил. Он стал из холодильника вынимать приготовленный мной кастрюлю с борщом и уронил ее на пол. Я стала ругаться. Отец взял стоявшую на плите сковороду с макаронами и котлетами и бросил ее на пол. Я стала все это прибирать, при этом ругалась. Отец в ответ на мои замечания, схватил ковш и несколько раз ударил меня по голове. Я разозлилась, взяла попавшийся под руку разводной ключ и тоже в отместку ударила отца в область головы.

Когда с работы пришел «С.», мы с ним поужинали, я смотрела телевизор. Потом в дом пришел сосед «Ч.», который находился в состоянии алкогольного опьянения. Он и раньше приходил к отцу, чтобы у нас в доме выпить спиртного. Я не помню точно, но либо «Ч.» с собой принес спиртное, либо за спиртным он ходил с «С.» или с отцом.

Было две бутылки водки. «Ч.» и отец расселись за столом на кухне. На столе было мало места, так как он был заставлен рассадой, поэтому все вместе мы никак не могли сидеть за этим столом.

«Ч.» и отец стали отмечать Пасху, распивали спиртное. «С.» тоже подходил несколько раз из комнаты на кухню к отцу и «Ч.», и выпил немного с ними. Они приглашали меня к себе, но я не хотела выпивать вместе с отцом, так как была на него обижена.

Кроме того, я незадолго до этого плотно поела и мне выпивать не хотелось. Но «Ч.» и «С.» уговорили меня выпить.

Я выпила две стопки водки, что составляло около 100 граммов. Затем снова ушла смотреть телевизор. «С.», так как сильно устал на работе, лег на диван и сразу же уснул, поэтому происходящего в доме не слышал, так как всегда крепко спал.

Потом «Ч.» уснул прямо за столом. Я сидела в комнате на диване, смотрела телевизор, «С.» в этой же комнате спал. После того как «Ч.» уснул, отцу стало скучно. Он как всегда стал ходить по дому и ругаться. Затем зашел ко мне в комнату и стал меня оскорблять, ругаться, не давал смотреть телевизор.

Я не отвечала на его оскорбления, тогда он стал наносить мне удары по голове и другим частям тела. Это меня взбесило, так как он и раньше наносил мне удары по голове. Я требовала прекратить противоправные действия, но отец на мои замечания не реагировал.

Я, чтобы пресечь действия отца и припугнуть его, зашла на кухню, где за столом в этот момент спал «Ч.», взяла нож, вернулась в комнату. Не помню точно, но допускаю, что показала нож отцу, и предупредила, чтобы он меня больше не трогал.

Я села на диван, в руке у меня был нож. Вместо того, чтобы прекратить, отец снова подошел ко мне, стал меня оскорблять, и снова стал наносить удары по голове. Я руками защищала голову, боялась, что отец меня снова изобьет. Затем, не помню как, я встала с дивана и, увидев у отца открытый участок тела, стала наносить удары ему ножом в область шеи. Все происходило очень быстро.

После нескольких ударов отец упал на пол, и я продолжила наносить удары ему уже лежащему на полу.

Думаю, что я это делала, так как боялась, что если отец встанет, то меня убьет. В тот момент я ненавидела отца. Сколько я нанесла ударов отцу, я не помню. Остановилась, когда увидела, что у него из шеи бьет фонтанчик крови.

Затем я какое-то время, наверное, просто сидела около него, когда увидела у себя в руках нож, то бросила его рядом с отцом на пол, села на диван. Затем я увидела, что в комнату зашел «Ч.». Я точно сказать не могу, в какой момент он зашел в комнату и видел ли «Ч.», что произошло. Но с того места на кухне, где он сидел за столом, происходящее в комнате не видно, так как обзор заслоняла печь.

Полагаю, что «Ч.» проснулся от шума и мог зайти в комнату, когда я уже наносила удары лежащему на полу отцу. Но я ничего вокруг себя в этот момент не видела, поэтому точно утверждать не могу.

«Ч.» я увидела, когда уже села на диван. По его виду я определила, что он был в шоковом состоянии, сел в кресло, меня ни о чем не спрашивал. Я попросила «Ч.» вызвать «скорую» и полицию, на что «Ч.» ответил, что у него нет телефона, а затем «Ч.» ушел из дома.

Какое-то время, не знает сколько, я сидела на диване. Затем, как потом оказалось около 6 часов утра, я нашла телефон и вызвала полицию.

После этого переоделась и стала ждать приезда полиции. В это время проснулся «С.». Мы стали ждать полицию вместе. «С.» принес из чулана бутылку водки, заставил меня выпить. Я за один раз выпила около 100 граммов. Затем приехала полиция, я рассказала о случившемся.

Я не ожидала от себя, что могу убить отца. До настоящего времени не верю, что могла совершить такое преступление.»

***

Судебные медики насчитают на теле погибшего 57-летнего мужчины 17 колото-резаных ран. Уголовное дело в отношении его 39-летней дочери возбудят по ст. 105 УК РФ (убийство).

Все свидетели, включая родного брата погибшего, дали однозначно отрицательную характеристику личности погибшему, охарактеризовав его, как человека деспотичного, тяжелого, скандального, склонного к насилию, у которого с окружающими были плохие отношения, который «испортил дочери жизнь».

Оценивая показания подсудимой, суд нашел их правдивыми, так как они были последовательны на протяжении всего производства по уголовному делу.

Суд переквалифицировал обвинение на ч.1 ст. 107 УК РФ (убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием со стороны потерпевшего, иными противоправными и аморальными действиями потерпевшего, а также длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным и аморальным поведением потерпевшего.).

Приговором суда подсудимой назначено наказание — 2 года лишения свободы, из которых почти 9 месяцев та уже провела под стражей.

Сейчас женщина уже должна находиться на свободе.

Алексей Петров

(Территориальная принадлежность места совершения преступление не сообщается по этическим соображениям)

Print Friendly, PDF & Email
Еще больше публикаций в нашей группе В Контакте
Добавить комментарий

Перед отправкой комментария, пожалуйста, помните об ответственности за размещение незаконного контента, в том числе и оскорблений

  1. Аьексей

    Семейка Адомсрв

    Ответить
  2. Северянка

    Разве так бывает?! Что это такое?! Нет слов!

    Ответить
    1. admin автор

      к сожалению.
      Из показаний брата погибшего
      Погибший «Х.» приходился мне родным братом, который последнее время проживал по адресу: ****. Этот дом ранее принадлежал нашему отцу, который по наследству перешел «Х.» Несколько лет назад я сам разыскал «Х.», отвез его к нотариусу, где тот написал заявление о вступлении в права наследства, но до конца дом он так и не оформил, а все документы на дом брат потерял.
      «Х.» сильно злоупотреблял спиртным, последние 15 лет я ни разу не видел его трезвым. Все имущество, которое у него было: квартиру, гараж, дачу, он продал, а вырученные деньги за один год потратил на спиртное.
      У «Х.» был очень скверный характер, по характеру он агрессивный, вспыльчивый, конфликтный. В состоянии алкогольного опьянения постоянно устраивал скандалы, занимался рукоприкладством.
      Был случай, когда «Х.» замахивался на нас с отцом топором. Ранее «Х.» был женат на «Х.», которая от него ушла, так как жить с ним было невозможно. Он избивал и ее, и дочерей, постоянно угрожал им, как что-то ни по его, то хватался за кортик и угрожал им.
      Полагаю, что своим поведением он испортил жизнь дочерям. Именно из-за него, чтобы уйти из дома, они рано вышли замуж, их семьи впоследствии распались. Он безразлично относился к их судьбе.
      Также мне стало известно, что в отношении своей дочери он совершал непристойный действия.
      Мне стало известно от *бывшей жены брата* о том, что *обвиняемая* нанесла несколько ударов ножом «Х.», и о том, что «Х.» скончался. Я не виню *обвиняемую* в происшедшем, полагаю, что брат сам вынудил ее своим поведением к совершению такого поступка.

      Ответить
  3. Совесть

    не шею резать надо было а полосонуть причинное место ножом и вместе с этим местом в себе ждать полицию 🙂

    Ответить