Для просмотра страниц сайта на широкоформатном мониторе рекомендуем воспользоваться сочетанием клавиш "ctrl" + "+"
Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 18-ти лет
Четверг, 21 ноября 2019

Военные будни горьковских колхозников


Несколько слов о жизни деревни

В годы советской власти много рассказывалось о тяжелой жизни крестьян при «царизме», о бесчинствах, творимых рабовладельцами в США до отмены рабства, и т.п. Жизнь рабов в Латинской Америке хорошо знакома телезрителям по сериалу «Рабыня Изаура». Однако все это лишь лирика по сравнению с тем, что творилось у нас на селе в совсем недалекие времена

МНОГОСТРАДАЛЬНАЯ ДЕРЕВНЯ

1941 год для деревни был страшен. Если многие городские жители разными способами находили возможности закосить от армии, то на селе никаких отсрочек от призыва не было. Посему почти все трудоспособные мужики были почти сразу же забриты. Всего из сел и деревень Горьковской области было призвано в краснознаменную полмиллиона человек. В результате тысячи семей вмиг остались без своих кормильцев. Отныне весь нелегкий крестьянский труд лег на плечи женщин, детей и инвалидов.

Из колхозов изъяли и отправили на фронт все, что могло ездить и ходить, то есть все исправные трактора и здоровых лошадей, оставив крестьян с ржавыми колымагами и слепыми клячами. В то же время, безо всяких скидок на трудности, власти обязали ослабленное ими же крестьянство бесперебойно снабжать город и армию сельскохозяйственной продукцией. Рабочий день во время посевной начинался в 4 часа утра и заканчивался поздно вечером, при этом голодным селянам надо было успеть еще и засадить свой собственный огород.

Из-за отсутствия техники все работы приходилось выполнять вручную. Впрочем, народ у нас находчивый. Колхозницы навострились пахать, запрягая в плуг женщин, что посильнее. И те тащили его не хуже трактора. Особенно в этом преуспели работники колхоза «Маяк Октября» Ковернинского района. Там взяли за почин запрягать сразу по восемь баб!

За работу крестьяне получали пресловутые «трудодни», причем не выполнившие норму немедленно карались как «дезертиры производства» со всеми вытекающими последствиями. Некоторые руководители и вовсе применяли к подчиненным меры в стиле сериала «Рабыня Изаура». Так, председатель колхоза «За сталинский путь» Ардатовского района И.Калаганов за плохую прополку свекольного поля заставил двух работавших на нем подростков прилюдно съесть целую кучу сорняков.

Разъезжая верхом в нетрезвом состоянии по своим «фазендам», Калаганов также сек плетью попадавшихся колхозников и заставлял их кланяться ему, словно барину. Но государству показалось мало получать от колхозов одни лишь сельхозпродукты и оно решило, раз уж драть, так драть десять шкур. Сталинское правительство не постеснялось ввести еще и продовольственный, а также денежный налог с каждого подворья! Кроме того, колхозников приучили «добровольно» подписываться на всякого рода государственные займы и облигации.

БЕСПЛАТНАЯ «ПОДРАБОТКА»

Когда сезон, наконец, заканчивался и наступала зима, крестьяне наивно думали, что уж теперь-то им дадут отдохнуть. Но не тут-то было. «Высвободившуюся» рабочую силу немедленно бросали на заготовку топлива для электростанций, то есть на морозе пилить дрова и выкапывать мерзлый торф, а потом на своем же горбу тащить все это на ближайшую железнодорожную станцию.

Помимо этого, сельских жителей часто привлекали к различным другим «временным» работам: строить оборонительные сооружения, восстанавливать разрушенные бомбежками предприятия, строить дороги, очищать от снега аэродромы авиации и ПВО и т.п. За весь этот непосильный труд государство вознаграждало дополнительными трудоднями и почетными грамотами.

Между тем, многие семьи, потерявшие кормильцев, ушедших на фронт, оказались в совершенно плачевном состоянии. Так, в Салганском районе семья фронтовика Воронова с пятью детьми и престарелыми родителями жила в полной нищете. Опухшие от голода дети защитника Отечества ходили по деревне в рваной одежде и просили милостыню. Лошадей тоже не жалели. Истощенные, изголодавшиеся кобылы бродили по полям и дорогам, их трупы валялись прямо на улицах райцентров.

Ко всем прочим неприятностям периодически добавлялись и всевозможные чрезвычайные происшествия, масштабу которых позавидовали бы нынешние корреспонденты «Вечера трудного дня». Из-за отсутствия электричества крестьянам приходилось освещать свои халупы самодельными керосиновыми лампами да лучинами. В результате пожарища выкашивали целые поселки.

Так, 8 июня 1943 года в деревне Липовка Фоминского района сгорело сразу 18 жилых домов. 16 июня в селе Румянцево Дальне-Константиновского района огонь уничтожил 98 хат! А через два дня в деревне Родяково Кулебакского района причиной катастрофы стала искра от проходящего паровоза. Итог — 64 сгоревших дома.

БУДНИ КОЛХОЗНОГО НАЧАЛЬСТВА

Колхозное начальство, невзирая на тяготы жизни подчиненных, зачастую вело разгульный образ жизни, разбазаривая с таким трудом заработанные деньги. Так, председатель колхоза «Красная Нива» Больше-Маресьевского района Судакова вместо того, чтобы руководить битвой за урожай, устраивала пьянки и гулянки.

В частности, в марте 1944 года она закупила за счет колхозных средств водку на сумму 3600 рублей и распила ее с руководящим составом колхоза. Она же, видимо, от скуки решив попытать счастья, уплатила из той же кассы 16000 рублей за облигации третьей денежно-вещевой лотереи. Колхозники в данном случае проявили решительность и накатали «телегу» прямо в облисполком, добившись увольнения нерадивой начальницы.

Председатель колхоза в селе Тоншаево систематически пьянствовал вместе со счетоводом, зав. фермой и другими руководящими работниками. В результате трудовая дисциплина в хозяйстве упала до невозможности. Под снегом осталось 20 гектаров семенного клевера, был переморожен и семенной картофель.

Дерьмо из загонов для скота не убиралось годами, в результате чего в свиных стойлах накопилось столько навоза, что несчастные животные, перебираясь по нему, упирались головой в потолок! На «совещания» председатель и счетовод неизменно являлись пьяные в хлам, потом, возвращаясь домой, падали и спали прямо в грязи. При этом секретарь местного райкома и прокурор покровительствовали сим «крепким» хозяйственникам, так как получали от них дармовую муку, молоко и мясо. Впрочем, это были еще цветочки.

БЛАТ-ХАТЫ ПРЕДСЕДАТЕЛЕЙ КОЛХОЗОВ

В 1944 году выяснилось, что некоторые советские феодалы, невзирая на бедственное положение своих хозяйств, снимали квартиры в райцентрах. Причем расплачивались за них не деньгами, а колхозным же хлебом. Средний тариф был 15-20 пудов за хорошую хату. Устав от непосильного труда, председатели со своими заместителями и счетоводами периодически выезжали на эти квартиры и устраивали там веселые пьяные оргии.

В то же время, боясь гнева со стороны областных властей, невыполнение плана приходилось компенсировать дедовским способом — приписками. В частности, в ноябре 1943 года был разоблачен колхоз им. 2-й пятилетки. Отсыпав в закрома родины всего 60 центнеров зерна, его председатель вписал 400 центнеров и даже получил благодарность от райкома. В ходу была выписка фиктивных квитанций и накладных. Хищения хлеба тоже носили массовый характер, приобретая особый размах во время уборочной страды.

Вместо того, чтобы отгружать хлеб на элеваторы, многие сельские начальники тоннами распродавали его на сторону, ссылаясь вышестоящему руководству на низкую урожайность. Рядовые колхозники, опухшие от голода, тащили поменьше, кто сколько мог. Но их-то чаще всего и ловили. Одна жительница г. Лысково работала на складе зерна, перелопачивая пшеницу.

Устав глядеть голодными глазами на это изобилие, она пришила к юбке два потайных кармана и выносила в них по несколько щепоток зерна. Несчастная женщина была поймана и получила три года лишения свободы, несмотря на то, что на ее попечении находилось трое малолетних детей.

Самое удивительное заключается в том, что, несмотря на все это, Горьковская область добилась значительных успехов в сельском хозяйстве. Если в довоенные годы хлеб к нам завозился из соседних регионов, то в 1944 году область умудрилась даже поставить государству 6 млн. пудов!

Но все эти подвиги дались слишком дорогой ценой. Мероприятия советской власти с упорством, достойным лучшего применения, проводившиеся в 1930-40-е годы, привели к одному печальному результату. Генофонд деревни был окончательно и бесповоротно подорван, и некогда крепкие русские села превратились в гетто спивающихся неудачников.

Виктор МАЛЬЦЕВ «Ленинская смена»


Copyright © "Криминальная хроника"
***

Ваш отзыв

Вставить изображение