Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Среда, 23 августа 2017

Грабители до трусов раздевали прохожих. 1962 год


Осень 1962 года. «После изрядной попойки контролер автозавода Н.В. Наумов возвращался домой, — рассказывал «Горьковский рабочий». — Петляя неуверенной походкой возле хлебозавода № 1, он приставал к прохожим женщинам. Одна размалеванная особа в ответ на дешевые комплименты замедлила шаг, загадочно улыбнулась. Контролер термообработки совсем расхрабрился:

— В командировке я здесь. Приехал тю-тю откуда. Так что сам себе хозяин. Проживаю в гостинице. Пошли в ресторан!»

Дальше, как показалось Наумову, все пошло «по плану». Дама радостно согласилась провести вечер с новоявленным кавалером. Тот совсем разомлел, уже представляя себе надвигающийся романтический вечер в ресторане «Антей» и последующую бурную ночь. Благо, недавно контролер получил на работе премию и теперь мог позволить себе, так сказать, немного погулять…

Однако радость была недолгой. По дороге к ресторану женщина предложила «сократить путь», свернув в один из темных переулков. А там перед Наумовым внезапно выросли три здоровенные фигуры. «Раздевайся» — услышал Наумов. В данной ситуации слово это звучало совсем не романтически, но деваться пьяному автозаводцу было некуда. Поначалу он подумал, что «потери» ограничатся дорогим демисезонным габардиновым пальто и деньгами. Однако в итоге Наумов остался в одних трусах. После чего грабители растворились в темноте…

Вечер для контролера термообработки оказался совсем не романтичным. Оказавшись практически голым посреди города, он поначалу попросту не знал, что делать. И некоторое время отсиживался в канаве, обдумывая непростую ситуацию. Однако на дворе было не лето, и вскоре холод заставил Наумова действовать. Точнее, идти прямо в трусах в Канавинский отдел милиции.

Там «командировочного» одели, обогрели, а заодно рассказали, что оказывается, он вовсе не первый попавший в такую ситуацию. За последнее время в Канавинском районе была совершена целая серия подобных ограблений. Причем схема всякий раз была одной и той же: ярко одетая и накрашенная мадам «снимала» подвыпивших мужиков, потом вела их в ресторан или к себе домой, но по дороге предлагала «сократить путь»… Поисками преступников занималась группа оперативных уполномоченных уголовного розыска: И.В. Трабай, С.В. Бызов и А.Г. Пронин. Однако, как и в культовом фильме «Место встречи изменить нельзя», выйти на след банды удалось, расследуя совсем другое преступление.

БАНДА ДАНЬШИНА

За несколько дней до ограбления Наумова в Гордеевке была совершена крупная кража кровельного железа из склада домоуправления № 6. Первоначальный осмотр места происшествия не дал никаких результатов. Тогда оперативники установили тесный контакт с дружинниками и активом жителей. Через общественность было установлено, что похищенное железо увезено на улицу Мамина-Сибиряка.

Удалось также установить, что ворованный металл до его сбыта находился во дворе частного дома некой «старушки-божий одуванчик» В.Т. Даньшиной. После этого милиционеры установили наблюдение за жилищем. Выяснилось, что пристройка дома, похожая на сараюшку, сдается неким квартирантам. Сама бабуля нигде не работала, а ее сын Виктор, числившийся матросом катера управления «Гидромеханизация» треста № 12, бросил жену с ребенком и постоянно пьянствовал. При этом жил сынуля не по средствам, постоянно ходил в рестораны и разъезжал на такси.

«Начали устанавливать его связи, – писала газета. – Оказалось: что ни друг Даньшина – то темная личность. Но все же прямых улик в причастности к похищению железа не было». Однако опытный сыщик Ивана Васильевич Трабай знал, что тщательное изучение круга общения подозреваемого часто дает неожиданные результаты. Так и оказалось в этот раз. «Пришлось обойти десятки предприятий, не один раз беседовать с руководящими и рядовыми работниками, перерывать буквально ворохи бумаги. И вдруг было установлено, что работница строительно-монтажного управления А.А. Едранова устроилась на это предприятие по поддельной трудовой книжке». Изучая личное дело указанной гражданки, Трабай вдруг обратил внимание, что по приметам она очень схожа с описанной ограбленным Наумовым «попутчицей».

С санкции прокурора оперативники немедленно провели обыск в квартире Едрановой. Однако особо поживиться там было нечем, единственным уловом оперативников стала еще одна поддельная трудовая книжка, по которой она ранее работала в одном из магазинов городского Молокоторга. Однако Трабай не сдавался и, как говорил Глеб Жеглов, «крутил, вертел» ее, как мог, задавая провокационные вопросы и намекая, что «чистосердечное раскаяние…». В итоге несознательная гражданка не выдержала, разревелась и созналась в том, что была соучастницей целой серии преступлений на территории Канавинского района. Также выяснилось, что ранее попавший в поле зрения милиции Виктор Даньшин и является «шефом», точнее главарем банды. Помимо него в преступную шайку входили ранее судимые Г.А. Полшков, Е.Г. Куричев, И.С. Кондрин и Н.П. Васильев.

«АВТОЗАВОДЦЫ ОТКРОВЕННО СПРОСЯТ С ОВЦЫ»

Советские граждане в 60-е годы жили хоть и достойно, но скромно. Зарплата рабочих, инженеров, продавцов, конечно, позволяла без проблем ездить на трамвае и ходить в кино. Однако красиво жить на нее, а именно модно одеваться, каждый день ходить по ресторанам и ездить на такси, было все-таки невозможно. А Даньшин, Едранова и их подельники хотели жить именно так. В доме у бабули они организовали свою малину, где каждый день устраивали пьяные оргии, в которых нередко участвовали десятки человек.

На все это требовались деньги, которые и добывали путем хищения социалистической собственности, а также ограблениями. Впрочем, на инкассаторов и сберкассы преступники не замахивались, предпочитая нападать на кого-нибудь побезобиднее, конкретно — на подвыпивших прохожих. Раздевали жертв догола тоже не случайно. Ведь внезапно оказавшийся посреди улицы голый человек вряд ли сразу же побежит звонить в милицию или звать на помощь.

Впрочем, боясь попасть под статью «Тунеядство», некоторые члены банды все же числились на работе. Тот же «шеф» Даньшин, как уже упоминалось, «работал» матросом на причале, а Васильев занимал должность штукатура в домоуправлении № 6 Канавинского района. Там последнему, зная о том, что он ранее отбывал 20-летний срок за тяжкое преступление, не только предоставили квартиру, но и доверили большие материальные ценности. Которые тот, естественно, потихоньку разворовывал. Именно Васильев и организовал кражу кровельного железа со склада. Полшков же числился слесарем в автотранспортной конторе № 1, где занимался не столько ремонтом автотранспорта, сколько хищением и продажей дефицитных деталей.

Понятно, что образ жизни не позволял жуликам каждый день вовремя являться на работу, и они ее постоянно прогуливали. Однако Даньшин нашел выход. А именно — похитил в поликлинике № 6 Канавинского района большое количество пустых бланков больничных листов, после чего щедро выписывал их как самому себе, так и своим подельникам. Навострившись качественно подделывать печати различных организаций, он собственноручно изготовлял не только справки, позволявшие прогуливать работу по полмесяца, но и многочисленные трудовые книжки для своей подруги Едрановой, которую регулярно увольняли с разных работ по различным нелицеприятным статьям трудового кодекса.

«Некоторые преступники работали в наших советских организациях, — писал «Горьковский рабочий». – Стоило руководителям строительно-монтажного управления или Молокоторга попристальнее посмотреть на трудовые книжки Едрановой, так как без труда можно было заметить, что документы эти липовые. Тот же враг – беспечность – позволил воровке долгое время заниматься грабежом и хищениями». Что же касается пострадавшего контролера ГАЗа Наумова, то его ждали общественный суд и порицание. «Думается, что автозаводцы откровенно, по-рабочему спросят со своей заблудшей овцы, а как он дошел до жизни такой», — резюмировали журналисты.

Виктор МАЛЬЦЕВ    «Ленинская смена»


Copyright © "Криминальная хроника"

Ваш отзыв

Вставить изображение