Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Воскресенье, 28 мая 2017

Криминальные нравы эпохи «оттепели»


О чем писала нижегородская пресса в декабре 1960 года

КОМСОМОЛЬСКАЯ ПОНОЖОВЩИНА

Летом 1960 года в парке им. 1 мая произошла массовая драка между молодыми людьми. Это сейчас говорят, что советская молодежь была культурная, только училась и читала книги.

Факты же говорят об обратном. Пьяные молодые рабочие завода им. Воробьева, а также станкозавода и противостоявшие им студенты строительного института, не удовлетворившись результатами побоища, «забили стрелки» на том же месте на следующий день. Каждая из сторон привела многочисленные «резервы».

В итоге дело вроде бы решили полюбовно, распив водку. Однако разгоряченные спиртным юноши, причем именно те, кто не участвовал во вчерашних событиях, все же устроили между собой разборки: послышались удары, крики, неожиданно блеснул нож….

В результате нигде не работающий Лесагин ранил студента политеха Туранова и зарезал насмерть его коллегу Киреева. После этого на место ЧП прибыли работники милиции.

Поскольку дело было громким и в нем фигурировало много комсомольцев, был проведен модный в те годы выездной общественный суд. Слушания состоялись в актовом зале Горьковского политехнического института. «Горьковский рабочий» опубликовал по этому поводу довольно пафосный материал под названием «Что показал процесс».

В нем, в частности, говорилось: «Они оба родились в памятный 1941 год. Их детство совпало с трудной для нашей страны порой. Но, несмотря на это, как подлинно любящая мать, Родина щедро одарила своих юных сыновей: открыла перед ними двери школы, надела на грудь алые пионерские галстуки, привела к полкам библиотек, в Дом пионеров, на стадион – учись, выдумывай, пробуй, с малых лет выбирай себе дело по душе.

И каждый новый день открывал сначала перед подростками, потом перед юношами новую страницу жизни, все более интересную и волнующую. Только читали они эти страницы по-разному… Им бы шагать по жизни навстречу всем ветрам, им бы бороться с трудностями и преодолевать их, им бы идти в ногу со всем народом к великой светлой цели! Но случилось непоправимое. Один убил другого…

Два дня в переполненном до отказа актовом зале политехнического института продолжался открытый процесс над убийцей Киреева. Работники облсуда, и прежде всего судья В.Н. Молоткова, превратили заседание в наглядный урок воспитания.

Громом аплодисментов встретили присутствующие речь общественного обвинителя — студента В. Маркичева, который потребовал расстрелять убийцу. К этому требованию присоединился и государственный обвинитель – прокурор И.Л. Загорин. Справедливый приговор вынесен. Но нельзя ставить на этом точку. О многом заставляет подумать этот процесс, и в частности о воспитании, о гражданском мужестве».

Как ни смешно сейчас звучат советские рассуждения о морали, надо отметить, что тогдашнее правосудие и пресса, в отличие от нынешних, не только наказывали и смаковали подробности преступлений, но и реально разбирались в социальных причинах, привлекали общественность, пытались использовать судебные процессы в воспитательных целях.

«ПО НАКЛОННОЙ»

В 60-е годы с целью перевоспитания преступников нередко практиковалось не сажать их в тюрьму, а отдавать «на поруки», т.е. на воспитание родственникам и коллегам по работе. Понятно, что это отнюдь не всегда вело к исправлению, а совсем наоборот. Об одном из таких примеров рассказывала статья Б. Терехова в газете «Дзержинец» за 19 декабря.

«Владимир Пятин оступился. Шагнул в сторону с широкой жизненной дороги. Его судили и решили направить в трудовую колонию. Но затем он был отдан на поруки отцу. Когда паренек вернулся в родной город, его устроили на работу в управление «Химмонтаж», где трудился его отец.

Жизнь, полную светлых радостей, можно было начать снова, вычеркнуть все темное прошлое. Но старое было живучим у Владимира. И как-то раз в трамвае он протянул руку к чужому карману. «Больше никогда не повторится», — дал он «последнее» слово работникам милиции. И снова не сдержал его. Отец, взявший Владимира на поруки, ничего не сделал для того, чтобы помочь сыну стать человеком, и Владимир Пятин опускался все ниже и ниже.

… Владимир Пятин и его дружок Лев Ерёмин выпили дома по стакану водки и отправились… Ночью на Вокзальной улице они ударили ломом по голове рабочего И. Амосова, сняли с него часы и ботинки, но, увидев приближающихся людей, поспешили скрыться на центральном рынке. Затем они попытались взломать замок на ларьке № 15. Здесь им помешал сторож.

Тогда Пятин и Ерёмин направились к магазину № 19 возле канатной фабрики. Там Пятин и был задержан работниками милиции. Позднее был задержан и Ерёмин. Г.В. Пятин, отец преступника, ничуть не раскаялся в том, что неправильно воспитывал сына, а взяв его на поруки, не выполнил своих обязанностей и тем самым потворствовал его похождениям.

Более того, Г.В. Пятин отказался оплатить потерпевшему по больничному листу… Вот и воспитываются такие дети у родителей, не желающих ни за что отвечать».

«КАК РОТОЗЕЕВ ОБВЕЛИ»

Не дремали во времена «хрущевской оттепели» и всякого рода мошенники. Ротозеи, или, как сейчас принято говорить, лохи, были во все времена. И всегда находились авантюристы, «зарабатывавшие» на них. О типичном таком случае рассказывает статья прокурора Канавинского района В. Трифонова в «Горьковском рабочем» от 16 декабря.

«Этот день надолго останется в памяти Степана Павловича Денисюка и Михаила Васильевича Кондратюка, членов сельхозартели имени Шевченко Хмельницкой области. Распродав на горьковских рынках колхозные яблоки, они в приподнятом настроении возвратились на квартиру, где остановились на время командировки. Оставалось купить кровельное железо, и поручение правления полностью выполнено...

У подъезда дома Михаила Васильевича встретил хорошо одетый гражданин. Без всяких предисловий он предложил купить автомобильные шины. Пока Кондратюк думал, стоит ли ему это делать (колхоз не уполномочивал покупать шины), к дому подошел представительный мужчина, одетый в новую офицерскую шинель без погон. Обращаясь к собеседнику Михаила Васильевича, он спросил: — Не вам ли я предлагал кровельное железо?

— Нет, не мне, вы видимо ошиблись, — ответил, в свою очередь, мужчина в штатском. «На ловца и зверь бежит», — подумал обрадовавшийся Михаил Васильевич и сразу же включился в разговор с продавцом железа, а владелец шин тем временем незаметно удалился.

Одетый в шинель отрекомендовался Сергеем Ивановичем – работником воинской организации. Сторговались быстро. Незнакомец пообещал продать колхозу 400 листов железа по 22 рубля за лист и тут же с первого попавшегося телефона-автомата «выяснил», когда можно оформить сделку. Выйдя из будки, Сергей Иванович сообщил, что начальник разрешил сегодня же отпустить железо и просил принести деньги.

Условились встретиться на Московском вокзале. Михаил Васильевич побежал на квартиру за деньгами. Через несколько минут друзья вместе с Сергеем Ивановичем весело шагали по направлению к зданию горсовета, где, по словам их «благодетеля», они должны были оформить документы на отпуск железа. По дороге «военный» обстоятельно расспросил, как называется колхоз и на чье имя выписать пропуск для вывоза железа.

Записав в блокнот все необходимые данные, Сергей Иванович вошел в здание (горисполком тогда находился в здании ярмарки, прим. ред.), а друзья остались у подъезда. Минут через 20 Сергей Иванович возвратился и попросил Кондратюка вместе с товарищем зайти в горисполком для оформления документов. На втором этаже он передал им накладную на отпуск 400 листов железа, счет, пропуск и попросил дать ему 8800 рублей для уплаты в кассу.

Обрадованные таким неожиданным счастьем, Михаил Васильевич и Степан Павлович, забыв элементарные правила предосторожности, моментально отсчитали требуемую сумму и передали незнакомцу.

Получив деньги, Сергей Иванович не спеша их пересчитал, а затем, сказав, что через 5 – 10 минут возвратится, так же не спеша удалился, скрывшись в лабиринтах коридора. Но сколько потом ни ждали Кондратюк и Денисюк своего «благодетеля», тот больше так и не появился…

Благодаря принятым мерам работники Канавинского отдела милиции быстро задержали преступников, двое из которых оказались людьми без определенных занятий. Сейчас они арестованы и, безусловно, получат по заслугам».

Кстати, в те времена судьи, прокуроры и следователи не гнушались лично писать статьи в газеты, сейчас же освещение криминальных событий целиком отдано журналистам.

Виктор Мальцев    «Ленинская смена»


Copyright © "Криминальная хроника"

Один отзыв на «Криминальные нравы эпохи «оттепели»»

  1. Аноним пишет:

    Спасибо за статью! Интересно очень.


Трекбеки



Ваш отзыв

Вставить изображение