Для просмотра страниц сайта на широкоформатном мониторе рекомендуем воспользоваться сочетанием клавиш "ctrl" + "+"
Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 18-ти лет
Четверг, 24 октября 2019

Суд снова продлил арест арзамасцу, обвиняемому в нападении на судью


В дело вмешался омбудсмен Василий Ольнев

Суд продлил еще на месяц срок содержания под стражей жителю Арзамаса Алексею Горькову, который обвиняется в нападении на судью.

Между тем, Уполномоченный по правам человека в Нижегородской области Василий Ольнев направил письмо прокурору Нижегородской области Олегу Понасенко и руководителю СКР по Нижегородской области Владимиру Стравинскасу, в котором он заявляет о необоснованности предъявленного арзамасцу Алексею Горькову обвинения и заключения его под стражу.

Вот текст письма:

Уважаемый Олег Юрьевич!

Уважаемый Владимир Винцуасович!

Вынужден обратиться к Вам в связи с обращением в мой адрес заместителя председателя комитета Законодательного Собрания области Р.В. Кабешева, к которому обратилась жительница г. Арзамаса Е.В. Горькова за защитой от незаконного и необоснованного уголовного преследования ее мужа А.В. Горькова, обвиняемого сначала по п. «а» ч.2 ст.116 УК РФ, а затем по ч.3 ст.296 УК РФ за якобы избиение 03.03.2014г. в 16 час.15 мин. на автобусной остановке М.В. Ченгаевой, работающей мировым судьей.

Побуждает меня к этому обращению и поставленная в феврале 2012 г. В.В. Путиным важнейшая для судеб многих людей государственная задача – «демонтировать обвинительную связку органов внутренних дел, следственных, прокурорских органов и судов», признаки которой проявляются и в данном деле.

Изучив прилагаемые Р.В. Кабешевым копии документов, не могу не согласиться с его мнением, мнением адвоката и супруги А.В. Горькова о том, что обвинение А.В. Горькова по данному происшествию по ч.3 ст. 296 УК РФ и заключение его в качестве меры пресечения под стражу представляется необоснованным, поскольку:

1.Если даже согласиться с первоначальным предположением дознания со слов М.В. Ченгаевой о нанесении А.В. Горьковым ей побоев, то и в этом случае уголовное дело следовало возбуждать именно и только по п. «а» ч.2 ст.116 УК РФ, что обоснованно и было сделано опытным дознавателем, капитаном полиции О.А. Жалниной.

Для возбуждения же в отношении А.В. Горькова уголовного дела по ч.3 ст.296 УК РФ согласно содержанию этой статьи и комментарию к ней под ответственной редакцией Председателя ВС РФ В.М. Лебедева (издательство «Юрайт»-2011 г.) необходимо, чтобы он:

1) достоверно знал, что субъект его нападения является судьей;

2) знал, что этот судья рассматривает интересующие его конкретное уголовное дело или иные материалы;

3) стремился добиться, требовал от судьи желательного для себя результата по рассматриваемому делу в виде нужного ему того или иного решения или действия (бездействия);

4) руководствовался при нападении мотивом мести за уже принятое судьей конкретное решение или совершенное действие;

5) насилие, не опасное для жизни и здоровья, применял одновременно с угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества судьи;

6) если бы он высказывал судье указанные в п.5 угрозы в целях воспрепятствования его деятельности по рассмотрению не какого-то конкретного дела, а какой-либо определенной категории дел – то даже и в этом случае ответственность по указанной норме закона лишь не исключается, а не является обязательной;

Совершенно же очевидно, понятно любому, даже и не юристу, что ни одного из этих признаков даже в отдельности, не говоря уже о необходимой для возбуждения дела по данной статье их определенной совокупности во вмененном А.В. Горькову в произошедшем на остановке в действительности не было.

2. Именно из-за отсутствия указанных в п.1 признаков капитан полиции О.А. Жалнина, возбуждая со слов М.В. Ченгаевой 06.03.2014г. уголовное дело № 54186 по данному инциденту, почти «по горячим следам», не указала в этом постановлении ни одного из указанных в п.п. 1-6 п.1 данного обращения признаков, а в качестве мотива предполагаемых незаконных в отношении М.В. Ченгаевой действий А.В. Горькова указала лишь, что это было сделано им «из хулиганских побуждений», и абсолютно никакой связи с потерпевшей как с судьей и с осуществлением ею правосудия, да еще и по конкретному, интересующему А.В. Горькова делу, объективно ни единым словом не упоминалось. Объективно потому, что А.В. Горьков в действительности знать не знал, ведать не ведал, что она является судьей и что она возможно рассматривает какое-то дело, затрагивающее его интересы, так как знакомы они никогда не были, в суде ему до этого бывать не приходилось, никто иной его как-то воздействовать на судью также не просил, по каким-то иным обстоятельствам он ее тоже не знал, а какой-то судейской формы одежды либо каких-то иных «опознавательных знаков» о том, что эта женщина является судьей на ее одежде также не имелось.

3. Не только указанные правовые аргументы, но и элементарный здравый смысл говорит о том (и это скажет любой человека), что это какой-же нормальный, пусть даже и подвыпивший мужчина, начнет «ни с того, ни с сего» публично, при якобы многих присутствовавших на остановке людях, угрожать убийством женщине и реально избивать ее только за то, что она является судьей, ничего при этом от нее как от судьи не требуя и не мстя за что-то, и не побоится ответственности за это?!

4. Не вызвало никаких сомнений возбуждение уголовного дела О.А. Жалниной в отношении А.В. Горькова именно по ч.2 ст.116 УК РФ и у заместителя Арзамасского городского прокурора А.А. Смирнова, направившего 06.03.2014 г. данное уголовное дело № 54186 для расследования в межрайонный следственный отдел СУ СК РФ по области, и указавшего в своем письменном поручении об этом без каких-либо сомнений, что А.В. Горьков обвиняется именно по п. «а» ч.2 ст. 116 УК РФ, совершенно не помышляя и не намекая даже о какой-то возможной переквалификации вмененного ему деяния.

5. Указанный заместитель Арзамасского городского прокурора изъял дело у дознавателя и передал его в следственный отдел необоснованно, поскольку и велось дознание О.А. Жалниной законно, и дело было возбуждено ею своевременно, и с точки зрения первоначальных объяснений потерпевшей и, по его мнению, каких-то корректив с точки зрения закона не требовало, а указанная им для передачи дела от дознавателя в следственный отдел причина не основана на законе.

6. Необоснованное, произвольное изменение квалификации действий А.В. Горькова следователем И.С. Разумковым было сделано, очевидно, для получения возможности применения к А.В. Горькову меры пресечения в виде заключения под стражу, поскольку при обвинении А.В. Горькова по п. «а» ч.2 ст.116 УК РФ применение к нему этой меры пресечения по закону было невозможно.

Однако и незаконная и необоснованная переквалификация вмененного А.В. Горькову деяния с п. «а» ч.2 ст. 116 УК РФ на ч.3 ст. 296 УК РФ и все другие надуманные следствием и принятые судом мотивы для заключения А.В. Горькова под стражу оставляют применение к нему, да еще и с продлением этой меры пресечения незаконным, в связи с чем необходимо осуществить соответствующие меры по освобождению его из-под стражи.

Никак не может препятствовать этому освобождению и, например, не соответствующее действительности указание следователя, а за ним и судьи О.В. Епифановой в постановлении от 13 марта 2014 г. о заключении А.В. Горькова под стражу о том, что якобы Горьков после возбужденного в отношении него уголовного дела «приходил к А.В. Ченгаевой на рабочее место, в здание мирового суда г. Арзамаса с требованиями объяснить причины возбуждения в отношении него уголовного дела, где был задержан сотрудниками службы судебных приставов и полиции».

Всем участвующим в этом деле известно совершенно другое – то, что в действительности А.В. Горьков пытался попасть на работу к А.В. Ченгаевой , но приходил он со своей матерью и не для того, чтобы потребовать от судьи указанных объяснений и «запугать» ее, а только для того, чтобы с участием своей матери попросить у нее прощения, и что они с матерью никем не задерживались, а им приставы только лишь с сочувствием сообщили, что А.В. Ченгаева не желает разговаривать с ними, поэтому им надо уходить. Сразу же после них извинения судье за мужа попыталась было передать супруга обвиняемого — Е.В. Горькова, но и с ней А.В. Ченгаева не пожелала разговаривать и она также ни с чем вернулась домой.

Сразу же после этого их попросили поехать в полицию, сам начальник ОВД по г. Арзамасу прислал за ними домой машину, по приезду сочувственно их выслушал, посоветовал больше никуда не ходить, и пообещал, что дело, скорей всего, административным наказанием и закончится, и их на этой же машине отвезли домой.

О намерении судьи О.В. Епифановой безоговорочно следовать за всем, что написано в ходатайстве следствия, не вникая в закон, говорит и факт того, что на стр. 5 постановления, абзац четвертый, она неправильно указывает на срок «свыше 2 лет».

7. Даже и первоначальное возбуждение в отношении А.В. Горькова уголовного дела по п. «а» ч.2 ст. 116 УК РФ вызывает неустранимые сомнения в его обоснованности, так как:

1) все обвинение А.В. Горькова построено лишь на показаниях М.В. Ченгаевой. Однако дознавателю, следователю, прокурору и судье должно быть известно, что согласно требованиям УПК РФ, комментариям к нему и Постановлениям Пленума ВС РФ обвинение не может считаться обоснованным, если оно основано исключительно на показаниях лиц, заинтересованных в исходе дела, как в данном деле оно основано лишь на показаниях А.В.Ченгаевой и некоторых других лиц, но также только с ее слов;

2) в постановлении о возбуждении уголовного дела по данному инциденту указано, что А.В. Горьков избивал М.В. Ченгаеву в присутствии многочисленных граждан, но:

а) ни один из этих «многочисленных граждан» ни действием, ни словом даже не попытался защитить «избиваемую» женщину, чего при действительном бы избиении, как понятно каждому, просто не могло бы быть;

б) ни один из этих «многочисленных граждан» не только не заступился за нее, но даже и не был привлечен ни самой М.В. Ченгаевой, ни дознанием, ни следствием в качестве свидетеля обвинения — очевидца происходившего, тогда как редкий бы горожанин не захотел свидетельствовать в пользу судьи хотя бы даже в целях знакомства с ней «на всякий случай» на будущее;

3) в материалах следствия говорится о причиненных М.В.Ченгаевой телесных повреждениях, однако со слов сведущих людей действительность такова, что она на следующие после 03.03.2014 г. и несколько последующих дней была на работе и никуда по поводу якобы полученных повреждений не обращалась;

4) веским основанием для обоснованных сомнений в избиении А.В.Горьковым М.В. Ченгаевой является, как это тоже ясно каждому, и неопровержимый факт того, что он, после якобы нанесения побоев данной женщине добровольно и терпеливо ждал на этой же остановке того, пока она, причем лишь с нескольких попыток, вызовет по телефону полицию и пока патруль приедет и повезет его в полицию и т.д., тогда как если бы он действительно побил ее, то тут же бы совершенно беспрепятственно ушел с этой остановки;

5) после дачи своих объяснений в полиции о том, что эта женщина резко потребовала от него прекратить курить, он не вежливо ответил, что не ей его учить; после чего она своими руками вырвала или выбила у него сигарету и он, скорее инстинктивно, оттолкнул ее руку и, возможно, в какой-то мере и ее саму, он был отпущен, пришел домой, ходил на работу и т.д., при этом за свою нетрезвость на улице 03.03.2014 г. он был обоснованно наказан в административном порядке по ст. 20.21.КоАП РФ. И только 11.03.2014 г. после продуманных кем-то предположений о якобы избиении им М.В. Ченгаевой он был задержан сначала на 2-е суток, а затем заключен по решению суда под стражу…

В связи с изложенным прошу Вас поручить тщательную проверку законности и обоснованности решений и действий подчиненных Вам органов и должностных лиц по данному делу и поручить сообщить о результатах в мой адрес для информирования указанного депутата Законодательного Собрания и обратившейся ко мне супруге обвиняемого Е.В. Горьковой.

Уполномоченный по правам человека в Нижегородской области В.В.Ольнев

***

«Криминальная хроника» ранее неоднократно сообщала об этом деле. Последняя запись на сайте относилась к событиям, когда суд на 2 месяца продлил срок содержания под стражей Алексею Горькову.

Напомним, суть произошедшего.

Итак, уголовное дело было возбуждено в отношении 34-летнего жителя Арзамаса по ч.3 ст.296 УК РФ (угрозы убийством в отношении судьи, совершенные с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья)

Напомним, 3 марта 2014 года злоумышленник, находясь на автобусной остановке по ул. Володарского города Арзамаса Нижегородской области, заведомо зная, что женщина является мировым судьей, с целью вмешаться в профессиональную деятельность судьи по отправлению правосудия, схватил женщину за руку и высказывая угрозы убийством, применяя насилие, выкручивая судье руку, пытался вытолкнуть ее на проезжую часть под движущейся автотранспорт, ударил головой о торговый павильон, расположенный на остановке, после чего рукой сдавил ей шею, и свободной рукой нанес несколько ударов по лицу.

После совершения преступления и возбуждения в отношении него уголовного дела, мужчина приходил в здание мирового суда г. Арзамаса на рабочее место мирового судьи с требованиями объяснить причины возбуждения в отношении него уголовного дела. Ранее он уже привлекался к уголовной ответственности за преступление против общественной безопасности и общественного порядка."

Позднее СКР по Нижегородской области обратится за помощью к свидетелям данного преступления.

Как рассказала «Криминальной хронике» жена арестованного Алексея Горькова Елена, события, со слов ее мужа, развивались следующим образом:

— В тот день 3 марта около 16:00 мск. он поставил свой служебный автомобиль на ремонт. Выпил и направлялся домой. На улице закурил. Какая-то женщина сделала ему замечание и якобы попыталась отнять у него сигарету. Между ними произошел конфликт.

Что произошло в результате ссоры: какие удары, толчки или захваты произошли между мужчиной и женщиной — неизвестно. Алексей жене об этом не рассказывал.

Установлено, что после произошедшего конфликта женщина стала звонить в полицию. Мужчина не делал попыток скрыться или уйти, хотя жил неподалеку от места описываемых событий.

Прибывший наряд полиции доставил Алексея в отдел, где с мужчины взяли объяснения случившегося. После этого из полиции его отпустили. Алексей направился домой, но возле площади Соборной, через несколько минут по выходу из полицейского участка, его снова задержал экипаж полиции, и доставил в отдел.

Здесь на мужчину составили протокол за появление в общественном месте в нетрезвом виде.

На следующий день (4 марта) Алексея выпустили из полиции, и он направился домой, где рассказал супруге о произошедшем. О том, что женщина, с которой у Алексея произошел конфликт является мировым судьей участка №4 Мариной Ченгаевой, семья Горьковых узнала в этот же день.

Им позвонил знакомый, который сообщил, что одно нижегородское СМИ («Лайфньюс») написало о произошедшем инциденте и опубликовало фотографию семью Горьковых, обнаруженную ими в одной из социальных сетей. (впоследствии журналисты удалили эту фотографию из своего сообщения, но она уже успела распространиться в сети Интернет — прим. «КХ»)

Ранее Алексей не привлекался к административной или уголовной ответственности и не мог знать судью в лицо. Из-за случившегося инцидента мужчина переживал и 6 марта вместе с матерью решили пойти в суд, чтобы извиниться перед Мариной Ченгаевой."

Вот, что рассказала его мама Татьяна Александровна:

— Мы пришли в суд, предъявили документы, приставы нас пропустили и показали, где находится дверь кабинета судьи. Алексей ее приоткрыл, спросил Марину Васильевну и сказал, что он хочет извиниться. В этот момент к нам подбежал судебный пристав и заявил, что мы должны покинуть здание суда.

Нам пришлось подчиниться, и пристав вывел нас из здания, сообщив, что за нападение на судью сыну грозит 20 лет тюрьмы. После этого Алексей вернулся домой."

В период с 6 по 12 марта он продолжал ходить на работу, пока 12 марта его не арестовали.

«Криминальная хроника» попыталась связаться с судьей Мариной Ченгаевой, чтобы выяснить обстоятельства инцидента, но это не удалось. Женщина находится на больничном.

Что еще можно сказать важного по этому делу? Наверное, данные о личности Алексея:

Ветеран Чеченской компании (2000—2001 год). Имеет постоянное место работы: 10 лет трудится водителем на ОАО «Арзамасский хлеб». В силу этого спиртным не злоупотребляет и характеризуется хорошо.

23 февраля 2014 года был награжден медалью «За мужество и отвагу». Семья Горьковых воспитывает дочь-школьницу.

(Ранее также сообщалось, что имелась противоречивая информация о наличии (или отсутствии) предыдущей судимости Алексея.)

Итак, в настоящее время доподлинно известно, что Алексей Горьков ранее не был судим и не привлекался к уголовной ответственности.

Но в материалах уголовного дела имеется характеристика участкового уполномоченного полиции, некоего Копченова В.М., в которых он сообщает, что Алексей злоупотребляет спиртным и на этой почве устраивает семейные дебоши.

Супруга Алексея Елена была очень удивлена, когда узнала, что ее муж «пьяный дебошир», на которого она жаловалась участковому.

В связи с этим, адвокатом обвиняемого сделан запрос с просьбой предоставить источник информации, на каких основаниях дана такая характеристика.

Кроме того, во время очной ставки между потерпевшей судьей и обвиняемым оба сообщили, что ранее не были знакомы друг с другом. На этом основании адвокат заявил ходатайство о прекращении уголовного дела по статье 296 УК РФ (угрозы убийством в отношении судьи, совершенные с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья), поскольку отсутствует событие преступления. Оно до сих пор находится на разрешении у следователя.

Среди ряда назначенных экспертиз, есть и такая, которая должна определить степень вреда здоровью, нанесенного потерпевшей.

Первоначальная экспертиза зафиксировала причинение ей физической боли, что попадает под санкцию статьи 116 УК РФ (побои). Эта статья и была возбуждена сначала в отношении мужчины, но спустя несколько дней, судья обратилась ко врачу, и ее госпитализировали с сотрясением головного мозга (что попадает под санкцию более тяжкой статьи УК). Вот сейчас врачи и должны определить степень тяжести вреда здоровью."

***

В заключении хочется добавить выдержку из газетной статьи об этом деле журналиста «Ленинской смены» Виктора Деменева, рассматривающего этот инцидент под немного иным углом зрения:

«...Насколько я понял из рассказов жены Горькова, которая подробно опрашивала своего мужа, Ченгаева сделала ему несколько замечаний. А потом, когда он их проигнорировал, стала рукой выбивать сигарету изо рта. Тем самым Ченгаева своим некорректным поведением спровоцировала скандал, хотя видела, что Горьков находился в нетрезвом состоянии и ситуация могла развиваться по-разному. Так оно и получилось.

Горьков вспылил, положил руку на голову женщине и сказал: «Тетенька, не тебе меня учить…» После этого его повело, и они вместе с Ченгаевой слетели на проезжую часть. Далее мировая судья, посчитав себя пострадавшей, стала вызывать полицию…

Вот, собственно, и вся история, как ее трактуют Горьковы. С моей точки зрения, такое поведение Ченгаевой является некорректным, безответственным, свидетельствует о ее невыдержанности, склонности к нервным срывам. Я бы даже сказал, о неуважительности к людям.

Это подтверждает и дальнейшее поведение Ченгаевой, о котором рассказывают члены семьи Горькова. 06.03 2014 года Горьков вместе со своей мамой пришли в здание мирового суда, чтобы извиниться перед Ченгаевой. Однако мировая судья не приняла не только Горькова, но и его мать.

Их выставили из здания суда, при этом судебный пристав вроде как выкрикивал: «Это тебя выложили в Интернет, это тебе дадут 20 лет лишения свободы». После этого возникла информация о том, что «Горьков приходил к Ченгаевой на рабочее место с требованиями разъяснить причины возбуждения в отношении него уголовного дела, где он и был задержан судебными приставами и полицией».

Это ложная информация. Возникает вопрос: кто ее распространил, имеет ли к этому отношение Ченгаева? Этот вопрос не праздный. Дело в том, что при избрании Горькову меры пресечения в виде ареста этот визит явно учитывался как возможность оказания давления на потерпевшую, а также свидетелей.

Я могу понять, что Ченгаева не хотела разговаривать с Горьковым, но она проигнорировала и его маму. Опять же мы видим тут невыдержанность, склонность к нервным срывам, неуважение к людям. Далее в суд прибыла жена Горькова. Охрана ответила ей, что судья Ченгаева не будет с ней разговаривать.

По моей оценке, с такими человеческими качествами нечего делать в судебной системе. И судьи, и осужденные живут в одном городе, в данном случае в Арзамасе. И надо принимать такие судебные решения, совершать такие действия, чтобы ни от кого не прятаться, не скрываться за спиной охраны.

А потом Ченгаева будет перебегать на другую сторону улицы, увидев случайно Горьковых? А может быть, она от десятков людей так бегает по Арзамасу? Это же абсурд. Даже отказ от встречи с теми же родственниками Горькова можно было сформулировать иначе, уважительно, не рассматривая всех Горьковых как личных врагов.

Известно, что судей не раз дисквалифицировали за бытовые моменты. С моей точки зрения, Ченгаева всем своим поведением доказывает, что ей не место в мировой судебной системе. В самой формулировке «мировой судья» есть слово «мир». Оно по смыслу ближе к термину «общество», но я думаю, что тут есть оттенок и возможности примирения. А мы видим бескомпромиссного, непримиримого человека. Как же это так?»

Хроника дальнейших событий:

В суд передали дело в отношении арзамасца, напавшего на судью. Статью о «нападении на судье» исключили из обвинения.


Copyright © "Криминальная хроника"
***

комментария 3 на «Суд снова продлил арест арзамасцу, обвиняемому в нападении на судью»

  1. Аноним пишет:

    интересно, его четвертуют или колесуют за то, что докурить тетке не оставил?


  2. Владимир пишет:

    Такая наша гнилая система-весь мир это видет. Если ты без связей-тебе капец, если только журналисты за тебя не заступятся.


  3. Бендер пишет:

    Журналюки первейшие падлюки, как и адвокаты... И помощники судей... Атбросы обсчества...


Трекбеки



Ваш отзыв

Вставить изображение