Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Вторник, 17 января 2017

Криминальные хроники 1925 года


Будни Нижегородской губернии

РАЗОЧАРОВАВШИЕСЯ В ЖИЗНИ

90 лет назад Нижегородскую губернию охватила настоящая эпидемия самоубийств. Ежедневно по разным причинам, разными способами, в разных уголках края кончали с собой 2 – 3 человека, а иногда и больше.

К примеру, в селе Выездном Арзамасского уезда занимался хлебопекарством и торговлей 22-летний А.М. Сурин. Дело было выгодное, и товарищ, в общем-то, не бедствовал. Тем не менее в один «прекрасный» момент молодой человек вдруг резко почувствовал разочарование в жизни. В связи с чем достал револьвер и выстрелил себе в левую область груди. В тот же день в Сормове, в доме № 145 по ул. Коминтерна, застрелился еще один «разочаровавшийся в жизни» — 17-летний В.П. Комаров. Но достать боевой револьвер мог не каждый. Посему более распространенным был вид самоубийства в духе японских самураев.

Так, у некоего гражданина Веретенникова с улицы Алексеевской долго не складывалась личная жизнь. То девица «нескромная» окажется, то «корыстные намерения» по ходу отношений вскроются, то психическое расстройство обнаружится… В общем, надоели все эти дела амурные Веретенникову, взял он кухонный нож и вонзил себе в пузо. Но ранение было несмертельным, в связи с чем товарищ оказался не на том свете, а в больничной палате. Куда в тот же день доставили некоего Романова, также неудачно пытавшегося зарезаться.

Ну а самым «модным», хотя и весьма экзотическим, способом суицида в середине 20-х годов стало питье уксусной эссенции. Граждане, видимо, начитались в газетах об опасных свойствах уксусной кислоты, посему решили, что она сродни цианистому калию. Кроме того, «адский напиток» можно было легко купить в магазине. В действительности же, несмотря на то, что смертельная доза эссенции составляет примерно 20 мл, смерть от нее является весьма мучительной, к тому же «уксусников» нередко успевали спасти врачи.

«В губбольницу им. Семашко была доставлена гражданка М.П. Вакурова, 24 лет, проживающая по Тихоновской улице, дом 47 (ныне это ул.Ульянова. – Прим. авт.), — сообщала криминальная хроника «Нижегородской коммуны». — Вакурова, «разочаровавшись в жизни», выпила флакон уксусной эссенции. Отравившейся оказана медицинская помощь». Аналогичным образом пыталась покончить с собой М.В. Зилкова с улицы Алексеевской. Узнав, что муж ей изменяет, она пошла в продмаг, купила уксусу и выпила…

Любопытно, что через несколько дней выяснилось: упомянутая Вакурова разочаровалась в жизни вовсе не случайно. У жильцов того самого дома № 47 регулярно пропадали куры. Один из потерпевших, гражданин Фролов, решил провести собственное расследование. В результате ему удалось обнаружить перья своих кур в уборной, принадлежавшей той самой Марине Петровне Вакуровой. Когда Фролов явился к последней и обвинил в краже птиц, та тотчас достала флакон с уксусом и на его глазах выпила. А пока Фролов бегал за врачом, влила себе второй, так сказать, «контрольный» флакон. Однако то ли эссенция оказалась бракованной, то ли Вакурова слишком живучей, но помереть ей не удалось. И сразу после выздоровления курокрадку «приняли» сотрудники милиции!

Кстати, воровство домашней птицы в Нижнем Новгороде носило систематический характер. «У Черного пруда уголрозыском задержан цыган из Бессарабии Вениций Василий, стащивший у гр. Комиссаровой пару кур, – сообщала рубрика «Кражи». – В краже сознался и, как не имеющий определенного места жительства, заключен под стражу».

ЖУЛИК НОСИЛ НА СЕБЕ НЕСКОЛЬКО БЮСТГАЛьТЕРОВ, КОСТЮМОВ И ЮБОК

Нижегородское жулье в полной мере соответствовало духу эпохи. В стране, едва оправившейся после разрухи, в общем-то, и красть было особо нечего, потому большим спросом пользовалась поношенная одежда. Причем любая, от кофтенок и юбок до носков и чулок. Ее-то в основном и тырили.

Например, 16 июля сотрудниками угрозыска был задержан типичный вор середины 20-х Иван Тестов. Он отличался невероятной наглостью, а также непомерной жадностью. По ночам Тестов шнырял по улицам и бил камнями окна на первых этажах домов. Если от шума просыпались хозяева, то убегал, а если те дрыхли крепко или отсутствовали, залазил внутрь. Последней жертвой форточника стала Елена Семенова с улицы Красноармейской. Разбив окно, Тестов залез в квартиру и прямо при спящей хозяйке обчистил вешалки, гардероб, а потом еще и собрал всю посуду и еду со столов и из кладовок. После чего удалился.

Вскоре милиционеры задержали также сожительницу Тестова, некую Елизавету Бабалину. Ее выдал отпечаток пальца на осколке стекла. Девица не стала долго отпираться и созналась в многочисленных кражах. Но больше всего сотрудников угро удивил «тайник» воровской пары!Оказалось, что всё награбленное она держала… в крапиве в Александровском саду. Среди зарослей колючего растения на откосе были обнаружены целые горы френчей, дамских сумок, пальто, панталонов, перчаток и т.д. Преступники резонно полагали, что крапива надежней любого сейфа, никто туда попросту не сунется!

Еще одну пару любителей женских шмоток сотрудники уголовного розыска задержали в 4 часа утра 18 июля на площади Советской (ныне Минина и Пожарского). Внимание стражей порядка привлекли подозрительные товарищи. При своем явно астеническом телосложении они имели чересчур упитанные туловища, так что верхняя одежда буквально трещала на них по швам. Подозреваемых доставили в отделение милиции и раздели. Правда, «стриптиз» занял весьма продолжительное время, ибо на одном из жуликов оказались несколько женских бюстгальтеров, костюмов, юбок, вязанок, а в карманах пальто милиционеры обнаружили дамские туфли. Второй деятель также умудрился напялить на себя три женских платья, четыре бюстгальтера, а по карманам распихать восемь пар чулок и четыре пары панталонов! Злоумышленники сознались, что украли весь этот гардероб у богатой гражданки Рутер с Тихоновской улицы и намеревались продать его «прямо с себя» на Мытном рынке.

МУЗЫКАНТЫ-НАСИЛЬНИКИ

Впрочем, отнюдь не все преступники были столь безобидны, как похитители юбок и дамского белья. 90 лет назад губернская прокуратура взяла на контроль дело братьев Рязановых. Началось все с того, что некая Мария Хорева в 11-летнем возрасте осталась без родителей и вынуждена была еще ребенком идти устраиваться на работу. Знакомые посоветовали ей пойти нянькой в семью музыканта С.М. Рязанова, проживавшего на улице Посадской. А чего, семья интеллигентная (с виду), ухаживать за дитем – это не у доменной печи стоять, нормальный вариант.

Однако на деле несовершеннолетняя девочка попала в настоящий ад. Рязанов и его супруга держали «няньку» на казарменном положении, из дома не выпускали, два года не выдавали ей зарплату. Да еще и заставляли заниматься черновой работой. Но худшее было еще впереди. Жена Рязанова нередко уезжала в командировки, а супруг, пользуясь этим, уходил в загул и пьянствовал.

Однажды, вернувшись домой под хмельцом, музыкант схватил 13-летнюю Хореву и грубо изнасиловал. А потом предупредил: «Если ты хоть кому-нибудь скажешь об этом, плохо тебе будет!» И та молчала. А потом узнала, что у музыканта Рязанова есть родной брат. И тоже «музыкант»! Который уже долгое время «насильничает» свою малолетнюю служанку. Такая вот, понимаешь, новая советская интеллигенция! Тогда Хорева решила пожаловаться на братьев-извращенцев хозяйке. Но та, вместо сочувствия, пришла в бешенство и обвинила во всем саму девочку. «Вон отсюда, тварь несчастная!» – услышала в свой адрес Хорева и вынуждена была без копейки денег убираться на улицу. Униженная и опозоренная, она решила свести счеты с жизнью, утопившись в Оке. Однако девочку спасли, и делу «музыкантов-насильников» был дан законный ход.

СТРАШНЫЙ КОНЕЦ БАНДЫ КУЛАКОВЫХ

Заветлужская волость Ветлужского уезда издревле славилась глухими лесами, топями и болотами. По лесу на большом расстоянии друг от друга были разбросаны деревушки, по два-три дома. Эти населенные пункты местные жители с давних пор называли починками. Некоторые из них находились на расстоянии до 170 верст (180 км) от центра уезда – города Ветлуги. Именно эти места и облюбовала для своего преступного промысла банда братьев Кулаковых.

Убивали, грабили путников, воровали… Штабом избрали глухой лесной починок. «Не доберутся здесь до нас, — думали бандиты. — А если что, так лес укроет, а маузер с наганом из беды выручат». Однако молодая советская милиция довольно быстро проникла в лесные чащобы.

«Летняя ночь. По лесным тропам пробираются в починок начальник волостной милиции тов. Мигалинский и старший милиционер тов. Лебедев, — рассказывала статья «Кровавая схватка». — Вызнали они местопребывание бандитов. Нужно умело подойти к этим опасным людям. И подошли действительно умело, накрыли их спящими после «работы», как куропаток сетью. Те было вскочили, да поздно было. Скрутили молодцов… Обыскали избенку, обыскали бандитов. Отобрали маузер, наганы, гильзы, целую коллекцию поддельных документов, патентов и т.д.
— А теперь сказывайте, кто вы такие будете?
Долго упирались бандиты, потом открылись:
— Братья Кулаковы, Иван и Сергей.
Те самые, которых давно разыскивают…»

Однако теперь у правоохранителей возникла проблема, как доставить бандитов в Ветлугу: «Там следствие должно раскрыть все их «подвиги», подсчитать, сколько жертв пало от их рук, скольких они ограбили, скольких обворовали, скольких превратили в нищих». И не нашли милиционеры другого выхода, кроме как вести преступников в уездный центр пешком… По пути остановились на ночлег в деревне Вязовка в избе сельского исполнителя. А заодно хотели оформить протокол задержания и изъятия оружия – с понятыми, как положено.

В этот самый момент Кулаковы решили предпринять побег. Сергей встал у двери, а Иван набросился на милиционера Лебедева и повалил его на пол. Три раза наган переходил «из рук в руки», но ни один из участников схватки не успел произвести выстрел. В отчаянии бандит решил… загрызть «легавого». И словно рысь вцепился в него зубами. От жуткой боли Лебедев закричал, шум услышали за дверью. Сергей Кулаков постарался удержать дверь, однако от страшного удара та отлетела вместе с ним.

К ужасу преступников, в проеме появилась здоровенная фигура понятого по фамилии Шолохов. Причем с топором в руке. Увидев вцепившегося зубами в милиционера бандита, тот не стал долго думать и кричать всякое там «Руки вверх!» – попросту взял и одним ударом отрубил Ивану Кулакову голову! В это время еле-еле вылезший из-под двери Сергей попытался кинуться наутек, но был тут же сражен вторым ударом топора… Короче говоря, вести дальше преступников не пришлось: оформили попытку к бегству и схоронили.

Виктор МАЛЬЦЕВ    «Ленинская смена»


Copyright © "Криминальная хроника"

Ваш отзыв

Вставить изображение