Для просмотра страниц сайта на широкоформатном мониторе рекомендуем воспользоваться сочетанием клавиш "ctrl" + "+"
Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 18-ти лет
Суббота, 23 ноября 2019

Дело Олега Сорокина: допрос подсудимых


Заседание 21 февраля

21 февраля 2019 года, Нижегородский районный суд продолжил рассматривать дело, по которому обвиняются экс-глава Нижнего Новгорода Олег Сорокин и бывшие офицеры милиции Евгений Воронин и Роман Маркеев, в качестве потерпевшего в процессе участвует Александр Новоселов.

Подробнее в материале корреспондентов «Столица Нижний»:

08:53
Напомним, на вчерашнем заседании приглашенные защитой специалисты заявили о недостоверности имеющихся в материалах дела результатов экспертиз, среди которых — исследования аудиозаписи разговора Сорокина, Садекова, Хана, а также видеозаписи встречи Сорокина с Садековым.
09:09
Судебное заседание возобновилось. В зале отсутствуют адвокаты Кравченко, Лебедев, Бурмистров, Горгадзе, представитель потерпевшего Серебряная, адвокат Стассий ранее был удален из зала до начала прений.
09:12
Адвокат Бастраков по традиции заявляет ходатайство об удалении из зала защитников Коптелова и Каталымовой, суд по традиции отказывается его рассматривать.
09:15
Адвокат Богдан просит допросить свидетеля Глызина, явившегося в суд. Никто не возражает, кроме прокурора Шкаредной, которая считает, что свидетель ничего пояснить по происшествию с Новоселовым не сможет.
09:19
Судья сообщает, что ранее суд установил срок представления доказательств до 13:00 20 февраля, этот срок был продлен до конца заседания. Судья поясняет, что защита Сорокина вызвала свидетелей уже после того, как суд установил срок окончания представления доказательств. Неявка свидетелей в суд 18, 19, 20 февраля не была защитой аргументирована. Суд считает, что защита намеренно затягивает процесс. На этом основании суд отказывает защите в дальнейшем представлении доказательств и переходит к допросу подсудимых.
09:23
Адвокат Артемьев заявляет возражение на действия председательствующего. По его словам, отказ суда защите в представлении доказательств нарушает закон. Решение суда об ограничении времени на защиту было принято до того, как защита Сорокина начала представлять доказательства. Сегодня защитой обеспечена явка трех свидетелей только на первую половину дня, которые должны быть допрошены. Защита Сорокина добросовестно выполняла свою функцию, представляя заключения специалистов.
09:25
Адвокат Нагорный заявляет возражение на действия председательствующего. По его словам, защита Сорокина подготовила несколько ходатайств об оглашении письменных документов, пригласила свидетелей. Отказ в представлении доказательств незаконный.
09:26
Представитель Новоселова Сергей Шунин также заявляет возражение на действия председательствующего. Он считает, что защите должно быть предоставлено право представить доказательства, иначе это будет нарушением прав подсудимых.
09:27
Адвокат Богдан заявляет возражение на действия председательствующего. Он обеспечил явку свидетелей в суд, суд обязан их допросить.
09:32
Олег Сорокин: считаю, что отказ нам в представлении доказательств грубо нарушает мое право на защиту. Ранее сторона обвинения ничем не ограничивалась в представлении доказательств, работала в комфортном режиме, нам дали фактически по полтора дня. Никакого затягивания со стороны моей защиты не было, мы не могли спрогнозировать, когда наступит наша очередь представлять доказательства. Сейчас нас лишили права допросить важных свидетелей и огласить важные документы. Кроме того, нам отказали в допросе специалистов, которые подготовили свои заключения по материалам дела. Но по решению суда нам практически не было выделено времени. О какой состязательности может идти речь?! По состоянию на сегодня, на утро четверга, нам для защиты на троих было предоставлено всего два с половиной дня.
09:36
Адвокат Бастраков заявляет возражение на действия председательствующего. По его словам, вчера им сказали, что они предъявляют претензии гособвинению, которое якобы затягивало процесс, представляя доказательства в течение 20 дней. Речь не шла о затягивании, поясняет Бастраков, а о том, что даже с учётом отказа от ряда свидетелей обвинение имело больше времени, чем защита. Мы очень много времени тратим на возражения, потому что констатируем много нарушений.
09:45
Адвокат Артемьев заявляет ходатайство от имени Сорокина. Тот сообщает, что ранее неоднократно заявлял о том, что не знаком с вещественными доказательствами, т.к. следователь всегда отказывал. По закону обвиняемый должен быть знаком со всеми материалами уголовного дела. На этапе судебного следствия Сорокину было также отказано в этом. Судом было заявлено, что у него нет права знакомиться с теми доказательствами, которые не представлены обвинением, т.к. они якобы не имеют отношения к делу. Это утверждение, по словам Сорокина, не основано на законе. В ходатайстве приводится пример: в деле есть протокол осмотра жёсткого диска, который был следователем признан вещественным доказательством. В протоколе подробно описывается внешний вид диска, но ничего не говорится о его содержимом. Сорокин заявляет: как я могу без изучения диска узнать, что конкретно этот диск доказывает?!
К ходатайству прикладывается список доказательств, которые, по требованию Сорокина, должны быть непременно исследованы в судебном заседании.
09:49
Адвокат продолжает перечислять доказательства, которые должны быть изучены подсудимым, то есть те, которые не упоминались в суде ранее.
09:52
Суд предлагает перейти к допросу подсудимых. Артемьев вновь возражает на это решение, т.к. у него есть доказательства и вызваны свидетели. Судья поясняет, что сейчас суд перешел к допросу подсудимых, адвокаты могут продолжить представлять доказательства на стадии дополнений.
09:53
Артемьев возражает, т.к. сейчас у него есть ходатайства, которые он имеет право заявлять на любой стадии. Защита Сорокина взяла паузу на консультацию с подзащитным.
09:58
Артемьев ходатайствует о рассмотрении некоторых документов, которые уже имеются в материалах дела, это заключения специалистов из разных томов, они ранее были приобщены к делу следователем по ходатайству защиты, но не оглашались в суде.
10:01
Кроме того, Артемьев сообщает, что разным свидетелям неоднократно задавались вопросы по предложениям по планировке, которые готовил Инградстрой. По адвокатскому запросу эти предложения были Инградстроем предоставлены, также был получен графический чертеж из открытых источников. Ходатайствует о приобщении к материалам дела.
Суд решил, что это ходатайство будет рассмотрено на этапе дополнений.
10:02
Артемьев заявляет ходатайство о допросе свидетеля, который явился в суд. Он был составителем предложения по планировке участка. Суд отказывается рассматривать ходатайство, т.к. уже перешел к стадии допроса подсудимых.
10:03
Олег Сорокин просит суд предоставить ему перерыв для конфиденциальной консультации с адвокатами перед допросом.
10:06
Ходатайство Сорокина ставится на обсуждение. Адвокат Богдан поддерживает ходатайство, считает, что допрос подсудимого — это важнейшая стадия процесса, а сейчас Сорокин практически лишен защиты, т.к. нет времени на консультации с адвокатами. Просит отложить заседание до понедельника.
Сорокин дополняет, поясняя, что у него с собой нет необходимых записей, которые находятся в камере СИЗО.
10:09
Адвокат Нагорный поддерживает ходатайство: на данный момент доказательства рассмотрены судом не в полном объеме, поэтому Сорокин должен посоветоваться с адвокатами, чтобы понять, как далее выстраивать защиту. Отложение заседания будет в интересах всех участников процесса, чтобы решение суда было законным.
10:11
Евгений Воронин поддерживает ходатайство Сорокина и заявляет аналогичное ходатайство, т.к. у него фактически остался только один адвокат, другой «в изгнании», поэтому нужна консультация перед допросом.
10:13
Адвокат Юдин поддерживает ходатайство, считает, что на этапе допроса Воронина необходимо присутствие адвоката Шоты Горгадзе. Просит предоставить перерыв до понедельника.
10:16
Роман Маркеев поддерживает ходатайство об отложении заседания: вчера вечером еще ничего не предвещало, что меня сегодня будут допрашивать, вчера допрашивали свидетелей. Адвокаты Маркеева поддерживают ходатайство.
10:19
Новоселов и адвокат Шунин предлагают предоставить небольшой перерыв для консультаций в зале суда.
10:20
Прокурор Шкаредная возражает против отложения заседания. Суд постановил ходатайство Сорокина удовлетворить частично, дать перерыв до 12:00, конвоировать Сорокина в СИЗО, чтобы он взял нужные документы, и потом доставить обратно. Заседание отложено до 12:00.
10:39
Запрет на представление доказательств: Дмитрий Артемьев — об ограничениях суда по делу Сорокина.

12:32
Судебное заседание возобновилось. Не явились после перерыва защитники Нагорный и Каталымова. Суд объявляет перерыв на 30 минут на согласование позиций адвокатов с подсудимыми.
12:37
Во время перерыва подсудимые находились в зале наедине с адвокатами. Нагорный и Каталымова также в зале. Судебное заседание возобновилось.
12:40
Судья зачитывает рапорт сотрудника конвойной службы, в котором рассказывается о том, что подсудимых доставили в СИЗО, подсудимые Воронин и Маркеев отказались пройти в СИЗО. Они в ответ возражают, что их никто не спрашивал.
12:42
Евгений Воронин зачитывает заявление. По его словам, во время проведения оперативного эксперимента он соблюдал все нормы закона, но сейчас суд лишил его возможности защищаться.
12:44
Суд спрашивает Воронина, готов ли он давать показания.
Воронин: отвечать на вопросы прокурора не буду.
Судья: вы хотите воспользоваться 51-й статьей Конституции?
Воронин: нет, не хочу, я знаю, что это за статья. Я буду давать показания в виде свободного рассказа.
12:48
Адвокат Юдин пытается заявить ходатайство, которое, по его словам, связано с предстоящим допросом подсудимого, но суд не дает. Юдин поясняет, что он просит отложить заседание на один рабочий день и дать Воронину время на согласование позиций с адвокатами Горгадзе и Стассием.
12:50
Судья спрашивает Романа Маркеева, готов ли он давать показания.
Маркеев: я не отказываюсь давать показания, но мне не дали возможность заявить, что мне не дали взять в СИЗО мои записи, мы заявляли, что хотим взять документы, но нам не дали. Рапорт сотрудника конвойной службы неверный.
12:51
Судья спрашивает Олега Сорокина, готов ли он давать показания. Тот готов. Просит сказать, когда ему будет дана возможность заявлять ходатайства. Суд отвечает, что такая возможность будет ему дана на стадии дополнений.
12:54
Сорокин заявляет о том, что нарушено его право на защиту. Вчера вечером суд не сказал, что сегодня будет его допрос, поэтому не все адвокаты сегодня присутствуют в зале. Сорокин рассказал, что в СИЗО конвойные разрешили пройти только ему, а Воронину и Маркееву не дали, хотя они просили. По словам Сорокина, им даже пожаловаться было некому, т.к. никакого старшего конвойной службы там не было.
12:59
Сорокин также обращает внимание суда на то, что суд проигнорировал тот факт, что свидетели уже были в здании суда, и отказался их допросить. Сорокин также говорит, что лишен возможности подтверждать свои показания документами, которые есть в материалах дела, но они не были оглашены, также он не может ссылаться на показания свидетелей, которых суд отказался допрашивать в судебном заседании. По его словам, все действия суда, направленные на ограничение его прав, оказывают влияние на его моральное состояние, но он тем не менее готов дать показания.
13:00
Допрос Олега Сорокина.
13:01
Адвокат Богдан просит Сорокина дать пояснения по эпизоду взятки.
13:04
Сорокин: с Садековым я знаком с середины 2000-х годов, наши отношения были дружеские, они не ухудшались, но не были связаны с бизнесом. Мы с ним встречались редко, эпизодически, т.к. плотный график работы не позволял, редко встречались в основном во Франции. Он там жил, унаследовал дом и бизнес убитого брата. Так что общались в основном по вопросам пребывания там. Он помогал нам приобрести там дом, советовал риелтора, с этого начались наши отношения.
13:06
Сорокин: за все время общения с Садековым у нас не было никаких деловых отношений. Он занимался обслуживанием своего наследства, например, заправок, с которых он получал хороший доход. Мы бывали друг у друга дома, на днях рождения, но всегда во Франции, потому что он там в основном жил.
13:13
Сорокин: он меня познакомил с Алексеем Чегодаевым, с которым его брат когда-то работал. Сказал, что этот человек владеет авиакомпанией и сдает на хороших условиях в аренду самолет. Садеков предложил вложиться в компанию Чегодаева, стать акционером. Документы об этом есть в материалах дела, но я не могу на них ссылаться, т.к. они не были оглашены. Садеков подписал договор в качестве гаранта. По этому договору я перечислил личные средства более 700 тыс. евро, точную сумму не помню, на счет компании. Деньги были уплачены, я начал пользоваться услугами этой авиакомпании. Сначала услуги оказывались нормально, но потом начались проблемы. Мы эти проблемы обсуждали с Садековым и Чегодаевым, они ссылались на разные неисправности самолета, в итоге я обратился в суд. Документы об этом есть в деле, но я не могу на них ссылаться, т.к. мне не дали их огласить.
13:16
Сорокин: последовали суды, которые вынесли решения в мою пользу. Садеков с Чегодаевым предлагали разные варианты решения проблемы, но они меня не устраивали. Я фактически устранился от общения с ними. Эти факты может подтвердить еще один человек, но пригласить его в суд нам было отказано.
13:20
Сорокин: на Чегодаева было наложено ограничение на въезд/выезд из РФ службой судебных приставов. На тот момент его долг мне составлял около 30 млн рублей с хвостиком. Документы, подтверждающие это, есть в материалах дела, но я лишен возможности ссылаться на эти документы. После того как ограничение было наложено, Садеков стал высказываться на тему того, что я не даю Чегодаеву заниматься делами и не даю ему возможность исполнить его обязательства.
13:22
Сорокин: примерно в 2011 или 2012 году или начале 2013 Чегодаев мне сказал, что мои претензии не должны распространяться только на него, т.к. это их совместный с Садековым бизнес. Я сказал, что должен исчерпать все средства, чтобы вернуть свои деньги. Мои юристы подсчитали все долги, с учётом несовершенных полетов общая сумма исковых требований превышала 50 млн рублей.
13:29
Сорокин: в этот период времени я уже занимал должность главы Нижнего Новгорода. Иски были поданы. Но когда я проверил, оказалось, что у офшорной компании по документам не было самолета, хотя я сам лично видел этот самолет. В договоре с компанией была прописана фамилия Садекова и что я не возражаю, что у него будет половина активов компании. Именно поэтому я пошел на заключение контракта, т.к. Садекова лично знал. Но когда узнал о том, что активов у компании нет, я заявил, что я хочу вернуть те средства, которые мной были потрачены, только эти средства. Иначе я грозился подать в суд.
13:30
Сорокин: в итоге были поданы судебные иски, сумма иска по решению суда около 50 млн рублей. Все документы по этому поводу есть в материалах дела, я лишен по решению суда возможности на них ссылаться.
13:32
Сорокин: Чегодаев говорил, что это несправедливо, что претензии только к нему, т.к., по его словам, Садеков был в курсе, а компания была в процессе реорганизации. В итоге мы вели переговоры, Садеков и Чегодаев брали на себя обязательства о возврате этих средств. Все это также подтверждается материалами дела.
13:37
Сорокин: наша встреча с Чегодаевым была в марте 2013 года, он пообещал, что они мне вернут порядка 30 млн рублей. Все это подтверждается документами в материалах дела, но я не могу их представить в суде. После этого Садеков заявил, что его друг является мошенником, что Чегодаев его подставил, но он просит перевести на него долг, чтобы был снят с него арест на перемещение. Садеков моего доверия не утратил, у него были деньги, я знал, что он продал бизнес брата, и он говорил, что готов долг урегулировать. Он даже часть долга компенсировал. Точную сумму не могу назвать, она есть в неоглашенных материалах дела. После этого были сняты ограничения на передвижения Чегодаева по моей инициативе.
13:39
Сорокин: Чегодаев сообщил моему юристу (т.к. сам лично я с ним не общался больше), что он уполномочивает Садекова урегулировать наш спор. Я сказал Садекову, что никаких лишних платежей не нужно, пусть вернут то, что я платил. Все, что они оставались должны, составляло около 20 млн рублей.
13:41
Сорокин: надо сказать, что при любой возможности Садеков просил себе вознаграждение. Мы договорились, что Садеков примет на себя определенные обязательства, но пока я не увижу возврата денег, ничего делать не буду.
13:47
Сорокин: я испытывал доверие к Садекову, потому что он в тот момент был обладателем значительных активов, продал крайне удачно бизнес по заправкам, выручив более 1 млрд рублей. Документы об этом тоже есть в материалах дела. Мотивом продажи бизнеса было то, что крупные нефтяные компании начали дележ рынка автозаправок, усложняя владельцам бизнеса доступ к закупкам ГСМ. Садеков был очень доволен, т.к. управление тем бизнесом было очень хлопотно, а с миллиардом можно жить. Он предлагал всем свои деньги под проценты и участие в инвестициях, чтобы зарабатывать на экономике. Подтверждение этого также есть в материалах дела, например, переговоры Садекова с другими партнерами. Я сам их слышал, когда следователь знакомил меня с частью доказательств, но озвучить тут я их не могу, они не представлены в суде.
13:48
Суд объявил обеденный перерыв на один час, до 14:50.
14:57
Судебное заседание возобновилось.
15:05
Сорокин: считаю, что документы, о которых я говорил, имеют отношение к данному уголовному делу, но нам не дали их огласить.
Мы с Садековым никогда его заправочный бизнес не обсуждали вообще, он только жаловался, как тяжело работать. Потом он начал интересоваться строительным бизнесом, инвестированием в эту отрасль, спрашивал у меня как у специалиста совета. Но никаких деловых отношений у меня с ним не было. То, что Садеков отрицает наличие дружеских отношений со мной, это ложь, введение суда в заблуждение. Он лично сам со своей женой присутствовал на моем дне рождения в Будапеште в ноябре 2012 года, там были Аверин, Сватковский, он с ними тоже общался. Я тоже был на его дне рождения, но все встречи носили личный характер. Аверин также был с ним вместе на других днях рождения, Садеков был на дне рождения моей супруги. То, что он это отрицает, это ложь, мы хотели пригласить в суд свидетелей, которые могли бы это подтвердить. Мы с ним вместе летали на рыбалку. Такие контакты были, но редко, четыре раза в год, они носили личный характер.
15:13
Сорокин: я знаю, что Садеков принимал участие в проектах строительства, например, ЖК Времена года, таунхаусы, но нам не дали представить эти доказательства в суде. Он со мной советовался, я ему тогда говорил, что таунхаусы — проект бесперспективный, т.к. затраты на сети к каждому домику не оправдывают расходов потом на содержание жилья, это существенно дороже, чем многоэтажное жилье. Я был прав, потому что все подобные проекты в Нижегородской области рухнули. Кстати, вот 12 марта 2013 года я встречался не только с Ханом и Садековым, но и с партнером Садекова по ЖК Времена года. Я в силу своих знаний старался всегда людям помогать советом, тем более на выставке MIPIM, которая как раз была посвящена проектам в сфере строительства. Я высказывал свое мнение, говорил, что жилье в таунхаусах на Автозаводе не будет продаваться. Мы и этого свидетеля хотели пригласить в суд, даже договорились, он бы мог подтвердить бизнес-интересы Садекова.
15:18
Сорокин: никаких разговоров про АЗС никогда не было, тогда все уже понимали, что это невыгодно, и Садеков тоже это понимал. В Нижнем Новгороде, я точно не помню, может один-два единичных случая и были выделения участков под АЗС, это даже Романычев подтверждал. Просто так нельзя было взять и выделить участок под АЗС, т.к. это было сложно. Это проект повышенной опасности, там большая зона безопасности вокруг, жители всегда были против, я сам часто участвовал в таких публичных слушаний. У нас был случай, когда предприниматель захотел построить АЗС в Молитовке, так не получилось, т.к. народ был против. В Нижнем Новгороде все места под заправки уже были распределены с 2002 по 2008 год, все участки под это были рассмотрены еще при Булавинове. Ограничений для этого много, принятие решений по АЗС носило многоступенчатый характер, т.к. надо было исследовать даже размещение коммунальных сетей.
15:28
Сорокин: в то время из этого бизнеса мелкие и средние предприниматели вышли, остались лишь крупные компании. Я помню, как Лукойл на въезде в город построил заправку, я помню, как принималось это решение. В нашем регионе работал инвестсовет. Инвестсовет — это огромное достижение Валерия Павлиновича Шанцева в масштабах всей страны. Инвестсовет позволял решать вопросы распределения участков под строительство того, что нужно было для развития города. Инвестор приходил на совет, подавал заявку, и 50 чиновников говорили, что можно, а что нельзя, все технические условия предоставлялись бесплатно. Сам губернатор вручал красную папочку, если было можно. Механизм инвестсовета был максимально прозрачный. Никаких манипуляций в этой сфере не могло быть, там присутствовали журналисты, велась видеосъемка по требованию прокуратуры, архивировалось. Так что утверждение, что Сорокин мог на что-то влиять, неверное. На каждое решение со всех ведомств собирались справки, я как глава города ничего не предоставлял и ничего не согласовывал. Не надо на тот период смешивать заключения контрактов и земельные отношения. Благодаря Шанцеву, каждый участок площадью даже меньше этой комнаты находился в распоряжении правительства области, у города были лишь отдельные мелкие участки. Все большие участки и договоры по ним администрировались областным правительством. Нам не дали заявить в качестве свидетелей людей, которые могли это подтвердить.
15:31
Сорокин: да, у меня в инвестсовете было право совещательного голоса, но потому, что я был представителем органа местного самоуправления. Но на инвестсовете присутствовали не только органы госвласти, там были и представители федеральных органов, например, Роспотребнадзора, других надзорных органов. Решения инвестсовета носили рекомендательный характер. По АЗС я помню всего один случай, это как раз компания Лукойл, которая пришла в инвестсовет и подала заявку.
15:35
Сорокин: в Каннах мы участвовали в выставке MIPIM, в ней участвовали все регионы России, правительство региона и город тоже участвовали. Выставка была посвящена строительству. Там был и Садеков, так что когда он говорит, что не участвовал в строительстве, то он врет, но допросить его в суде нам не дали.
15:36
Сорокин: Садеков сам попросил меня встретиться с Ханом, представив его инвестором. Я не случайно спрашивал Хана, давал ли он мне визитку, т.к. обычно инвестор, когда приходил к главе города, представлялся, показывал портфолио своих проектов, но ничего этого не было сделано.
15:42
Сорокин: Хан не знал, куда вложить деньги, это выглядело странно. Тем не менее разговор состоялся, не выгонять же человека. Они говорят, что 450 га не упоминались, но они лукавят. Садеков сказал, что их этот участок интересует, но он очень большой. Я им сказал, что есть другой участок, поменьше, на улице Украинской, площадью около 15 га, с очень разумной, на мой взгляд, ценой. Этот конкурс проводил город, там предложения по планировке не надо было представлять. Я им об этом участке рассказал, это была общая ознакомительная информация для инвесторов. Я тогда спросил Хана, чего вы жалуетесь, если даже заявку не подали. Они сказали, что там аукцион с обременением, я им сказал, вот, пожалуйста, есть участок и аукцион без обеременения.
15:46
Сорокин: Хан у меня тогда спросил, что я могу предложить. Я ему именно этот участок и предложил. Потому что перед нами тогда губернатор поставил задачу пополнения бюджета за счет аренды и продажи земельных участков. Все деньги от продажи земельных участков на территории города поступали в городской бюджет. Это была целая программа, над которой работали власти, по этой программе появились многие новые микрорайоны. Поэтому моя задача как главы города заключалась в том, чтобы обеспечить инвесторам комфортные условия, и я всегда должен был разбираться, если инвестор на что-то жаловался. Но еще раз подчеркну, система была выстроена Шанцевым, и она работала как часы. Единственное, что инвесторов, как правило, было меньше, чем самих участков.
15:49
Сорокин: таким образом прошла обычная встреча, на которой я сказал Хану, что, если хотите быть инвестором, подавайте заявку на аукцион. А если будут проблемы, жалуйтесь, обращайтесь. Потом после встречи они с Садековым пригласили меня на обед, но я отказался, т.к. мне как главе города это было неприлично.
15:54
Сорокин: потом мне сообщили, что на аукцион по улице Украинской подана жалоба в ФАС. Мне сказали об этом сотрудники администрации. Я объясню, почему мне такая информация поступала. Средства, поступающие от аукциона, учитывались в бюджете города, и если сумма не поступала, то это всегда было болезненно для бюджета, какие-то виды работ приходилось отменять, например, разработку документации, строительство детсадов и т.п. А мы всегда следили за поступлением денег в бюджет города. Мне сказали, что жалобу подала московская компания, которая не являлась участником аукциона. В материалах дела есть документы, что этой компанией было ЗАО Вектрон. Хотя Хан при допросе отрицал этот факт. Все, что я ему говорил, было по этому аукциону. Но он лгал, когда говорил с Садековым, он знал, что ФАС отказала в жалобе в тот же день, но хотел Садекову «продать» это как свою заслугу.
15:56
Сорокин: по этому аукциону победителем стал СУ-155, который потом стал банкротом, но это уже другая история. Тогда деньги за аукцион были заплачены, но Вектрон тогда занимался именно тем, что обжаловал, не являясь участником аукциона, создавал искусственно почву для вымогательства, для рейдерства. Участники аукционов постоянно жаловались на такие компании, причем не только по строительным аукционам, а и по другим.
16:02
Сорокин: когда я встречался с ними в Каннах, то я даже не знал тогда, что обжаловал Вектрон, я знал только, что московская компания. Садеков мне сказал, что это компания, у которой есть связи в ФАС, и они хотят, чтобы в городе к ним относились с уважением. Но я не понимал, чего они конкретно хотят, потому что по своему опыту в Хане не увидел инвестора. В те времена встречались дураки с деньгами, в смысле неопытные в этой сфере люди, поэтому приходилось с ними встречаться. Вот я и встретился с ним, хотя не хотел. Этот отель в Каннах был прямо напротив выставки, там было удобно встречаться, потому что неучастники не могли на выставку пройти, это была выставка профессионалов, там билет стоил 1200 евро. Поэтому ни Садеков, ни Хан прохода туда не имели.
16:05
Сорокин: мое участие в выставке могли бы подтвердить свидетели, которых мы хотели заявить. Это была рабочая поездка, мы даже отчитывались потом. Обращаю внимание, что поездку на эту выставку, как и в другие командировки, я оплачивал за личный счет, никогда не брал денег за это из бюджета.
16:10
Сорокин: Садеков указывает на меня как на человека, который мог бы ему помочь получить места под заправки, но у него были гораздо более дружественные отношения с чиновниками областного правительства Авериным и Сватковским, у них у всех было даже общее увлечение, они играли в большой теннис. Но я и от них ни разу не слышал, чтобы Садеков к ним обращался за помощью. У меня тогда даже вопрос: если у него тогда уже были заправки в городе, то как же он тогда до меня этим бизнесом занимался?! Где он участки брал? Институт Инвестсовета работает с 2006 года. Так что все доводы и ссылки на это противоречат логике и здравому смыслу. Но у меня нет возможности его допросить, хотя он гражданин России и должен прибыть в суд.
16:13
Сорокин: секретный свидетель тоже врет, но нам не дают заявить свидетелей, которые могут опровергнуть его ложь. Вот он врал, что моя депутатская приемная располагалась в бизнес-центре, мы вчера доказали, что это ложь, глупо делать приемную в здании, где пропускная система, это для бабушек-то?! Вот журнал по моей депутатской деятельности (показывает), тут на каждой странице есть телефон и адрес. Как мне быть, если суд лишил меня возможности представлять доказательства лжи таких секретных свидетелей?
16:15
Сорокин: кроме этих лживых показаний, что я принимал участие в принятии решений по аукционам, я не вижу ничего в материалах дела. Я участвовал в инвестсовете, чтобы потом отвечать на вопросы жителей и депутатов, если по итогам инвестсовета были изменения в генплане.
16:18
Сорокин: обращаю внимание суда на то, что решения инвестсовета не всегда выполнялись. Если решения требовали изменений в генплане города, то такие решения должны были выноситься на публичные слушания, а жители не всегда согласны. Работа власти заключалась в том, чтобы убеждать жителей, но без учета их мнения такие решения не реализовывались.
16:24
Сорокин: что касается совещаний, которые проходили при главе города: они проходили с участием главы администрации, заместителей, руководителей департаментов. Никогда на этих совещаниях не обсуждались частные проекты. У этих совещаний были конкретные задачи — обсуждение проектов, которые уже приняты в бюджет города или планируются. Например, реконструкция Нижневолжской набережной, строительство детсадов, школ, ФОКов. Все эти проекты софинансировались из областного бюджета, как правило из итогов земельных аукционов. Например, участок в Анкудиновке принес 250 млн рублей в бюджет. Так что выпадение дохода из бюджета, да еще в конце года, было серьезной проблемой.
16:27
Сорокин: поэтому я понимаю, почему Мингосимущества не стало спорить, а просто перенесло сроки аукциона на месяц, главное, чтобы деньги в бюджет поступили. Но они из-за этой жалобы Вектрона так и не получили денег ни в 2012, ни в 2013 году, а только в 2014 году. Чтобы вы понимали, это недополученный доход в бюджет города, 250 млн рублей — это два детских сада! Вот потому мы и не могли в городе вовремя строить детсады из-за такого жулья.
16:32
Сорокин: я как глава города постоянно сталкивался с жалобами жителей на дефицит мест в детсадах. Эти механизмы вроде бы очень простые, но даже я сам, до того как попал в коридоры городской власти, их не понимал. Но эти умники все прекрасно понимали, их жалобы были очень хорошо составлены. Вот почему я встречался с Ханом. Если по результатам таких встреч хоть один проект будет реализован, значит, это хорошая работа городской власти.
16:35
Сорокин: когда я сам занимался этим бизнесом, то ни одного дома не просрочил, потому что два года готовился и полтора года строил. Поэтому когда человек приходит и говорит, что он не смог представить предложения по планировке, то это дебил. Я не знаю ни одного случая, чтобы инвестору было отказано из-за того, что у него не так оформлено в документах. Если он уже задаток оплатил, значит, у него есть деньги. Зачем городу от них отказываться?
16:37
Сорокин: я сам точно не знаю разницы между предложениями по планировке, ППМ, ППТ и т.п. Но я знаю, что властям всегда важно, где будут проходить дороги и т.п. Для этого и делаются предложения по планировке, чтобы это выяснить.
16:42
Сорокин: на тот момент меня не волновало, почему власти объединяют участки в один лот, но потом, почитав документы, я понял, что другого решения у областного правительства и не могло быть. Оказалось, что это не ровная территория, а бывшие земли сельхозназначения, где участки неровные, там до конца неясно было, где можно строить дом, а где нельзя. Как можно было эти участки передавать за деньги инвесторам? Там один проект планировки делался пять лет. Это сделано даже для удобства прокладки инфраструктуры. Если инвесторы разные, а труба одна, то как решить, по чьему участку она будет проходить? Поэтому задача власти была встречаться с инвесторами, решать с ними вопросы, разъяснять, в том числе и в рамках таких выставок, как во Франции.
16:52
Богдан: какие вопросы входили в вашу компетенцию как главы города?
Сорокин: организационно-распорядительные. При двуглавой системе управления глава города был председателем гордумы, глава города был высшим должностным лицом, но административно-распорядительных функций не имел. Глава города избирался из числа депутатов гордумы. В 2010 году депутаты мне оказали доверие и выбрали меня главой города. Тогда какая-то часть решений, например, по Уставу города и т.п. принималась двумя третями голосов, а у меня был всего один голос, как у любого другого депутата, даже права вето не было. Я не входил ни в какие комиссии, мог на них присутствовать. Занимался кадровыми вопросами в небольшом аппарате гордумы. Отдельно существовала городская администрация со своим отдельным функционалом. Эти различия определялись федеральными законами. Именно администрация занималась распределением бюджетных средств, бюджет принимался гордумой по итогам публичных слушаний большинством голосов. Всеми земельными участками занималась именно администрация, это определено федеральными законами, за соблюдением этого следила юридическая служба администрации. Но мы сейчас не можем заслушать специалистов, чтобы они нам правильным юридическим языком все объяснили.
16:54
Сорокин: у администрации был свой бюджет, у гордумы — свой маленький бюджет на содержание аппарата. Я лично не получал зарплату, ее автоматически перечисляли различным благотворительным организациям. Также никогда не пользовался служебной машиной и водителем, оплачивал это сам.
16:58
Сорокин: я как глава города никогда не принимал участия в работе комиссии по управлению муниципальным имуществом и других комиссий. Я следил за выполнением федеральных программ, одной из важнейших была программа по строительству детсадов, потому что федеральный бюджет давал денег. Хочу заметить, что даже участки под строительство детсадов администрация города получала на инвестсовете.
17:03
Сорокин: я ходил практически на все заседания инвестсовета, чтобы обладать компетенцией перед журналистами по участкам и проектам в градостроительной сфере. Работа главы города была в том, чтобы знать и понимать, как реализуется план, как идет освоение федеральных бюджетных средств, курирование, контролирование, отчет перед губернатором. Кроме того, обязанностью главы города был контроль взаимодействия городской администрации с жителями, в том числе по организации и проведению публичных слушаний по строительству объектов. Публичные слушания проходили по нескольку раз в месяц, город ведь живет и развивается. Например, приняли решение строить стадион на Стрелке. Там огромное количество совещаний прошло по поводу того, где строить, в том числе с губернатором, когда обсуждали место.
17:07
Суд делает замечание Сорокину, что он слишком подробно рассказывает.
Сорокин: Ваша честь, я рассказываю о своей работе. Следствие пытается представить, что моя работа заключалась в дележке участков под АЗС, а я хочу показать, что моя работа заключалась в другом. Мизюкова тут правильно сказала, что это было смешно — с главой города заправки обсуждать! Я другие задачи решал.
17:11
Сорокин: меня тут обвиняют в покровительстве и попустительстве, а я пытаюсь доказать, что я не оказывал покровительство бизнесу АЗС, а другими делами занимался. Мои задачи как главы города были далеки от конкретных инвестиционных проектов. Я как глава города должен был знать, например, где у нас будет стадион, но никаких документов по стадиону я не подписывал. Я старался участвовать во всех обсуждениях, там мог пригодиться мой строительный опыт, потому что там нужно было даже расселять организации, которые там были, например, таможню.
17:14
Сорокин: мы много чего обсуждали, 800-летие города, волновое переселение, поэтому было важно следить, чтобы программы были прописаны в городском бюджете, но полномочий решать, какой дом сносить, а где строить, у меня не было. Сорокин как глава города не имел никакого права вмешиваться в работу администрации города. На наших совещаниях прокуратура проверяла документацию, никаких проблем или нарушений не выявила.
17:15
Сорокин: чтобы построить ФОК, мы выходили на инвестсовет. Никакими участками я не занимался.
17:20
Богдан: были ли вы как глава города уполномочены принимать решения по аукционам?
Сорокин: ни в одной аукционной комиссии я участия не принимал, считал для себя это невозможным по этическим соображениям.
Богдан: принимали ли вы решения по вопросам лицензирования предпринимательской деятельности, размещения муниципального заказа?
Сорокин: нет. Я иногда по просьбе молодежной организации выезжал с правоохранительными органами в рейды по незаконной продаже алкоголя. Раньше встречался с предпринимательским сообществом, но потом мы договорились, что по обязанностям это должен делать Кондрашов, глава администрации.
17:23
Богдан: имели ли вы право как глава города давать обязательные для исполнения указания главе администрации или сотрудникам администрации?
Сорокин: нет, все, что мы с ними обсуждали, носило общий характер, например, не что делать с конкретными маршрутами общественного транспорта, а что делать, чтобы общественный транспорт работал лучше. Потом эти вопросы обсуждались на городской думе.
17:29
Богдан: осуществляла ли гордума полномочия собственника муниципальной недвижимости?
Сорокин: нет, даже заседания гордумы проходили в помещениях городской администрации. На заседаниях гордумы, кстати, всегда присутствовали чиновники области, депутаты ЗСНО, поэтому еще при Булавинове было принято разумное решение, что гордуме не надо своего помещения. Любое решение на городской думе носило многоступенчатый характер, мы обсуждали коллегиально и принимали предложения администрации сначала на комиссиях, потом на заседании всех комиссий, потом на самой гордуме, решения одобрялись простым большинством голосов.
17:32
Объявлен технический перерыв на 10 минут.
17:46
Судебное заседание возобновилось.
17:47
Сорокин ходатайствует о перерыве до завтра.
17:53
Адвокаты Сорокина поддерживают ходатайство. По словам Нагорного, защита Сорокина добросовестно использует отведенное ей время на защиту, поэтому просит дать перерыв, чтобы он мог подготовиться к завтрашнему допросу.
17:55
Суд отложил заседание на завтра, на 09:00.
18:13
Адвокат Дмитрий Артемьев рассказал о том, как в судебном заседании проходит допрос Олега Сорокина.

***

«Криминальная хроника» ранее неоднократно рассказывала про дело Олега Сорокина и Евгения Воронина.


Copyright © "Криминальная хроника"
***

Ваш отзыв

Вставить изображение