Для просмотра страниц сайта на широкоформатном мониторе рекомендуем воспользоваться сочетанием клавиш "ctrl" + "+"
Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 18-ти лет
Вторник, 19 ноября 2019

Речь в прениях адвоката Уразалина Игоря Прокофьева


Он просит оправдать своего подзащитного

Уважаемый суд!

Мы закончили судебное разбирательство уголовного дела по обвинению Уразалина И.М. и Дрица И.М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 291.1 УК РФ, – посредничество во взяточничестве, то есть способствование взяткодателю и взяткополучателю в достижении и реализации соглашения между ними о получении и даче взятки за совершение заведомо незаконных действий, лицом с использованием своего служебного положения, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

В ходе судебного заседания были изучены материалы уголовного дела из которых следует, чтов период с 12.09.2012 по 21.04.2014 должностными лицами следственной части (далее – СЧ) Главного следственного управления (далее – ГСУ) Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Нижегородской области (далее – ГУ МВД России по Нижегородской области, Главное управление) осуществлялось уголовное преследование в отношении Осокина М.А., Лаптева Д.А. и Янкина С.А. в связи с обвинением указанных лиц в совершении преступления, предусмотренного п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ, по возбужденному 12.09.2012 уголовному делу № 352844.

В ходе расследования уголовного дела следователями СЧ ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области были изъяты наличные денежные средства, полученные Осокиным М.А. в результате его преступной деятельности купюрами и монетами разного достоинства в сумме 44 829 323 (сорок четыре миллиона восемьсот двадцать девять тысяч триста двадцать три) рубля, из которых 22 764 323 (двадцать два миллиона семьсот шестьдесят четыре тысячи триста двадцать три) рубля изъяты 04.07.2012 в помещении подконтрольного Осокину М.А. ООО Охранное предприятие «Тигр», а 22 064 960 (двадцать два миллиона шестьдесят четыре тысячи девятьсот шестьдесят) рублей изъяты 19.09.2012 в помещении дополнительного филиала «Нагорный» Банка «Богородский» (ООО).

Указанные денежные средства в качестве вещественных доказательств были помещены в камеру хранения наркотических средств ГУ МВД России по Нижегородской области, располагавшуюся по адресу: г. Нижний Новгород, ул. Максима Горького, д. 71.

Камера хранения наркотических средств ГУ МВД России по Нижегородской области находилась в ведении федерального казенного учреждения «Центр хозяйственного и сервисного обеспечения ГУ МВД России по Нижегородской области».

По результатам производства предварительного следствия 07.03.2014 уголовное дело № 352844 с обвинительным заключением направлено прокурору Нижегородской области в порядке ч. 6 ст. 220 УПК РФ.

По результатам рассмотрения20.03.2014г. первым заместителем прокурора Нижегородской области на основании п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ уголовное дело возвращено следователю для производства дополнительного следствия и устранения выявленных недостатков.

Предварительное следствие по нему возобновлено, и 14.04.2014 уголовное дело принято к своему производству следователем отделения по расследованию преступлений в сфере предпринимательской деятельности отдела по расследованию организованной преступной деятельности в сфере экономики СЧ по расследованию организованной преступной деятельности ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области Шаровым А.А.
21.04.2014г. следователем Шаровым А.А. были вынесены процессуальные решенияв отношении ОсокинаМ.А., Лаптева Д.А. и Янкина С.А., а именно:

— действия Осокина М.А.,Лаптева Д.А. и Янкина С.А.переквалифицированыс п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ, на п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ, путем предъявления им соответствующего обвинения;

— вынесено постановление о прекращении уголовного дела № 352844 и прекращении уголовного преследования в отношении Осокина М.А.,Лаптева Д.А. и Янкина С.А., по п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ;

— выданы Осокину М.А. вещественные доказательства – денежные средства в сумме 44 829 323 (сорок четыре миллиона восемьсот двадцать девять тысяч триста двадцать три) рублей.

Поводом и основанием к возбуждению настоящего уголовного дела послужила явка с повинной, которую Осокин М.А. написал спустя почти два года после прекращения в отношении него уголовного дела, а именно27.01.2016, находясь под стражей за совершение нового преступления, предусмотренного ст. 172 ч.2 п.п.а,б; ст.173 ч.2 п.б; ст.174.1 ч.4 п. б и ст.210 ч.1 УК РФ, в которой он сообщил следующее:

12.09.2012г. следственной частью ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области возбуждено уголовное дело № 352844 о совершении им преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ.

В декабре 2013 года ему было объявлено об окончании предварительного следствия по уголовному делу.

В марте 2014 года к нему обратился бывший сотрудник ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области по имени Владимир (далее Воликов В.В.). В разговоре ВоликовВ.В. сообщил Осокину М.А. о возможности прекращения уголовного дела №35284 при условии, если изъятые по уголовному делу денежные средства останутся у сотрудников полиции.

Он согласился о прекращении уголовного дела на условиях, которые назвал Воликов В.В., после чего 21 апреля 2014 года он был дополнительно допрошен и написал расписку о получении денежных средств. Фактически вместо денежных средств он получил инкассаторские мешки с кирпичами и пачками бумаги формата А4. В этот же день совершенное Осокиным М.А. преступление было переквалифицировано со ст. 172 УК РФ на ст. 171 УК РФ, а уголовное дело № 352844 было прекращено.

Кроме этого он считает, что денежные средства,признанные вещественными доказательствами, были разворованы к моменту прекращения уголовного дела.

На основании явки с повинной Осокина М.А.следователем по особо важным деламвторого следственного отделатретьего следственного управления(с дислокацией в городе Нижний Новгород)Главного следственного управленияСледственного комитета Российской Федерации капитаном юстиции А.А. Андреевым 30 марта 2016 года было возбуждено настоящее уголовное дело № 824920в отношениинеустановленных должностных лиц ГУ МВД России по Нижегородской области по ч. 4 ст. 159 УК РФ (хищение денежных средств принадлежащих Осокину М.А.), так как факт дачи взятки ничем не подтверждался.

Спустя полтора года с момента возбуждения данного уголовного дела, а именно 8 сентября 2017 года, был допрошенранеепривлекавшийся к уголовной ответственности и осужденный 06.06.1983 г. Горьковским областным судом за совершение преступлений, предусмотренных ст. 96.1. УК Грузинской ССР и ст. 93.1, 175 УК РСФСР, к наказанию в виде лишения свободы сроком на 15 лет с конфискацией всего его имущества Дриц И.М., который в своих показаниях сообщил, что «в первой половине 2014 года он встретился с Осокиным М.А который рассказал, что является фигурантом уголовного дела о незаконной банковской деятельности, находящегося в производстве следователей Главного управления МВД России по Нижегородской области.

В ходе расследования этого уголовного дела следователями арестованы значительные денежные средства на банковских счетах подконтрольных Осокину М.А. организаций и попросил через его знакомых сотрудников полиции узнать условия, на которых ему может быть оказана помощь в снятии ареста с расчетных счетоворганизаций, а также прекратить в отношении него уголовное дело. Дрицу И.М. было понятно, что Осокин М.А. имеет ввиду возможность прекращения уголовного дела и возврата арестованных денежных средств за незаконное денежное вознаграждение.

Из показаний Дрица И.М. следует, что в этот же день он позвонил своему знакомому начальнику тыла ГУ МВД России по Нижегородской области Уразалину И.М., с которым он встретился на следующий день у себя в офисе, расположенном по адресу: г. Н. Новгород, ВерхнеВолжская набережная, д. 19 и рассказал о просьбе Осокина М.А. В ходе разговора он понял, что УразалинИ.М. не обладает никакой информацией об уголовном деле в отношении Осокина М.А.

Далее ДрицИ.М. показал, что на следующей встрече Уразалин И.М. сообщил о возможности прекращения уголовного дела в отношении Осокина М.А. за взятку в сумме 40 000 000 рублей, которая могла быть получена из денежных средств, изъятых по уголовному делу и признанных вещественными доказательствами. Последний сообщил, что полученные денежные средства будут распределены между должностными лицами ГУ МВД России по Нижегородской области, а именно Пильгановым А.В., Витушкиным А.В., Шаевым И.М. Кроме того, Уразалин И.М. сообщил, что часть денежных средств должна быть передана первому заместителю прокурора Нижегородской области Денисову Е.А.

После разговора с Уразалиным И.М. он (Дриц)пригласил для беседы Осокина М.А., и сообщил ему озвученные Уразалиным И.М. условия, в том числе, указав сумму взятки, равную 40 000 000 рублей. Озвученная сумма Осокина М.А. возмутила, и в ходе очередной встречи Осокин М.А. сообщил, что более обсуждать этот вопрос с ним не будет. После этого он с Осокиным М.А. не встречался.»

На основании только этих одних показаний ДрицаИ.М. 21.09.2017 года был задержан Уразалин И.М., которого 22.09.2017 годаарестовали, предъявив ему обвинение по ч.4 ст.159 УК РФ.

Позже, на основании тех же показанийДрицаИ.М. 09 ноября 2017 года было возбуждено новоеуголовное дело № 11702007708000020 в отношении Уразалина И.М.и Дрица И.М. по ч.3 ст.30 и ч.4 ст. 291.1УК РФ, которое было соединено с настоящим уголовным делом и20 ноября 2017г.Уразалину И.М. предъявлено новое обвинение по ч.4 ст.159 и ч.3 ст.30 и ч.4 ст.291.1 УК РФ.

22 ноября 2017 года на основании явки с повинной Осокина М.А. и его показаний было возбуждено уголовное дело № 11702007708000027 в отношении Воликова В.В. по ч.5 ст.291.1 УК РФ и соединено с настоящим уголовным делом.
19 июля 2018 года все на одних и тех же показаниях Дрица И.М. быловынесено постановлениебез названия о квалификации действий Уразалина И.М. ч.4 ст.291.1 УК РФ, а уголовное дело в отношении Воликова В.В. выделено в отдельное производство.

В настоящее время судебное следствие по настоящему делу завершено и со своими прениями выступил государственный обвинитель.

Из его выступления следует, что на основании проведенного им анализа уголовного дела он пришел к выводу что материалами уголовного дела полностью доказана виновность моего подзащитного в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.291.1 УК РФ и к нему необходимо применить наказание, связанное с длительным сроком лишения свободы.

Однако, выслушав прения государственного обвинителя, можно сделать один единственный вывод, что данное утверждение и проведенный им анализ доказательств полностью не соответствует материалам уголовного дела, а в ходе прений анализировались не материалы уголовного дела, а только показания Осокина М.А. и Дрица И.М.

При этом были сделаны ссылки на показания Осокина М.А., которых нет в материалах дела. Таким образом, защита считает, что выводы государственного обвинителя не соответствуют материалам уголовного дела.

Так, в своих прениях ссылаясь на показания Осокина М.А. государственный обвинитель указал, что в марте 2014 года Осокину М.А. стало известно, что уголовное дело в отношении него будет направлено в суд и в это же время к нему обратился ранее незнакомый Дриц И.М., с которым у него до этого не было никаких отношений, с предложением оказания помощи в прекращении уголовного дела за денежное вознаграждение.

В подтверждение своих возможностей ДрицИ.М. организовал встречу адвоката Зверева С.А., осуществляющего защиту Осокина М.А. с заместителем начальника СУ ГУВД МВД РФ по Нижегородской области Витушкиным А.В. Со слов Зверева С.А.,ВитушкинА.В. подтвердил роль Дрица И.М. как посредника.

Далее в ходе длительных переговоров ДрицаИ.М. с Осокиным М.А., последний согласился с ДрицемИ.М. в передаче взятки сотрудникам ГУВД, но в размере только 30 млн. рублей, а не 40 млн. рублей, на которых первоначально настаивал Дриц И.М.

Однако, данные показания Осокина М.А., на которые ссылается государственный обвинитель, отсутствуют в материалах настоящего уголовного дела.

В материалах уголовного дела имеются показания Осокина М.А., данные им на предварительном следствии и в ходе судебных заседаний по настоящему уголовному делу 12.02.2019г. и 13.02 2019 г. Из показаний следует, что с ДрицемИ.М. он знаком с 2013 года, познакомилсяс ним по просьбе своих знакомых Петрова Б.И. и Абрамычева М.Н.Встречались они по вопросу продажи акций компании «Луидор».

По поводу уголовного дела, возбужденного в отношении него, Янкина С.А. и Лаптева Д.А., он показал следующее: 14 июля 2012 года сотрудники УЭБиПК провели обыск у него в офисе, где были изъяты денежные средства в сумме 22 млн.624тыс. руб.

В дальнейшем при пересчете денежных средств, было обнаружено, что ихстало на 9 млн. рублей меньше. По этому поводу им было подано заявление в правоохранительные органы, но вместо ответа было возбуждено в отношении него уголовное дело, и 19 сентября 2012г. был проведен еще один обыск в его офисе,уже расположенном в банке «Богородский», где также были изъяты денежные средства в размере 22 млн 154000 руб.

Когда ему в марте стало известно, что уголовное дело в отношении него будет направлено в суд, то, он через своего знакомого Белова примерно 7-8 марта 2014 года обратился к бывшему руководителю следственного управления Воликову В.В., который по прежней работе хорошо знал и знает Витушкина А.В., с просьбой о прекращении уголовного дела за денежное вознаграждение.

14 марта 2014 состоялась встреча с Воликовым В.В., где последний рассказал процессуальный порядок прекращения уголовного дела, т.е. переквалификация преступления на другую статью и прекращение уголовного дела по амнистии.

За данную услугу он попросил 20 млн. рублей, из которых он(Осокин) должен в ближайшее время передать ему 10 млн. рублей для ВитушкинаА.В. наличными, а остальные 10 млн. рублей, предназначавшиеся для работников прокуратуры, они сами заберут из вещественных доказательств, а ему надо будет только написать расписку в получении всей суммы. (хочу обратить внимание суд- что схема изъятия денежных средств была оговорена за месяц до событий на которые ссылается Дриц.)

После передачи 10 млн. Воликову В.В. он встречался с ним по несколько раз в неделю. Сроки прекращения уголовного дела, названные Воликовым В.В. были разумными, и его они устраивали, но в это время вмешался Дриц И.М., с которым его вновь попросили встретиться Петров Б.И. и Абрамычев М.Н.

В ходе встречи с ДрицемИ.М. в конце марта 2014 года, последний показал ему все копии материалов уголовного дела в отношении него и продемонстривавал свою хорошую осведомленность по уголовному делу.

В ходе беседы ДрицИ.М. предложил такую же схему прекращения уголовного дела, которую ранее называл Воликов В.В., но за сумму в размере 40 млн. рублей. В эту сумму входило не только прекращение уголовного дела, но и дальнейшее покровительство в финансовой деятельности.

В ходе разговора ДрицИ.М. называл фамилии руководителей, кому должны пойти эти денежные средства, это Пильганов А.В., Витушкин А.В.,Денисов Е.А. и Шаев И.М. Фамилию Уразалин он на встрече не называл, а говорил о каком-то ответственном или моем человеке. Он (Осокин) сделал вывод, что это Уразалин И.М., т.к. это был знакомыйДрица И.М. и он помогал Абрамычеву М.Н.восстановиться в МВД.

В ходе разговоров с Дрицем И.М., он просил последнего включить в сумму взятки в размере 40 млн. рублей те самые денежные средства в размере 10 млн. рублей, которые он передал Воликову В.В., но ДрицИ.М.отказался.

Учитывая, что сумма взятки по требованию ДрицаИ.М. возрастала до 50 млн (40 млн. плюс 10 млн. рублей, переданных ранее Воликову В.В.) он 7 апреля 2014 г. категорически отказался от предложения ДрицаИ.М.и через несколько дней продолжил общение с Воликовым В.В. по поводу прекращения уголовного дела. Воликов В.В. согласился с оказанием содействия в прекращении уголовного дела, толькоза40 млн. рублей, но с зачетом 10 млн. переданных ему ранее.

Примерно за 4 дня до 21 апреля 2014 года он встретился с Воликовым В.В., который пояснил, что его вызовут 21 апреля 2014 года к следователю, где надо будет написать ходатайство о прекращении уголовного дела, расписку о получении денежных средств в полном объеме, при этом пояснил, что денег там останется в размере 14 млн. рублей.
21 апреля 2014 года он явился в следственное управление и написал все те бумаги, о которых говорил ему Воликов В.В. При получении вещественных доказательств в виде банковских мешков с денежными средствами он просил следователя ШароваА.А. вскрыть мешки и пересчитать денежные средства, но последний отказал в виду позднего времени.

Дома, вскрыв мешки и пересчитав оставшиеся денежные средства, он обнаружил, что вместо 14 млн. рублей там только чуть более 11 млн. рублей. Об этом он сообщил Воликову В.В., но никакого ответа не последовало. С Воликовым В.В. он продолжал общаться до конца 2015 года и решать с ним другие вопросы.

Т.е. это совершенно разные показания, которые находятся в материалах уголовного дела и на которые ссылается государственный обвинитель.

Однако защита считает, что и к имеющимся в материалах уголовного дела показаниям Осокина М.А. по поводу дачи взятки и изъятия у него денежных средств в сумме более 40 млн. рублей нужно относится критически, поскольку они крайне противоречивы, неоднородны, не согласуются с другими доказательствами по делу, а именно:

1.Так в ходе судебного заседания были оглашены рапорт и протокол осмотра осмотр оптических дисков, изъятых 05.09.2016 в жилище свидетеля Осокиной Н.А., составленные старшим оперуполномоченным по особо важным делам отдела «М» Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Нижегородской области майором Маляевым К.В.

Из оглашенных документов следует, что на оптических дисках имеется разговор, состоявшийся в ноябре 2013 года между Осокиным М.А. и Серпуховым С.Л. Из данного протокола осмотра следует, что в ходе разговора Серпухов С.Л. сообщает ОсокинуМ.А., что ему известны подробности расследования уголовного дела в отношении последнего, а также суммы признанных вещественными доказательствами по уголовному делу наличных и безналичных денежных средств.

Серпухов С.Л. обращается к Осокину М.А. с предложением о переквалификации его преступления на другую статьюи прекращении уголовного преследования по амнистии, возврате изъятых в ходе следствия наличных денежных средств, снятии ареста с расчетных счетов используемых Осокиным М.А. юридических лиц за незаконное денежное вознаграждение в размере 30 000 000 рублей. Со слов Серпухова С.Л., содействие в прекращении уголовного преследования окажут его знакомые из г. Москвы.

По замыслу Серпухова С.Л., Осокин М.А. должен будет передать 15 000 000 рулей в качестве задатка, а 15 000 000 рублей поместить в ячейку одного из коммерческих банков до решения вопроса о прекращении уголовного дела. В случае несогласия Осокина М.А. с выдвинутыми условиями, Серпухов С.Л. предлагает в его присутствии позвонить лицу, от которого он получил вышеуказанные инструкции, и согласовать иную предлагаемую Осокиным М.А. сумму взятки.

На вопрос Осокина М.А., что ранее Серпухов С.Л. предлагал ему решить этот же вопрос за взятку в сумме 42 000 000 рублей, Серпухов С.Л. пояснил, что он состоит в дружеских отношениях с заместителем начальника УЭБиПК ГУ МВД России по Нижегородской области Никитиным С.В и ранее озвученная им сумма взятки сотрудникам полиции якобыназывалась им по согласованию с Никитиным С.В. и сотрудником следствия.

В ходе беседы Серпухов С.Л. признается Осокину М.А., что ранее дважды передавал взятки Никитину С.В. в сумме 5 000 000 рублей и 3 000 000 рублей за прекращение проверок, проводимых подчиненными Никитина С.В. в отношении подконтрольных Серпухову С.Л. юридических лиц,а поэтому он ему доверяет.

Осокин М.А. в свою очередь сообщил Серпухову С.Л., что сотрудниками полиции осуществлено хищение части вещественных доказательств — денежных средств в сумме 9 000 000 рублей. Высказывание Осокина М.А. подтверждает Янкин С.А.

Также из оглашенного протокола осмотра диска следует, что Осокин М.А. с Серпуховом С.Л. хорошо были знакомы с Дрицем И.М. еще в 2013 году, иДриц И.М. обладал всей информацией по уголовному делу еще в ноябре 2013 года.

Таким образом показания Осокина М.А., о том, что он впервые услышал от Дрица И.М. каким именно образом будет прекращено уголовное дело и что в этом может помочь только какой-то «Московский покровитель» не соответствует действительности, т.к.такой порядок прекращения предлагал Серпухов С.Л. еще в ноябре 2013 года, при этом также ссылался на какого-то московского покровителя.

После оглашения судом вышеназванного рапорта и протокола осмотра оптических дисков защитой было заявлено ходатайство о дополнительном допросе свидетеля Осокина М.А. с целью выяснения причины противоречий в его показаниях. Однако, в связи с отказом суда в дополнительном допросе Осокина М.А., противоречие не было устранено в ходе рассмотрения дела, а потому в силу презумпции невиновности должно быть оценено в пользу Уразалина И.М.

2. Также ложным является утверждение Осокина М.А., что Шаров А.А. 21 апреля 2014 года отказался пересчитывать выдаваемые ему денежные средства в момент их выдачи.
Данное утверждение полностью опровергается показаниями свидетелей Сухотериной О.П. и Шарова А.А.

Так, допрошенная в качестве свидетеляСухотерина О.П., показала, что в 2014 году она работала в канцелярии ГСУ делопроизводителем. По событиям, происходившим 21 апреля 2014 года, она показала, что утром ей позвонила Черепанова и предупредила, что к ней в канцелярию следователь Шаров А.А. принесет мешки с деньгами на хранение до вечера, т.к. около кабинета Шарова А.А. идет ремонт.

Примерно в 11 часов 30 минут или в 12 часов вернувшись в канцелярию, она около своего стола и под столом увидела инкассаторские мешки в количестве примерно 8-10 штук. В это время в канцелярии находилась Шульга Н.А., которая в канцелярии занимала более высокую должность, но ею не руководила. Она осмотрела эти мешки, они были опломбированы и опечатаны и на ощупь мягкие, т.к. они выпали из-под стола, и ей пришлось их поднимать и класть на место.

Данные мешки в канцелярии находились примерно до 20 часов 30 минут, до прихода следователя Шарова А.А. с двумя мужчинами, которых она ранее не видела. Шаров А.А. стал выдавать им мешки, в связи с чем она спросила у него будут ли они пересчитывать содержимое.

Ее вопрос Шаров А.А. переадресовал этим мужчинам, но они отказались пересчитывать, после этого они забрали мешки и ушли. При выдаче все мешки так же были опечатаны и опломбированы.

Таким образом,представителем государственного обвинения не только не дана оценка противоречивым и весьма сомнительным в правдивости показаниям свидетеля Осокина М.А., но сделан неверный вывод о передаче Осокиным М.А. взяткив размере 30 млн. рублей неустановленным сотрудникам ГСУ ГУ МВД РФ по Нижегородской области через посредничество Дрица И.М. и Уразалина И.М., что явно не соответствует фактическим материалам дела.

Далее в прениях государственный обвинитель ссылается на показания Дрица И.М., который полностью признал свою вину в совершенном преступлении о прекращении уголовного дела в отношении Осокина М.А. за 30 млн. рублей и изобличил моего подзащитного в совершении преступления предусмотренного ч.4 ст.291 УК РФ.

Однако данное утверждение также не основано на материалах настоящего уголовного дела.

Так, при утверждении, что Дриц И.М. полностью признал свою вину, не конкретизировано в чем именно. Действительно,ДрицИ.М. в марте –апреле 2014 года по просьбе Абрамычева М.Н. и Петрова Б.И. склонял Осокина М.А. к даче взятки неустановленным сотрудникам полиции в размере 40 млн. рублей,а не 30 млн. рублей (как указано в обвинительном заключении) за прекращение уголовного дела, но, получив 7 апреля 2014 года категорический отказ Осокина М.А., больше с ним не встречался и никаких переговоров не вел. Когда было прекращено уголовное дело и за какую сумму он (Дриц) не знает.

Но кроме этих «правдивых» показаний в ходе судебных заседаний было достоверно установлено, что показания Дрица И.М., данные им в ходе предварительного расследования, а также в ходе судебного заседания, являются надуманными и противоречащими другим доказательствам по делу.

Так,в судебном заседании установлено, что подсудимый Дриц И.М. не только сам давал выдуманные показания, но каким-то образом склонял других лиц к даче ложных показаний.

Так, допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей родственник бывшей жены Дрица И.М. – Свечков А.В. и бывшая секретарь Дрица И.М. – Уварова Н.А. показали, что в ходе предварительного расследования следователь Камаев задавал им вопросы по поводу знакомства Дрица И.М. с Негрулом О.В.

На данный вопрос они сообщили, что они знают Негрула О.В. как сотрудника Дрица И.М., и, что он работал у последнего в период с февраля-по апрель 2014г.

В ходе судебного заседания было установлено, что данныепоказания полностью повторяют ранее данные показания Дрица И.М., не соответствуют действительности и опровергаются другими доказательствами.

Так, допрошенный по ходатайству защиты в качестве свидетеля Негрул О.В. не только опроверг вышеуказанные ложные показания, но и документально доказал, что его общение с Дрицем И.М., Свечковым А.В. происходили в период с января 2015 года по конец июня 2015года.

Все документы, фотографии и переписка его с Дрицем И.М.в указанный период в ходе судебного заседания были приобщены к материалам уголовного дела.

Также свидетель Негрул О.В. показал, что в указанный период времени с января 2015 г. по конец июня 2015 года общение с Дрицем И.М. происходило очень часто в присутствии Уразалина И.М.

При этом он пояснил, что в его присутствии Дриц И.М. неоднократно просил Уразалина И.М. помочь ему в продвижении его коммерческих проектов, но всегда получал отказ, за что очень сильно обижался на Уразалина И.М.

Таким образом, подсудимый Дриц И.М., давая ложные показания, пытался с помощью вышеуказанных свидетелей доказать, что его общение с Уразалиным И.М. закончилось в апреле 2014 года и что после 21 апреля 2014 года Уразалин И.М. от него скрывался.

Кроме этого в ходе судебного заседания были опровергнуты и другие недостоверные показания Дрица И.М., а именно:

1.В ходе предварительного расследования неоднократно допрошенный в различных процессуальных статусах Дриц И.М показывал, что он якобы организовал встречу адвоката Осокина М.А. – Зверева С.А. с заместителем начальника ГСУ Витушкиным А.В., для чего предоставил ему свою автомашину, а сам оставался в офисе и ждал его возвращения.

В ходе судебного заседания Дриц И.М. изменил свои показания, утверждая, что сам лично ездил с адвокатом Зверевым С.А. в ГСУ и ждал его под окнами кабинета Витушкина А.В. Изменение своих показаний Дриц И.М. пояснил тем, что в настоящее время спустя пять лет он лучше помнит события апреля 2014 года чем, когда проходило предварительное расследование.

Однако, допрошенные в качестве свидетелей Зверев С.А. и Голубев А.В. опровергли данные показания Дрица И.М. указав, что поездка к Витушкину А.В. была осуществлена не с Дрицем И.М., а на автомашине Голубева А.В., который и ждал Зверева С.А. около здания ГУ МВД России.

Тем не менее, в ходе судебного заседания так и не было устранено противоречие в показаниях по факту встречи адвоката Зверева С.А. с Витушкиным А.В., так как свидетель Осокин М.А. в своих показаниях утверждает, что встреча его адвоката сВитушкиным А.В. происходила 21 апреля 2014 г. по просьбе следователя Шарова А.А., когда они оба находились в здании ГСУ ГУ МВД РФ.

2. Далее в своих показаниях Дриц И.М. утверждает, что в марте 2014 года к нему обратились его знакомые Петров Б.И. и Абрамычев М.Н. с просьбой встретиться с Осокиным М.А. и помочь ему решить вопросы с акциями Луидора, и только после встречи с Осокиным М.А., он узнал о его проблемах, связанных с уголовным делом.

Данные показания также были опровергнуты в ходе судебного заседания свидетелем Зверевым С.А., который показал, что с Дрицем И.М. он встречался в ноябре-декабре 2013 года и последний уже знал об уголовном деле в отношении Осокина М.А., а также он интересовался у него перспективами расследования данного уголовного дела.

3. В своих показаниях Дриц И.М. как в ходе предварительного расследования, так и в ходе судебных заседаний утверждал, что всю информацию по уголовному делу в отношении Осокина М.А. он получал только от Уразалина И.М. и ни с кем из сотрудников ГУ МВД РФ он больше не общался.

Однако, и эти так называемые «правдивые» показания опровергает свидетель Зверев С.А., который показал, что с Дрицем И.М. он встречался в ноябре-декабре 2013 года.

В ходе встречи Дриц И.М. проявлял повышенную заинтересованность по вопросам расследования уголовного дела в отношении Осокина М.А., из разговоров с ним Звереву С.А. было понятно, что Дриц И.М. обладает полной информацией о ходе расследования дела.

А в марте 2014 года он, находясь в офисе у Дрица И.М., рассказал, что уголовное дело в отношении Осокина М.А. находится в прокуратуре, и дело должны вернуть на дополнительное расследование, и он пытается об этом узнать у следователя Шарова А.А., но не может дозвониться.

После данного высказывания Дриц И.М. сообщил ему, что сейчас он самлично позвонит заместителю Прокурора Денисову Е.А. и все выяснит. В ходе разговора Дрица И.М. и, с его слов, Денисова Е.А., Дриц И.М. ему (Звереву) диктовал формулировки из постановления о возвращении уголовного дела.

Позже он убедился, что продиктованные формулировки Дрицем И.М. полностью совпадают с постановлением о возвращении уголовного дела.

Кроме свидетеля Зверева С.А. данные показания опровергает и свидетель Осокин М.А., который как уже было сказано ранее указал, что на встрече с Дрицем И.М., последний демонстрировал ему копии материалов его уголовного дела. (Но данный факт почему-то остался без внимания органов предварительно следствия.)

4. В ходе предварительного расследования обвиняемым Дрицем И.М. были даны показания в отношении лиц, участвующих в получении взятки за прекращение уголовного дела в отношении Осокина М.А. При встречах с Осокиным М.А., он объяснял, что полученная от него взятка будет распределена между высокопоставленными лицами правоохранительной системы, а именно: начальником ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области Пильгановым А.В., его первым заместителем Витушкиным А.В., первым заместителем прокурора Нижегородской области Денисовым Е.А, начальником ГУ МВД России по Нижегородской области Шаевым И.М.

При этом Дриц И.М. пояснял, что каждому предназначается по десять миллионов рублей.

На основании данных показаний органами предварительного расследования было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве с Дрицем И.М. Однако, спустя некоторое время следователь Камаев убедился, что данные показания не соответствуют действительности и соглашение с обвиняемым Дрицем И.М. было расторгнуто.

Таким образом, даже следственные органы в лице следователя Камаева перестали доверять показаниям Дрица И.М., но к сожалению, частично и избирательно, т.к. Уразалин И.М. не перестал быть обвиняемым, а в дальнейшем и подсудимым.

5. В судебном заседании подсудимый Дриц И.М. показал, что в ходе общения с Осокиным М.А. он звонил Уразалину И.М., чтобы согласовать дату ответа Осокина М.А. на поступившее последнему предложение о прекращении уголовного дела.

Допрошенный в качестве подсудимого Уразалин И.М. опроверг данные показания Дрица И.М., пояснив что этот звонок Дрица И.М. был связан с оказанием помощи Абрамычеву М.Н. в трудоустройстве его в МВД.

Допрошенный в качестве свидетеля Абрамычев М.Н. подтвердил показания Уразалина И.М., пояснив, что действительно в этот период он оформлялся на работу в ГУ МВД РФ по Нижегородской области и ему нужна была помощь со стороны Дрица И.М. и Уразалина И.М.

В ходе многочисленных судебных заседаний было допрошено более 40 свидетелейсо стороны обвинения, которые не только не подтвердили виновность Уразалина И.М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст.291.1 УК РФ, а напротив — подтвердили его полную невиновность.

Допрошенный в качестве свидетеляМозолькин Р.В.показал, что в период с 2008 года по 10.02.2014 г. он работал в должности следователя по особо важным делам СЧ ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области.
12.09.2012 г. он возбудил уголовное дело № 352844 по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ. Предварительное следствие по делу производилось следственной группой, руководство которой осуществлял он.

Из материалов уголовного дела следовало, что 04.07.2012 г. сотрудниками УЭБиПК ГУ МВД России по Нижегородской области произведено изъятие денежных средств на общую сумму 22 764 363 рубля в помещениях, расположенных по адресу: г. Нижний Новгород, ул. Яблоневая, д. 17.

Также 12.09.2012 в ходе обыска в этом же помещении были изъяты ещё 22 700 000 рублей. Все указанные денежные средства были признаны вещественными доказательствами и помещены в камеру хранения наркотических веществ.

В августе 2013 года он предъявил обвинение Осокину М.А., Янкину С.А. и Лаптеву Д.А. в совершении преступления, предусмотренного п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ, и 10.02.2014 г. он уволился из органов внутренних дел.

Допрошенный в ходе судебного заседания свидетель Арефьев С.А. показал, чтов период с 05.09.2013 г. по май 2014 года он работал в должности старшего следователя отдела по расследованию организованной преступной деятельности в сфере экономики СЧ ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области. Затем он был назначен на должность заместителя начальника этого же отдела.

Предварительное следствие по уголовному делу № 352844 первоначально осуществлялось следователем Мозолькиным Р.В., а после его увольнения следователем Шаровым А.А., который направил уголовное дело № 352844 прокурору с обвинительным заключением.

До 15.04.2014 г.он находился в отпуске. После выхода из отпускаему стало известно о том, что прокуратура обвинительное заключение не утвердила и вернула дело для устранения недостатков. 21.04.2014 г. Шаров А.А. попросил его и следователя Голубева А.Н. принести вещественные доказательства, т.е. денежные средства из камеры хранения наркотиков в следственное управление, что они и сделали.

Также ему стало известно, что ШаровуА.А. поступило указаниео предъявлении Осокину М.А. и другим фигурантам уголовного дела нового обвинения по ч. 2 ст. 171 УК РФ и прекращении уголовного дела в связи с актом об амнистии, объявленной в 2013 году.

Также, было дано указание о принятии решения о возвращении всех изъятых по делу денежных средств Осокину М.А. Выдача Шаровым А.А. вещественных доказательств осуществлялась 21.04.2014 около 21 часа, то есть после окончания рабочего времени.

Он уверен, что Шаров А.А. выдал Осокину М.А. денежные средства в полном объеме, т.к. подменить деньги на что-либо другое было невозможно.Свидетель Арефьев С.А. считает, что Осокин М.А. дает ложные показания, чтобы избежать ответственности перед банком.

Из показаний сотрудников ГСУ МВД России по Нижегородской области ВитушкинаА.В.,Винтоняк В.В., Мозолькина Р.В., Черепановой Н.В., Кисилевой Н.Г. следует, что, фактически находясь в статусе свидетелей обвинения они не только опровергали незаконное обвинение Уразалина И.М., но и сами были вынуждены защищаться от ложных показаний Дрица И.М. и Осокина М.А.

В ходе предварительного расследования на основании показаний Дрица И.М. и Осокина М.А. следствие пыталось установить лиц из числа сотрудников ГСУ, получивших взятку от Уразалина И.М.

Согласно предъявленного Уразалину И.М. обвинения взяткополучателями явились неустановленные сотрудники ГСУ ГУ МВД. Однако, такой вывод следствия является необоснованным, незаконным и не соответствующим фактическим обстоятельствам дела,поскольку согласно требованиям закона, получателями взятки могут быть только должностные лица, наделенные полномочиями по принятию решений, интересующих взяткодателя (Осокина), соответственно, круг этих лиц четко определен и ограничен.

Достоверно установлено и известно, что в первую очередь — это следователь Шаров А.А., в чьем производстве находилось уголовное дело Осокина М.А., и руководители, осуществлявшие ведомственный контроль за расследованием данного дела: нач. отдела СЧ ГСУ –Кисилева Н.Г., зам нач. СЧ СУ – Витоняк В.В., нач. СЧ ГСУ – Черепанова Н.В., нач ГСУ – Пильганов А.В., которые в соответствии со ст. 39 УПК РФ наделены полномочиями о даче указаний следователю.

Только указанные лица были наделены полномочиями по принятию решений о переквалификации, прекращении уголовного дела в отношении Осокина М.А., о снятии арестов со счетов и возврате вещественных доказательств.

Вместе с тем, указанные лица допрошены по делу в качестве свидетелей обвинения, а в отношении неустановленныхсотрудников ГСУ ГУ возбуждено уголовное дело, которое остается не раскрытым, скорее всего приостановлено с связи с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Кроме того, следователь Шаров А.А., который принимал указанные незаконные (по мнению следствия) решения о переквалификации, прекращении уголовного дела в отношении Осокина М.А., снятии арестов со счетов, возврате вещественных доказательств привлекается к уголовной ответственности за эти же самые действия, но по ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

Таким образом, фактически следствие делает вывод о непричастности ШароваА.А. к получению взятки. Так же, в ходе расследования достоверно установлено, что следователю ШаровуА.А. никто из указанных руководителей ГСУ не давал письменные указания о принятии этих решений, и таких указаний в материалах уголовного дела нет.

Таким образом, ни в ходе предварительного расследования, ни в ходе судебного заседания взяткополучатель установлен не был, а между тем, Уразалину И.М. предъявлено обвинение в том, что он был посредником во взяточничестве и организовал ее получение неустановленными сотрудниками ГСУ.

При такой ситуации защита считает, что обвинение абсурдно, никакими объективными доказательствами не подтверждено и противоречит здравому смыслу.

Также необоснованными ничем не подтвержденным являетсяутверждение следователяКамаева в описательной части обвинения о том, что принятые 21.04.14 г. следователем Шаровым А.А., в обеспечение принятых на себя за взятку обязательств неустановленными сотрудниками ГСУ, процессуальные решения и действия в пользу Осокина М.А., являются незаконными, а именно: переквалификация его действий с ч. 2 ст. 172 на ч. 2 ст. 171 УК РФ и предъявления соответствующего обвинения, прекращения уголовного дела в отношении Осокина М.А. по амнистии, снятие арестов со счетов, выдача Осокину М.А. вещественных доказательств.

В ходе предварительного расследования к материалам уголовного дела было приобщено письмо Следственного департамента МВД о том, что в действиях Осокина М.А. усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 172 УК РФ и что постановление о прекращении от 21.04.14 г. подлежит отмене.

В ходе одного из судебных заседаний в августе 2019 года по ходатайству государственного обвинителя (спустя более 5 лет) было приобщено постановление прокуратуры Нижегородской области об отмене постановления следователя Шарова А.А. о прекращении уголовного дела в отношении Осокина М.А. и возобновлении предварительного расследования в отношении него.

Однако, в настоящее время обвинение Осокину М.А. по ч. 2 ст. 172 УК, не предъявлено, в связи с чем копия такого постановления к настоящему делу не приобщена, аресты на расчетные счета вновь не накладывались, уголовное дело в суд не направлялось.

При таких обстоятельствах, защита считает, чтоприобщенное к материалам дела постановление прокуратуры Нижегородской области носит формальный характер и не имеет доказательственного значения по данному уголовному делу.

Кроме того, ранее постановлением от 20.03.2014 г. заместителя прокурора области уголовное дело, в связи с выявленными нарушениями и недостатками, препятствовавшими направлению его в суд, было возвращено для дополнительного следствия в ГСУ.

Из вышеуказанных показаний свидетелей (Шарова, Кисилевой, Витушкина, Черепановой) следует, что в ходе оперативного совещания при заместителе прокурора области сотрудниками прокуратуры было указано о невозможности направления уголовного дела Осокина М.А. в суд с предъявленным обвинением по ч. 2 ст. 172 УК РФ, и высказано мнение о переквалификации его действий на ч. 2 ст. 171 УК РФ и прекращении дела по амнистии.

Помимо этого, согласно обвинения в один из дней марта 2014 г. Осокин М.А. в ходе личной встречи с Дрицем И.М. попросил оказать содействие в принятии сотрудниками ГСУ в его пользу необходимых решений. Далее, так же в один из дней марта 2014 г. Уразалин И.М. вступил в преступный сговор с неустановленными сотрудниками ГСУ с целью способствования в получении ими от Осокина М.А. взятки за принятия решений в его пользу.

Вместе с тем, описанные в обвинении обстоятельства (сговор с ГСУ, период), не соответствуют фактически установленным обстоятельствам дела, нелогичны, надуманны, и ничем не подтверждены.

Так, согласно материалам уголовного дела и в ходе судебного заседания установлено, что производство расследования по делу в начале марта 2014 г. было окончено и 07.03.14 г. уголовное дело Осокина М.А. было направлено следователем ГСУ в прокуратуру области для решения вопроса об утверждении обвинительного заключения и направлении его в суд.

По результатам изучения 20.03.2014 г. уголовное дело в связи с выявленными нарушениями и недостатками, препятствовавшими направлению его в суд, было возвращено для дополнительного следствия в ГСУ. Возобновлено производство по уголовному делу следователем только 14 апреля 2014 г.

Изложенное свидетельствует и подтверждает то, что сотрудники ГСУ намеревались и предприняли все возможности направления уголовного дела в суд именно в период с 07 марта по-фактически 14 апреля 2014 г. (неизвестно, когда поступило дело из прокуратуры в ГСУ), и полностью исключает в указанный период времени возможность принятия ГСУ решений в пользу Осокина М.А., поскольку производство по делу было окончено, адело находилось в прокуратуре области.

По тем же основаниям сомнительны, нелогичны и надуманны выводы обвинения о том, что переговоры Осокина М.А. с Дрицем И.М.и Уразалиным И.М.велись в один из дней марта 2014 г., поскольку Осокин М.А. прекрасно понимал и знал (есть в его ранних показаниях), что уголовное дело было окончено производством и находится в прокуратуре для направления в суд.

Соответственно, принять решения о переквалификации, прекращении дела, интересующие Осокина М.А., работники ГСУ в указанный период физически не могли.Более того, решение о возвращении уголовного дела для дополнительного следствия прокуратура области принимала самостоятельно.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что следователь не установил сотрудников ГСУ, получивших (по его мнению) взятку, при этом незаконно и необоснованно обвиняет Уразалина И.М. в совершении преступления, которое он не совершал и совершить не мог.

Кроме перечисленных показаний в ходе судебного заседания были получены и другие доказательства невиновности Уразалина И.М.

Так, допрошенная в качестве свидетеля Гусева В.Н. показала, чтов период с 2012 года по 2014 год она работала в должности заместителя начальника объединенного склада вещевого имущества ОСВиМТИ «ЦХиСО ГУ МВД России по Нижегородской области».

Её непосредственным руководителем является начальник ФКУ «ЦХиСО ГУ МВД России по Нижегородской области» Луговой А.В.Согласно ее служебным обязанностям она отвечала за работу камеры хранения наркотических веществ ГУ МВД России по Нижегородской области, располагавшейся в 2014 году по адресу: г. Н.Новгород, ул. Максима Горького, д. 71. Её рабочее место располагалось на ул. Чачиной г. Нижнего Новгорода.

По существу, рассматриваемого уголовного дела она показала, что в 2012 году в камеру хранения наркотических средств ГУ МВД России по Нижегородской области следователями Мозолькиным Р.В. и Шаровым А.А. последовательно были сданы мешки с денежными средствами, изъятые по уголовному делу № 824920.

Мешки были приняты в упакованном виде, опломбированы и на них стояли подписи понятых,содержимое мешков она не проверяла. При сдаче вещественных доказательств на все мешки вешаются бирки, на которых находится подпись следователя и печать.

Кроме этого выносится постановление с указанием номера печати, которой опломбированы мешки. Эти данные она заносила в журнал учета вещественных доказательств, после чего мешки были помещены в металлические сейфы, которые также были опечатаны печатью ГСУ ГУ МВД.

Утром 21.04.2014 г. она осуществляла прием продукции на своем рабочем месте на ул. Чачиной г. Нижнего Новгорода. После 8 часов ей на мобильный телефон позвонил следователь следственной части ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области Шаров А.А., который стал просить срочно выдать ему мешки с деньгами. После этого ей позвонил её непосредственный руководитель Луговой А.В. и дал указание прекратить текущую работу и выдать вещественные доказательства. Она выполнила полученные от Лугового А.В. указания.

По прибытии в здание ГУ МВД России по Нижегородской области примерно в 11 часов она прошла к камере хранения наркотических средств, где её уже ждали три следователя среди которых, был следователь Шаров А.А.

Последний предоставил ей постановление о выдаче вещественных доказательств. Шаров А.А. при ней проверил печати на сейфах, затем достал мешки и проверил наличие пломб и бирок на всех мешках.

Убедившись в целостности печатей и пломб, он совместно с другими следователями вынес из камеры хранения наркотических средств хранившиеся в ней мешки с денежными средствами, сколько было мешков она в настоящее время не помнит.

Также она показала, что данная комната находится под круглосуточной охранной и сигнализацией,постановка на сигнализацию и снятие ее фиксируется в журнале дежурного, и отключить ее кроме нее никто не может и не имеет права. Проникновение посторонних лиц на склад она полностью исключает.

Допрошенный в качестве свидетеля Луговой А.В., показал, что с апреля 2013 года он работает в должности начальника ФКУ «ЦХиСО ГУ МВД России по Нижегородской области».

Помимо основных направлений деятельности, ФКУ «ЦХиСО ГУ МВД России по Нижегородской области» обеспечивает функционирование камеры хранения наркотических средств, расположенной в здании ГУ МВД России по Нижегородской области по адресу: г. Нижний Новгород, ул. Максима Горького, д. 71. Работа указанной камеры курировалась Гусевой В.Н.

ФКУ «ЦХиСО ГУ МВД России по Нижегородской области» является самостоятельной организацией и напрямую подчиняется начальнику ГУ МВД России по Нижегородской области. УразалинаИ.М. онзнает, как начальника тыла с 2012 года,на него был возложен контроль за деятельностью ФКУ. По поводу хранения денежных средств в комнате хранения наркотических веществ он узнал только в 2017 году.

Далее он полностью подтвердил показания свидетеля Гусевой В.Н. по обстоятельствам обеспечения сохранности вещественных доказательств и невозможности проникновения посторонних лиц. Так же он подтвердил, что 21 апреля 2014 года ему звонил Уразалин И.М. и просил направить Гусеву В.Н. в распоряжение начальника ГСУ ГУ. Он этому разговору не придал никакого значения, т.к. это был обычный рабочий момент.

В подтверждение показаний Лугового А.В. о подчиненности ФКУ, был оглашен Устав ФКУ «ЦХиСО ГУ МВД России по Нижегородской области», из которого следует, что согласно п. 8 Устава, Учреждение находится в подчинении ГУ МВД России по Нижегородской области. А в соответствии с п. 13 Устава штатное расписание Учреждения утверждается начальником ГУ МВД России по Нижегородской области.

Таким образом, контроль за деятельностью ФКУ «ЦХиСО ГУ МВД России по Нижегородской области», возложенный на Уразалина И.М., мог осуществлять не только он, но и начальник ГУ МВД по Нижегородской области и все его первые заместители.

В этой связи, утверждение государственного обвинителя о том, что камера хранения наркотических веществ фактически подчинялась Уразалину И.М. не соответствует действительности.

Допрошенные в качестве свидетелей со стороны обвинения бывшие сотрудники УЭБиПККосов Е.А., Никитин С.В. и Гусейнов М.С.в своих показаниях,данных ими в ходе судебного заседания со стороны обвинения,не только не подтвердили виновность Уразалина И.М. в совершенном преступлении, а напротив указали на постоянные факты обвинения их в хищении денежных средств со стороны Осокина М.А.

Также в своих показаниях Витушкин А.В. и другие руководители ГСУ ГУ МВД утверждали ни только о невиновности моего подзащитного, но иневозможности Уразалина И.М. каким-либо образом влиять на принятие следственных решений по уголовным делам.

Таким образом, органы предварительного расследования свои обвинения Уразалину И.М.построили только на недостоверных, противоречивых показаниях Дрица И.М. и косвенных показаниях Осокина М.А., т.к. последний никогда не видел УразалинаИ.М. и никогда с ним не общался.

Защита обращает внимание суда также на грубейшую ошибку, которую допустил представитель государственного обвинения, либо это было его осознанное утверждение.

Так, государственный обвинитель считает, что денежные средства были помещены не на депозитный счет в банке, а в камеру хранения вещественных доказательствеще в 2012 году с целью получения взятки.

Однако, согласно показаниям допрошенных свидетелей Витушкина А.В. и Мозолькина Р.В. на многих изъятых в ходе обыска купюрах имелись различные записи, что могло послужить доказательством в рамках расследуемого в отношении Осокина М.А. уголовного дела. Именно по этой причине денежные средства были помещены в камеру хранения как вещественные доказательства.

 Кроме этого, в материалах уголовного дела имеются и другие доказательства невиновности Уразалина И.М. в совершении преступления, а также выявленные в ходе судебного заседания недостатки и нарушения, допущенные в ходе предварительного следствия, что также подтверждает необоснованность и несостоятельность предъявленного обвинения.

1. Согласно материалам дела, в период с 21.09.2017 г. по 27.09.2017 г.Уразалин И.М. был задержан, заключен под стражу, и ему было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.
09.11.2017 г. в отношении негобыло возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 291.1 УК РФ, которое соединено в одно производство с уголовным делом, возбужденным по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

20.11.2017 г. Уразалину И.М. предъявлено обвинение по двум статьям по ч. 4 ст. 159 УК РФ и ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 291.1 УК РФ по факту хищения денежных средств и покушения на посредничество в получении и даче взятки.
25.07.18 г. ему было предъявлено окончательное обвинение по одной статье по ч. 4 ст. 291.1 УК РФ.

Вместе с тем, в нарушение требований закона решение о прекращении уголовного преследования по ч. 4 ст. 159 УК РФ следствием не принято, в материалах уголовного дела такое постановление отсутствует. Ст. 159 УК РФ и ст. 291.1 УК РФ два абсолютно разных состава преступления, один материальный связан с хищением с причинением материального ущерба потерпевшему, другое преступление — должностное коррупционной направленности.

Кроме того, согласно описательной части обвинений по данным статьям – это разные события, обстоятельства преступления. Соответственно, оба указанных преступления не могут охватываться одной ч. 4 ст. 291.1 УК РФ.

Более того, по ст. 159 УК РФ ему предъявляли обвинение в хищении 44.8 млн рублей, по настоящей ст. 291.1 УК РФ сумма взятки — 30 млн рублей.

2. Из предъявленного обвинения непонятно, какая именно сумма является размером взятки, а какая вознаграждением.

Так, согласно описательной части обвинительного заключения неустановленные сотрудники ГСУ ответили согласием на совершение незаконных действий в пользу Осокина М.А. за взятку в сумме 30 млн. рублей, обещав передать вознаграждение Уразалину И.М. в размере 10 млн. рублей, а он в свою очередь ДрицуИ.М. также обязался передать вознаграждение в сумме 10 млн. рублей.

Вместе с тем, далее в обвинении указано, что в период с 07.04.14 г. по 21.04.14 г. неустановленные сотрудники ГУ МВД, изъяв из мешков денежные средства в сумме 30 млн. рублей, передали Уразалину И.М. вознаграждение за оказанные посреднические услуги без указания суммы вознаграждения.

Сумма похищенных денежных средств 32.9 млн рублей не соответствует ни предъявленному обвинению — 30 млн рублей, ни сумме, которая оговариваласьДрицемИ.М. и Осокиным М.А. – 40 млн.рублей. Кроме того, решение в части пропажи 2.9 млн рублей и хищении 9 млн. руб., совершенные из показаний Осокина М.А. сотрудниками УЭБиПК,в ходе предварительного следствия не принималось, процессуальная проверка по данному факту не проводилась, куда и когда пропали указанные денежные средства не устанавливалось.

Таким образом, какая сумма денежных средств была передана на хранение в камеру хранения наркотических веществ не установлено.

3.По смыслу уголовно-процессуального закона обвинение, в том числе обстоятельства, описанные в обвинении, должно быть основано на добытых в ходе предварительного расследования доказательствах.

Вместе с тем, в описательной части обвинительного заключения изложены обстоятельства, не установленные и ничем не подтвержденные, не доказанные в ходе предварительного следствия, каких-либо сведений (показаний свидетелей, письменных документов и иных) в материалах уголовного дела не имеется.

Так, в обвинительном заключении указано, что неустановленные лица из числа сотрудников ГУ МВД в период с 07.04 по 21.04.2014 г. в здании ГУ МВД осуществили изъятие из мешков, в которые были упакованы вещественные доказательства в сумме 30 млн рублей.

Между тем, каких-либо доказательств, подтверждающих факт изъятия денежных средств именно сотрудниками ГСУ и именно в указанный период не добыто, в ходе следствия не опровергнута и не исключена вероятность возможности хищения указанных денежных средств иными лицами.

При чем, хищение могло иметь место как на этапе осмотра денежных средств, так и на этапе хранения. Согласно установленным обстоятельствам, мешки с денежными средствами бесконтрольно находились в кабинете Витушкина А.В., а затем в канцелярии, соответственно, не исключается вероятность их хищения в том числе и там.

Вместе с тем, достоверно в ходе предварительного следствия это не установлено, ответы на возникшие вопросы не найдены.Изложенное свидетельствует, о том, что неустановленные лица, похитившие денежные средства Осокина М.А., не руководствовались в своих действиях какими-то договоренностями об условиях взятки.

Кроме того, факт недостачи денежных средств, обнаруженный Осокиным М.А., нельзя считать бесспорно доказанным, поскольку подтверждено показаниями только двух заинтересованных лиц(Осокина М.А. и Сафонова).

В противовес этим показаниям выступает расписка Осокина М.А. о получении всех денежных средств, отказ его в пересчете денежных средств, несмотря на неоднократные предложения следователяШарова А.А. в момент их выдачи. Особо существенным считаю тот факт, что в течение 2 лет Осокин М.А. не сообщал в правоохранительные органы о факте пропажи денежных средств либо о даче взятки неустановленным лицам.

Из показаний допрошенного в качестве свидетеля в ходе судебного заседанияРассадина Алексея Александровича – старшего юрисконсультанта ГУ МВД по Нижегородской области следует, что Осокин М.А. впервые сказал, о том, что у него были похищены денежные средства сотрудниками ГУ МВД по Нижегородской области после того, когда к нему был подан иск о незаконном получении и присвоенииим денежных средств в сумме 22 064 960 (двадцать два миллиона шестьдесят четыре тысячи девятьсот шестьдесят) рублей, изъятых 19.09.2012 в помещении дополнительного филиала «Нагорный» Банка «Богородский» (ООО).

Таким образом, в ходе рассмотрения дела судом не подтверждены и не доказаны факты передачи, получения взятки, а факт выполнения взяткодателем каких-либо действий в его интересах – прямо опровергнут.

Все переговоры между Осокиным М.А.и Дрицем И.М. были прекращены 7 апреля 2014 года категорическим отказом Осокина М.А. от предложений Дрица И.М.Из показаний Осокина М.А. следует, что в период с 7 по 21 апреля 2014 г. общение по прекращению уголовного дела происходило только между ним и Воликовым В.В., который информировал его (Осокина) о предстоящих следственных действиях, направленных на прекращении уголовного дела.

4. В обвинительном заключении указаны сведения, противоречащие друг другу.

Так, в обвинительном заключении указано, что на вновь озвученные Дрицем И.М., согласованные с УразалинымИ.М. и с неустановленными лицами из числа сотрудников ГСУ, условия передачи взятки Осокин М.А. сообщил о своем нежелании обсуждать вопрос передачи взятки при посредничестве Дрица И.М.А далее, в обвинительном заключении следователь указывает другое обстоятельство:что в результате преступных действий между неустановленным следствием должностными лицами из числа сотрудников ГСУ и Осокиным М.А. была достигнута договоренность о передаче последним взятки в сумме 30 млн рублей путем их изъятия из признанных вещественными доказательствами.

5. Согласно материалам уголовного дела 27.01.2016 г. Осокиным М.А. написана явка с повинной о даче взятки через Воликова В.В. сотрудникам ГУ МВД. Кроме этого, в явке с повинной он указал, что считает, что все денежные средства, признанные вещественными доказательствами, были похищены до прекращения уголовного дела. 30.03.2016 года было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Постановлением от 16.04.2016 г. Осокин М.А. признан потерпевшим по уголовному делу, 19.07.2018 г. данное решение отменено, то есть лицо фактически признавшее факт дачи взятки признано по делу потерпевшим. Данная явка с повинной в последствии послужила основанием для применения к Осокину М.А. примечания к статье 291 УК РФ (добровольно сообщило, активно способствовало раскрытию и расследованию) и прекращению 25.07.2018 г. в отношении него уголовного преследования по. ч. 5 ст. 291 УК РФ по уголовному делу, возбужденному и выделенному в отдельное производство 19.07.2018 г.

В описательной части постановления указано, что Осокин М.А. 27.01.16 г. добровольно сообщил о совершенном им преступлении, а затем дал подробные и последовательные показания о своих противоправных действиях, изобличив лиц, выступивших в качестве посредников во взяточничестве.

Все эти сведения и показания Осокиным М.А. даны в 2016 году, то есть более 2 лет никакого решения не принималось в отношении Осокина М.А. по ст. 291 УК РФ!

6. Далее в обвинительно заключении указанно: «…исполнение взятых на себя за взятку обязательств неустановленные следствием лица из числа сотрудников ГСУГУМВДРоссиипо Нижегородской области обеспечили принятие 21.04.2014 следователем Шаровым А.А. процессуальных решений и совершение им жедействий в пользу Осокина М.А.:

 — действия Осокина М.А., ранее квалифицированные как совершение тяжкого преступления, предусмотренного п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ, незаконно квалифицированы как совершение преступления средней тяжести, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ, путем предъявления Осокину М.А. соответствующего обвинения;

— незаконно прекращено уголовное дело № 352844 и уголовное преследование в отношении Осокина М.А. по п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ».

В настоящее время (август 2019 года) данное решение отменено, но какое будет новое решение не известно, так как прошло более пяти лет, банк ликвидирован и получить какие-то новые доказательства невозможно. Но необходимо отметить, что до августа 2019 года данные решения были признаны законными и обоснованными их законность подтверждена решениями различных судебных инстанций.

Таким образом, из обвинительного заключения непонятно, какие именно действия Уразалина И.М. способствовали взяткодателю и взяткополучателю в достижении и реализации соглашения между ними о получении и даче взяткиза совершение заведомо незаконных действий.

По смыслу закона, неполное, неточное и неконкретное существо обвинения является нарушением требований уголовно-процессуального закона, допущенным при составлении обвинительного заключения, и исключает возможность вынесения судебного решения.

7.В прениях государственный обвинитель указал, что в период марта—апреля 2014 количество телефонных звонков между Осокиным М.А., Дрицем И.М. и УразалинымИ.М. значительно увеличилось. Данное утверждениене соответствует материалам уголовного дела.

Так, согласно заключению информационно-аналитической судебной экспертизы от 02 июня 2017 года № 246-18-05 в период с 02 марта по 25 мая 2014 года, обвиняемый Дриц И.М. последовательно и параллельно имел контакты с Осокиным М.А., Абрамычевым М.Н., который имел контакты с Серпуховым С.Л. и Зверев С.А., имевший в указанный период времени 268 контактов с Осокиным М.А. 21 апреля 2014 года в период с 09 до 23 часов контактировали между собой адвокат Зверев С.А. и Абрамычев М.Н.

В то же время установлено, что Уразалин И.М. в интересующие следствие период, т.е. с 02 марта по 25 мая 2014 года так и в период с 09 до 23 часов 21 апреля 2014 года с гражданами Дрицем И.М., Осокиным М.А. и иными фактическими фигурантами по уголовному делу (Витушкиным А.В., Черепановой Н.В., Пильгановым А.В., Денисовым Н.В. и Шаевым И.М.) контактов не имел.

8.В ходе предварительного расследования и судебного заседания не дана оценка действиям Серпухова С.Л., который неоднократно обещал Осокину М.А. помощь в прекращении уголовного дела за незаконные вознаграждения в различных суммах 40 000 000 руб., 42 000 000 руб. и 30 000 000 руб.

Кроме того, остался без внимания факт знакомства ДрицаИ.М. с Осокиным М.А. и Серпуховым С.Л. в период 2013 года, а также тот факт, что все обещания, связанные с прекращением уголовного дела озвученные Дрицем И.М. полностью совпадают с обещаниями Серпухова С.Л. и Воликова В.В.

Дальнейший анализ позволяет провести доказательственную параллель между разговорами Осокина М.А. с Серпуховым С.Л. и Дрицем М.А., у которых в разговорах есть категорическое упоминание о том, что все вопросы с прекращением уголовного дела решают «Московские», без которых местное следствие ничего сделать не сможет.

Приведенный разговор состоялся в ноябре 2013 года, что исключает вовлеченность Уразалина И.М. в состав инкриминируемого ему преступления.

9. В обвинительном заключении также указано «…в ответ на вновь озвученные Дрицем И.М., согласованные Уразалиным И.М. с неустановленными лицами из числа сотрудников ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области, условия передачи взятки Осокин М.А. сообщил освоём нежелании обсуждать вопрос передачи взятки при посредничестве Дрица И.М.

О результатах совершенных посреднических действий Дриц И.М. сообщил Уразалину И.М., который в соответствиис ранее достигнутыми преступными договоренностями, продолжил совершение противоправных действий, направленных на осуществление посредничества во взяточничестве.

При этомУразалин И.М. осознавал наличие у Осокина М.А. желания добиться прекращения в отношении него уголовного дела за незаконное денежное вознаграждение на условиях, переданных ему при посредничестве Уразалина И.М. и Дрица И.М.Кроме того, Уразалин И.М. достоверно знал, что подлежащие передаче в качестве взятки денежные средства уже находятся в здании ГУ МВД России по Нижегородской области, и Осокин М.А. лишен возможности распоряжаться ими по своему усмотрению.

В результате совершенных Уразалиным И.М. совместно с Дрицем И.М. преступных действий между неустановленным следствиемдолжностными лицами из числа сотрудников ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области и Осокиным М.А. была достигнута договоренность о передаче последним взятки в сумме 30 000 000рублей путем их изъятия из признанных вещественными доказательствами по уголовному делу № 352844 наличных денежных средств в сумме 44 829 323 рублей.»

Из обвинительного заключенияследует, что в первой его части Уразалин И.М. обвиняется в посредничестве во взятке неустановленному лицу, а во второй его части в хищении денежных средств, принадлежащих Осокину, который лишен возможности ими распоряжаться.

Таким образом,даже органы предварительного расследования не смогли конкретно сформулировать, в совершении какого преступления обвиняется Уразалин И.М.

10. Из протоколов обысков в жилище Уразалина И.М. и у лиц на территории Нижегородской области, где, по мнению следствия, могли находится предметы и вещи, свидетельствующие о совершении им преступления, усматривается, что таких предметов и вещей не имеется, что позволяет стороне Защиты считать их доказательствами невиновности обвиняемого Уразалина И.М.

11. Также в оглашенной стенограмме в ходе судебного заседания содержится разговорЯнкина С.А. и Осокина М.А., в котором они в 2013 г. обсуждают передачу Дрицу И.М. денежных средств в процентном отношении (10 %) от следующих сумм 100 и 300 млн. рублей соответственно, что свидетельствует о том, что ДрицИ.М. имел свой самостоятельный финансовый интерес в отношениях Серпухова С.Л. и Осокина М.А. в размере 30 млн. рублей.

12.Допрошенные в качестве свидетелей Лаптев Д.А. и Янкин С.А., в своих показаниях подтвердили показания адвоката Зверева С.В. о том, что Осокин М.А., Дриц И.М. и Серпухов С.Л. знакомы длительное время, тесно общались между собой в течение длительного периода времени, в том числе и по обстоятельствам уголовного дела № 352844.

13. В оглашенных материалах уголовного дела имеется постановление следователя, капитана юстиции Роткова А.А., которым отказано Защитнику в проведении дактилоскопической экспертизы с целью установления отсутствия следов пальцев рук, принадлежащих Уразалину И.М. на вещественных доказательствах, листах бумаги, обнаруженных в инкассаторских мешках, изъятых в д. Ройки.

Данное постановление следствия свидетельствует о нежелании установить истину по делу, и защитаэторасценивает как доказательство непричастности Уразалина И.М. к совершению преступления.

14. Также в материалах уголовного дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого усматривается, что кирпич, обнаруженный в д. Ройки и по версии Осокина М.А.являлся одним из кирпичей, обнаруженным им в мешках для денежных средств, противоречит осмотру его жилища, в ходе которого установлено, что данным кирпичом с фрагментом тротуарной плитки выложен подход к жилищу Осокина М.А.

Так же обращает на себя внимание факт отсутствия иных кирпичей, которые по версии Осокина он привез в жилище в замен денежных средств. Показания Осокина М.А., о нахождении в денежных мешках большого количества кирпичей, также опровергаются вещественными доказательствами – матерчатыми мешками зеленого цвета, изъятыми в ходе осмотра.

Одним из доказательств невиновности моего подзащитного в совершении инкриминируемого ему деяния также являются его правдивые показания, которые он давал на протяжении всего предварительного следствия и полностью подтвердил их в суде.

Свою вину в предъявленном ему обвинении он не признал и считает, что предъявленное обвинение- это результат ложных показаний Дрица И.М. и чьей-то продуманной и выверенной провокации.

Кроме того, что Уразалин И.М. не совершал никакого преступления, также, по его мнению, невозможно совершить инкриминируемое ему деяние без последовательной цепочки событий, выражающейся в следующем:

1. Нахождение денежных средств в недоступном для него месте;
2. Получение денежных средств не лично им;
3. Выдача денежных средств Осокину М.А. не лично им, а другими лицами;
4. Подтверждение получения денежных средств лично Осокиным М.А., а неУразалиным И.М.;
5. Заявление Осокиным М.А. о неполучении денежных средств сотрудникам ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области спустя 2 года.

Показания Дрица И.М.,обвиняющего его в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.291-1 УК РФ,как уже говорилось ранее, он считает ложными и надуманными.

В своих показаниях мой подзащитный пояснил, что из материалов уголовного дела следует, что Дриц И.М. еще в декабре 2013 года знал, что Осокин М.А. пытается за взятку решить вопрос с прекращением уголовного дела.

Далее, в марте 2014 года, ДрицИ.М. через своих знакомых, в частности адвоката Зверева С.А. узнал, что Прокуратура Нижегородской области отказывается направлять уголовное дело в суд и дело будет возвращено в ГСУ для прекращения его по амнистии, в связи с чем у Дрица И.М. мог возникнуть умысел на получение денежных средств от Осокина М.А. мошенническим путем якобы для дачи взятки.

Данный вывод основан на том, как Дриц И.М., демонстрируя перед Осокиным М.А. свои возможности, распределял денежные средства между руководством ГУ, ГСУ и Прокуратурой. Из прослушанных аудио записей между ДрицемИ.М. и Осокиным М.А. отчетливо слышно, с каким старанием ДрицИ.М. уговаривает Осокина М.А. решить вопрос только через него.

А, когда Дриц И.М. услышал отказ Осокина М.А. от его услуг, то стал его пугать, что без него и его людей этот вопрос не будет решен никогда. Также он пытался уговорить Осокина М.А., чтобы последний выдал доверенность на адвоката Зверева С.А.для получения денежных средств в ГСУ ГУ МВД РФ, лишив тем самым возможности Осокина М.А. распорядится полученными денежными средствами.

По поводу показаний Осокина М.А. мой подзащитный не может ничего пояснить, потому что никогда ранее его не видел, с ним не общался и ничего ему не обещал. Почему Осокин М.А. изменил свои показания и стал называть его (Уразалина) фамилию, объяснить не может, оставляет это на его совести.

На основании изложенного учитывая, последовательность и не противоречивость позиции подсудимого Уразалина И.М., которая является самостоятельным оправдывающим доказательством стороны защиты, согласуется между собой в первую очередь потому, что она правдива и последовательна.

Показания обвиняемым Уразалиным И.М. даны в ходе предварительного расследования, до его ознакомления с материалами уголовного дела, т.е., в тот период, когда ему, в силу тайны следствия, не были известны какие-либо доказательства или обстоятельства предварительного расследования.

Правдивость показаний Уразалина И.М. подтверждается многочисленными доказательствами по делу, в том числе показаниями свидетелей обвинения, анализ которых приведен выше.

И еще раз относительно прений государственного обвинителя. Уразалин И.М. в ходе рассмотрения дела судом не касался темы относительно «голубых» полицейских, упоминание об этом в речи государственного обвинителя не соответствует действительности.

В своей речи он также указал, что оконченным состав преступления, предусмотренный ст.291.1 УК РФсчитается с момента согласия лица оказать посреднические услуги в передаче взятки. Данное утверждение считаю ошибочным, т.к. согласно норм уголовного права состав преступления является формальным и посредничество во взяточничестве является оконченным с момента принятия должностным лицом хотя бы части передаваемых ценностей.

Подводя итог вышесказанному, считаю, что суду необходимо также обратить внимание на то,что отсутствие взяткополучателя, в интересах которого по версии органов следствия , действовал Уразалин И.М., препятствует проверке того, является ли указанное лицо должностным, круг его полномочий, в том числе относительно наличия полномочий по принятию решений по уголовному делу, что в совокупности с закрепленной уголовным законом акцессорной природой соучастия, согласно которой ответственность соучастников зависит от действий исполнителя, исключает квалификацию действий Уразалина И.М. как посредничество во взяточничестве неустановленному лицу.

Суду в совещательной комнате предстоит дать оценку противоречивым показаниям свидетеля Осокина М.А. и подсудимого Дрица И.М., на чьих показаниях основана позиция следствия и представителя государственного обвинения, в совокупности с другими доказательствами по делу, которые, напротив, подтверждают невиновность моего подзащитного в совершении инкриминируемого ему деяния.

На основании выше изложенного, прошу Суд вынести оправдательный приговор в отношении Уразалина И.М.

Адвокат И.Г.Прокофьев

***

Следующее заседание суда по делу Ихтияра Уразалина назначено на 24 октября. Ожидается последнее слово подсудимых.

***

Все новости по «делу Ихтияра Уразалина» на сайте «Криминальная хроника». Прямая ссылка находится на странице сайта «Особое дело».


Copyright © "Криминальная хроника"
***

комментариев 79 на «Речь в прениях адвоката Уразалина Игоря Прокофьева»

  1. Аноним пишет:

    В Китае Ихтиандра бы расстреляли,у нас дадут лет восемь.Жаль,что мы так и не заслушали начальника транспортного цеха-Шаева,Пронина,Никитина,,Витушкины!


  2. Женя пишет:

    Опа, обиженный петушок проклюнулся!!!!


  3. Серго пишет:

    Да


  4. Дрицацаца пишет:

    Все понятно, сам процесс напоминает политический процесс, имея в деле столько фактов о реальном участии лиц в преступлении, фактически потвержденных записями и т.д., они даже не опрошены в качестве свидетелей, странно, куда смотрело следствие, прокуратура, не дали оценку, не установили виновных


  5. Дрицаца пишет:

    Ссылаясь на не установленных лиц, по сути, устроили шоу по привлечению человека к уголовной ответственности за то , чего в понятии права отсутствует, не бывает посредничество во взятке не установленным лицам


  6. Коршун пишет:

    Ну да тем более , когда Осокин отказался от посреднических услуг Дрица!


  7. Коршун пишет:

    Добровольный отказ от дачи взятки , через посредника.


  8. Дрицаца пишет:

    И все таки , где деньги, куда они делись?


  9. Коршун пишет:

    Суд не установил, следствие не установило, Осокин врет, Дриц не в курсе


  10. Дрицаца пишет:

    Так , как мог Уразалин передать то , чего не было, Осокин их не давал Дрицу,Дрица послан х...


  11. Аноним пишет:

    Так как Уразалин передал деньги и кому? Осокин послал на х... Дрица, Дриц не в курсе, где же тут взятка и самое главное , Кому?


  12. Александр Бухарец пишет:

    Ай адвокат, ай молодца...!!! Как котов помойных потыкал носом следствие и прокурора в их испражнения... И как там, деньги в банк не сдавались, из-за каких-то пометок? А купюры с этими пометками, пардон, — вещдоки, чьи задница в креслах схавали? Обиженый Дриц, которого к бабкам не подпустили, — весь на дерьмо изошел. Ну и поливал какой на кого ему укажут. Так кто там решил пенсионера Уразалина сделать крайним? — И тут выплывает целая кодла «неустановленных лиц»... Шаев не при делах. Другие начальники ГУВД, — не при делах. Ну менялись они, как фамилии у женщин после свадьбы... Место Пильганова обнял Белев. Кто там Шарова бестолкового сделал крайним? — Это вопросы к Белеву. А он то досконально знает, как, кто и какие устные команды получал «крайний и независимый» следак Шаров... А кто курировал, а вернее, -организовывал дело в отношении Уразалина из глистов в областной прокуратуре? Че-то фамилия не усматривается. Но перл гособвинителя о незаконности хранения деньжат в ГУВД, — это как, прикрытие «потного верблюда»? Мол следим за законностью... — В прокурорской ж...е такая законность, когда только на суде об ней вспоминают! Да и с Осокиным не ясно. Рыльце в пуху, и какие-то бабки без сомнения, себе в клювике утаил с мешочка... В общем не дело, а полный срач! Бабок нет, взяткополучателей, -нет. Зато есть крайний, который охреневает от этого цирка... Демонстрация полной импотентности и деградации глистов с прокуратуры и следствия. Что адвокат и продемонстрировал. И за его работу, — полная уважуха...!


  13. Голова пишет:

    Ох как все чётко написали!


  14. Алексей пишет:

    Не понимаю почему затянули данное дело, ведь предоставлено достаточно много фактов подтверждающее невиновность Уразалина, а наше Правительство все капает и ни как не дойдёт до самого ядра. Бред! Хочется верить и надеяться на то, что Суд вынесет правильное решение, в ходе которого Уразалину будет вынесен оправдательный приговор!


  15. Светлана Власова пишет:

    Когда уже восторжествует справедливость в нашей стране, и перестанут обвинять людей в том, чего они не совершали?! Наглядно видно, что Ихтияр не совершал никакого преступления, а всего лишь является жертвой чьих-то игр!!!


  16. Аноним пишет:

    Восторжествует,когда рядом с Ихтиандром сядет Шаев и Витушкин!


  17. Аноним пишет:

    Тупой и ещё тупее, совсем уже читать разучился? Чёрным по белому все написано. Липовое дело


  18. Голова пишет:

    Дриц несет абсурд, Осокин отказался от его услуг, не поддержал его версию получения денег по доверенности, а он за условный срок рад стараться, Старания Осокина, вылились ему В 15 лет лишения свободы, а ведь обещали за его враньё вывести его из под 210. Ржу как слон облапошили еврея


  19. Коршун пишет:

    Товарисчи! Где настоящие подельники Дрица? Абрамычев, Петров, которые трудились в службе безопасности у Осокина, знали и пытались прикарманить деньги своего патрона , через Дрица


  20. Коршун пишет:

    Где Серпухов со своим посредничество во взятке московским покровителям?


  21. Коршун пишет:

    Неужели все так плохо в системе, дело сшито белыми нитками, ни одного доказательства, по сути , пытаются осудить, за одно знакомство с Иудой Моисеевичем


  22. Голова пишет:

    37 год, но тогда, было гораздо честнее, там сразу осуждали за три дня, а здесь, шоу которое длится третий год, придать некую легитимность беспределу...


  23. Дрицаца пишет:

    Интересно будет посмотреть на решение суда, неужели наш беспристрастный суд пойдёт на поводу и все таки осудит человека за посредничество во взятке неустановленным лицам... Подождём...


  24. Коршун пишет:

    Спасибо адвокату, донес правду, четкий анализ материалов дела, указал на факты, которые следствие умышленно утаило, очень много вопросов к прокурору и следствию, которые намеренно покрывают преступников, одних используют для оговора, других просто « забыли»


  25. Голова пишет:

    Знаете что интересно? А что Осокин пел на заседании по Воликову, следствие намеренно выделило дело Воликова,оставлять нельзя, это 100% оправдание Уразалина


  26. Голова пишет:

    А ещё инфа 100 %! По просьбе защиты не вызвали Осокина, для дачи пояснений, побоялись, что он откажется от своих показаний, после жесткого приговора, вот такое вот правосудие и следствие


  27. Старый Солдат пишет:

    Голова,в 37-ом осуждали за...три часа.И приговор в течении часа.Но!.Это по политическим статьям.По общеуголовным в т.н. «сталинским» судам было около 16% оправдательных приговоров! Это,так сказать,реверанс нынешней Фемиде.По самому делу Уразалин думаю,что он совершил то что вменяют.По ангажированных соображениям на скамье подсудимых нет его подельников.Фамилий называть не хочу,и так на слуху.В деле показаний их нет,в отношении их орм не проводились.Поэтому обвинительная база проседает.Но Уразалин осудят.От восьми до десяти.Система пожертвует одного,что бы спасти остальных,несоздавать ОПГ,не шерстить всю правоохрЕнительную систему.Это-шахматы.Жертвуя пешку спасаешь короля.


  28. Голова пишет:

    Старый солдат, как раз Уразалин и рядом не стоял, а вот те кто его в замес воткнул, те чистые пи...ы


  29. Старый Солдат пишет:

    Вы знаете,в нашей юридической системе координат мало быть квалифицированным правоведов и толковать буквально нормы закона у нас нужнознать Систему и работу ее механизмов.Что,разве вина полковника Воронина была столь очевидна и доказана правовым путем?


  30. Коршун пишет:

    Старому солдату:Кто ты старый солдат? Читаешь только одно, ничего не понимаешь, наверное обижен , насколько глубоко, если в тексте одна ненависть, и глубокое убеждение в своей правоте, виноват в том в чем его обвиняют, это как? Значит не виноват, нет доказательств его вины, а ты наверное один из тех, кто все это организовал!


  31. Голова пишет:

    Одним словом , обиженный, по этому и старый, по другому не умеете. Но все равно мнение старого..., но не солдата, является голосом организаторов этого беспредела!


  32. за админа пишет:

    а никто не обратил внимание, что Серпухов раньше Дрица подходил к Осокину с предложением решить за бабки его освобождение от уголовной ответственности по точно такой же схеме, что и Дриц. Но подсудимым сделали Дрица, а не Серпухова )))


  33. Александр Бухарец пишет:

    И еще весьма любопытным выглядит «путешествие денежек». С камеры выдали перед обедом, потом канцелярия, кабинет Воликова (не следователя Шарова), и перед полночью выдача Осокину. Который к тому же отказался их проверять и пересчитывать... А дальше Осокин согласился «поучаствовать» и его кинули, накинув 10-ку. Информация к размышлению Денисову и Шарову: — тоже согласитесь «поучаствовать»..., или в суде расскажите все как было? Только не надо на следствии, а то до суда можно не дожить... У Пильганова расценки были, — 2 ляма за возбуждение, 5, — за прекращение, только что прейскурант на входе в ГУВД не висел. Свои расценки есть и у областных глистов («Полудень-полуночь» может поделиться своим опытом). Так что дербанили «вещдоки» с восторгом и воодушевлением, и в ГУВД и в облпрокуратуре. И козлы не поделились с бесятами и скунсятами... Отсюда и весь сыр-бор...


  34. Мимоход пишет:

    Старый солдат, в 37-ом сотрудников НКВД с высшем образование было порядка 20% — это к вопросу о качестве расследований и процентов оправданий.

    Второе: Воронов извинился перед Новосёловым за пытки, — всё равно не виноват ?..

    Когда прокуратура выйдет с иском к тому же Уразалину с Ко и обратит в доход государства то, что невозможно было нажить на зарплату милицейского чиновника ?


  35. Дрицаца пишет:

    Мимоходу, а с какого х... должны доход уразалина обращать в доход государства? С какого собственно говоря перепугу? То есть получаемся по х@й, не виновен, но есть что отобрать — отберём. Типа зависть в жопе колом торчит и оргазма не получается?


  36. Старый Солдат пишет:

    Коршуну,Я- просто старый солдат,от звонка до звонка в окопах системы без малого 32 года.И знаю систему от и до.Это не ненависть,а реализм.Деградация и развале произошли намоих глазах.За державу обидно...


  37. Дрицаца пишет:

    Старому солдату: ну так и обижайтесь в путнее русло. Уразалин то при чем? Ёпти какого то пид-а вынудили оговорить, пообещав свободу, тот и рад стараться иииии, # итог, закрыли падлу. Всё вот и всё дело одни показания и ни [censored] Вот тут нужно переживать..., что человека третий год держат и [censored] могут по самое не хочу. За что?


  38. Аноним пишет:

    В этом году менты действительно сиганули из ментовские.И не по причине пенсионного возраста,а из за развала гнилой системы.Таа пишут в омногихобозрения хз, рекордный недобор в кадрах.


  39. Голова пишет:

    Анониму: недобор в кадрах реальный. Но только на простых должностях типа охраны общественного порядка, участковых и тд.


  40. Аноним пишет:

    По стилистике и орфографии в комментариях видно,что о невиновности Уразалин пишет один человек под разными поганялами!Да сядет он,сядет!Не напрягай гудок!!!


  41. Аноним пишет:

    Это его сожительница с управления кадров,у нее летнего ребенок !Вот и очкует за любимогоДрица-шмица-оп Цаца.Людей бы постеснялась,аферистка!


  42. Дрицаца пишет:

    Анониму-онанисту, ты перед тем как что то выкладывать, сначала информацию проверяй. Чмо педальное.


  43. Аноним пишет:

    Дрица,а тебе какое дело,трахнут Ихтиандр а или нет?Завидуешь?


  44. Аноним пишет:

    Сколько тут запело о невиновности Ихтиандра! Сердобольные, 30 серебренников вам в тухлое брюхо. В гувде — падишах, на суде — честный полковник, [censored] оболганный))))). А дело такого качеств — да потому что, за пяток лет, успела таки команда командировочных глистов, разогнать да сгноить профессиональное ядро, а новому поколению такие моральные утои в мозги вбить, что чем это вылечить науке неизвестно. По хорошему не за взятки его сажать — за предательство государства, в лице возглавляемого органа и растление душ неоперенных правоохранителей откровенной чернухой, от которой у прожженых профессионалов глаза на лоб лезли и самообладание отказывало.


  45. Александр Бухарец пишет:

    Эка «Аноним 43» загнул, — «за предательство государства и растление душ»... За такое судить ни и зя! За такое Путин вручает значки подпольного «Героя» и звания «заслуженный юрист». Не дискредитируй «политику партии и правительства» у «великого Пу-ка»! Тута вопрос о другом, — Доколе вся эта правоохранительная хрень будет всех считать за дурачков?! И доколе эти «мантатые» будут выносить приговоры руководствуясь не законом, а благополучием своей ж...ы? И дело даже не в Ихтиандре, с его мнимыми или действительными заслугами. А в том, что любого, ради своего вшивого, местечкового интереса, можно посадить. Это что же о правовом государстве у нас можно забыть? Для «зубковского дочко.ба» и его Васильевой, — одни законы, для других, — другие? А со всех каналов ху.рмаплеты верещат, как там у них, за бугром, — политика двойных стандартов... Только и остается Гаранта носом потыкать в дерьмо этого дела... Ну чтобы по тайге не бегал, а начал работать...


  46. Аноним пишет:

    Дрица,а в Сибирь за любимым слабо?Или нового покрывателя найдешь?Передачи хоть посылай!!Пиши,приятно твою задротню читать,зайка.


  47. Аноним пишет:

    Петушок, кукареку. Наличие плохой осведомленности покалывает о слабоумии интеллекта, который в принципе выражается только в заднице, когда туда тыкают


  48. Антон пишет:

    А каком предательстве государства вы вообще говорите? Тут два варианта, либо он был настолько честным и трудолюбивым сотрудником, что это кому-то не нравилось, либо кто-то хотел занять его место!

    ДАТЬ СВОБОДУ УРАЗАЛИНУ!!!


  49. Патимат пишет:

    2 года это мусолят — это так работают наши правоохранительные органы? Так было, есть и будет, если человек совершил преступное деяние — это будет доказано сразу, а так как на протяжение 2х лет Ихтияру меняют статьи и не могут определится, стоит задуматься , есть ли тут его вина.


  50. Роза пишет:

    Да отпустите вы уже этого Уразалина, че держите человека. Лучше бы занялись теми, кто реально ворует и спит спокойно в тот момент пока осуждают человека просто так


  51. Аноним пишет:

    Уверяю как юрист, доказательств вины Уразаина в совершении им инкриминируемых деяний более чем достаточно и для внутренней убеждённости судьи в виновности оснований для сомнений не будет.Ну а околоюридическая публика может тешить себя сомнительного содержания комментариями в невиновности подсудимого.


  52. Проходимец пишет:

    Юрист, это звучит гордо, но уверенность в своей правоте, может исходить, от человека который работает в системе , где ставят печать именем российской федерации на обвинительном заключении нашего «независимого» следствия, такого обвинения, не бывает, это удар по всей системе правосудия, который могут лоббировать такие" юристы" , как ты, это больше напоминает бабу на базаре, только там выносят, « справедливые» приговоры


  53. Аноним пишет:

    А ты уже знаешь , как будет, молодец бл...

    Наверное , часто бываешь в совещательной комнате, знаешь как выносятся решения


  54. Аноним пишет:

    Такое чучело как ты говоря с такой уверенностью явно стряпает это дело.

    Расстрелять тебя надо и тело на площади около суда. Чтоб другим чучелам не повадно было.


  55. Аноним пишет:

    Проходимец он и есть-проходимец.Ну и ...проходи,мимо.


  56. Аноним пишет:

    Сделку с правосудием Ихтиандр уже не заключит.Балбес,но в последнем слове может ещё попытаться


  57. Аноним пишет:

    Бред все!


  58. Надя пишет:

    У анонима постоянная мания, о сделке с правосудием, каким? Где у нас правосудие, его как проститутку заказывают всякие пид... У кого власть, деньги, и ... Задница. Так кто ты ? Юрист


  59. Мимоход пишет:

    Дрицаце, учим матчасть: ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам».


  60. Аноним пишет:

    Девочка Надя,чего тебе надя? -Ничего не Надя!Кроме шоколада!!!


  61. Александр Бухарец пишет:

    Ребята, давайте жить дружно...! Не надо скубаться по очевидному. И какой бы Ихтияр не был, очевидно для всех: 1) Денежек по этому делу он не брал и их раздербанили без его участия 2) Была попытка привлечь его «для решения вопроса», но обошлись без него... 3) Следствие по Осокину шло с грубыми нарушениями, но Уразалин тут не при делах. 4) А следствие по его делу доказывает, что фантазии у дятлов следаков, вкупе с прокурорскими глистами, хватило, чтобы из дохлой мыши сотворить сексуального маньяка и пугать им весь Нижний Новгород. И самое главное, — Как можно вменять посредничество, неизвестно для кого, да еще и с разными суммами, и только со слов зачморенного Дрица? Не имея ни одного прямого доказательства! При таких раскладах одна надежда на суд. Ну судья или полной дурой прикинется, или ей поступят вышестоящие указания. Ну как обычно в практике «лебедевских курятников»..., чтобы граждане хренели от авторитета судебной власти, и славили «свадебного генерала», поместившего в Красную книгу амурских тигров, голубых китов и куриц из курятников [censored] и Чайки


  62. Аноним пишет:

    По пункту один-брал,Саша,брал.Дальше читать нет смысла.


  63. Александр Бухарец пишет:

    Ну если знаешь больше, — то почему судят за посредничество?


  64. Аноним пишет:

    Вчера у Уразалин последнее слово должно было прозвучать.Кто в курсе ?


  65. Аноним пишет:

    Когда приговор?


  66. Папа Джастифай пишет:

    Много текста, очень много комментариев. Значит тема — сплошная ложь и нет никаких фактов) так, поболтать с бабками у подъезда. А денег так и не нашли ахах


  67. Аноним пишет:

    Приговор в пятницу начнут оглашать.


  68. Николай пишет:

    так деньги то давно потрачены на жизнь солнцеликих в погогонах)))


  69. Аноним пишет:

    Эти бабки уж четвертый раз дербанят.


  70. Аноним пишет:

    Сайт завис, происшествия кончились!


  71. Аноним пишет:

    Прочитать до конца с чувством, с толком, с расстановкой не у всех терпения хватит. Я с третьей попытки это сделал. И столько вопросов... У Осокина другого кирпича не нашлось для вещдока, кроме того остатка после укладки дорожки во дворе своего дома? Почему следователь отказал снимать отпечатки пальцев с «куклы»??? Это же элементарно приведет к участникам всего этого??? Со слов Шарова, решение по Осокину принималось на совещании в прокуратуре. Отсюда и надо искать... И вообще, насколько можно верить самому Осокину? Через 2 года очухался и типа денег не хватало в мешке???? Складывается впечатление, что следствие просто отводит от себя всякие подозрения.


  72. Не бухарец пишет:

    8 с половиной лет и 60 ляпов

    штрафа


  73. Аноним пишет:

    Восемь лет строгого,круто! Теперь ему перед кассационной предложат сдать подельников на условии смягчения приговора,или...Нда,не позавидуешь мужику.


  74. Александр Бухарец пишет:

    Дрицу — 7 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет, и штрафом в 30 миллионов рублей. Дриц если не сдернет за бугор, то его вскоре «скоропостижно вздернут» дабы рот не открыл. А Ихтияру кого сдавать, если допустить, что он еще что-то знает(!)? — Даже не смешно. Не в самом же деле бестолково сдать тех, кто его сделал крайним... И которые договорились с прокурапуками, байстрюками, и с судом...?!! Самый главный вопрос к этой шобле (в судах и прокуратурах), -Как можно вменять посредничество, неизвестно для кого, да еще и с разными суммами, и только со слов зачморенного Дрица? Хоть бы для приличия назвали одного «получателя взятки»...! Эпоха путинизма во всей красе...


  75. Аноним пишет:

    Уразалин уже не интересен.Интересно только,сдаст перед обжалованием приговора он Шаева сВитушкиным или решит отсидеть за всех?Ему могут вполне пообещать смягчение приговора вплоть до замены на условный ,если сдаст подельников.Раньше ему обещали, наверное,что дело в суде развалится...Будем ждать.Во всяком случае на веткавсе поборники его невиновности попритихли, настолько обоснованным был приговор!


  76. Аноним пишет:

    Уразалин уже не интересен.Интересно только,сдаст перед обжалованием приговора он Шаева сВитушкиным или решит отсидеть за всех?Ему могут вполне пообещать смягчение приговора вплоть до замены на условный ,если сдаст подельников.Раньше ему обещали, наверное,что дело в суде развалится...Будем ждать.Во всяком случае на веткавсе поборники его невиновности попритихли, настолько обоснованным был приговор!


  77. Аноним пишет:

    Уразалин уже не интересен.Интересно только,сдаст перед обжалованием приговора он Шаева сВитушкиным или решит отсидеть за всех?Ему могут вполне пообещать смягчение приговора вплоть до замены на условный ,если сдаст подельников.Раньше ему обещали, наверное,что дело в суде развалится...Будем ждать.Во всяком случае на веткавсе поборники его невиновности попритихли, настолько обоснованным был приговор!


  78. Александр Бухарец пишет:

    Аноним 77, даже интересно, чем обосновали приговор, — Назвали конечного «приобретателя взятки»? Или подтвердили фактом, что спустя 2 года, Осокин расписавшийся в получении..., увез домой кирпичи? А как насчет закона, что обвинительный приговор не может быть вынесен на основании предположений догадок, и не подтвержденных (прямым доказательством), фактов? И чем была опровергнута позиция в прениях адвоката Прокофьева? Мне видится другое: Бабки Осокина раздербанили, после чго 2 года спустя его притянули... Тут Осокин и обиделся... А дальше, — «своих не бросаем», назначили козла отпущения. Да по-определению, не может зампотыла чего-то решать в уголовном процессе...! Думаю Ихтияра наказали как, — предупреждение Шарову, чтобы молчал и рассчитывал на условный срок. И только с условием, что будет дурачком прикидываться и никого не сдаст...


  79. Николай пишет:

    а адвокат всяких Козлов жив?


Трекбеки



Ваш отзыв

Вставить изображение