А кто всё-таки «крышевал» наркоторговца Лёню Мурского?

Леонид Мурский, Сергей Лебедев, Николай Атамашко, Сергей Хрулев

И почему заслуженные офицеры полиции, «накрывшие» банду, сами попали под следствие…

Ситуацией, когда полицейские, раскрыв преступление, сами оказываются подследственными, сегодня в России никого не удивить. Однако события, разворачивающиеся вокруг двух бывших сотрудников уголовного розыска борского отдела, стоят особняком в числе таких историй и отчасти даже объясняют, почему в борьбе правоохранительных структур с преступностью чаще все-таки побеждает последняя, а сотрудников, которых в народе уважительно, но по-простецки именуют «честными ментами», все меньше.

РАЗГОВОРЧИВЫЙ ДИЛЕР

Начинался этот запутанный детективный сюжет весной 2015 года со вполне типовой полицейской операции по борьбе с наркоторговлей. На «легендарном» в этом плане Бору был задержан очередной из местных драгдилеров, у которого обнаружили несколько десятков пакетиков с амфетамином. Молчать как партизан тот не стал и запел соловьем на первом же допросе, назвав имена всех своих сообщников, в том числе и человека, снабжавшего его наркотическим зельем, – 22-летнего Леонида Мурского.

Вечером 17 марта начальник отделения по раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, отдела уголовного розыска ОМВД России по городу Бор Николай Атамашко и начальник межрайонного отделения №3 6-го отдела управления уголовного розыска ГУ МВД России по Нижегородской области Алексей Хрулёв вместе с двумя оперуполномоченными 6-го отдела УУР выехали на задержание подозреваемого, который, по оперативным данным, должен был находиться возле своего дома.

Несмотря на относительно юный возраст, Мурский имел богатый послужной список в криминальном плане, пребывал в федеральном розыске как скрывающийся от суда по ряду преступлений, поэтому полицейские были готовы к любым неожиданностям. И действительно, при задержании гражданин Мурский попытался оказать сопротивление и смыться, по этой причине полицейские вынуждены были применить к злодею «жесткое задержание»: заламывать руки за спину, надевать наручники.

Кстати, впоследствии по рапортам полицейских о сопротивлении, оказанном им при задержании, проводилась служебная проверка, но никаких нарушений в действиях сотрудников угрозыска усмотрено не было. «Физическая сила и специальные средства – наручники – были применены в соответствии со ст. 20 Федерального закона «О полиции» для доставления в полицию подозреваемого», – утверждается в акте проверки. Почему это важно, станет понятно чуть позже.

ПОКРОВИТЕЛИ В ПОГОНАХ

Тем временем подозреваемого уже собирались доставить в отделение полиции, как вдруг он заговорил с Алексеем Хрулевым почти как золотая рыбка с дедом в сказке Пушкина: «Отпусти меня, а я тебе два миллиона рублей дам!» Офицер на провокацию не поддался, от взятки отказался, после чего от жалобных просьб задержанный перешел к угрозам.

Мол, парень он не простой, на любого найдет управу, поскольку у него есть покровители («крышующие») – высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов. Более того, Мурский даже в открытую назвал их фамилии и потребовал, чтобы ему дали возможность с ними связаться, – те смогут решить вопрос о его задержании!

Не ожидавшие такого поворота событий полицейские стали звонить своему начальству и консультироваться, что им предпринять в подобной нештатной ситуации. Им посоветовали записывать все разговоры на диктофон и ехать вместе с задержанным в 6-й отдел управления уголовного розыска на улицу Григорьева (Канавинский район).

И вот тут начинается самое интересное. Прибыв в отделение, полицейские увидели, что там уже находятся те самые сотрудники, о которых говорил задержанный Мурский! Им дали поговорить с «подопечным», после чего тот счел за благо написать явку с повинной.

ОТКРОВЕНИЯ ПРЕСТУПНИКА

Видимо, «высокие покровители» убедили подозреваемого, что в его ситуации отпираться бессмысленно и лучше всего начать сотрудничать со следствием, но при этом не разболтать бы лишнего. Мурский данному совету внял, во всех подробностях «исповедался» о нелегкой и опасной жизни наркоторговца.

В частности, рассказал, что в 2014 году он узнал рецепт изготовления наркотического синтетического вещества и решил заработать на его продаже. Купил необходимые реагенты и материалы, подговорил нескольких друзей участвовать в «бизнесе».

В дачном домике одного из друзей Мурского подельники организовали лабораторию, где кустарным способом изготавливался синтетический наркотик. «Наркотические средства изготавливали, находясь в помещении дачного домика, с использованием различных бытовых предметов, в частности: двух металлических эмалированных кастрюль с крышками, контейнера из полимерного материала, электронных весов, трех тазов из полимерного материала, двух бутылей из полимерного материала, к горлышкам которых полимерной клейкой лентой прикреплены воронки, сделанные из обрезанных бутылок, шести ведер из полимерного материала, металлической сетки, пяти фрагментов шланга», – следовало из показаний Леонида.

Полученное «месиво» товарищи Мурского должны были сбывать, но один из них попался и сразу же сдал всю ОПГ.
В тот же вечер к нарколаборатории, адрес которой указал Мурский, выехали оперативные сотрудники, провели там обыск, изъяли вещественные доказательства – тару и сырье для изготовления наркотических веществ, а в смывах с найденных предметов и инструментов были обнаружены наркотические вещества.

Присутствовал при обыске и сам «химик-любитель», который детально, со знанием дела рассказывал полицейским, как в процессе изготовления наркотиков использовались те или иные предметы. То есть все показания Мурского были подкреплены вещественными доказательствами, а его вина очевидна.

«ЖЕРТВА ПРОИЗВОЛА»

Поскольку Мурский начал активно сотрудничать со следствием, да еще и выяснилось, что его беременной жене вот-вот рожать, его решили не арестовывать, просто отпустив под подписку о невыезде. Леонид пообещал явиться на следующий день и спокойно покинул отделение полиции.

Однако, едва вдохнув воздух свободы, Мурский направился вовсе не домой, а в травмпункт, где заявил, что полицейские его избивали, и потребовал зафиксировать нанесенные ему травмы! Справедливости ради отметим, что неприятный инцидент, который мог натолкнуть преступника на мысль прикинуться жертвой полицейского произвола, в тот вечер действительно был.

Заместитель начальника 6-го отдела угрозыска Сергей Лебедев проявил несдержанность: зайдя в кабинет, где находился подозреваемый, он повздорил с ним и замахнулся на него кулаком. Но попытку нападения пресекли, в итоге Мурский не пострадал.

В травмпункте врачи диагностировали ему ушиб и царапину на лбу, которые ну никак не тянули на последствия побоев, нанесенных полицейскими. Поэтому на следующий день Леня посетил еще несколько больниц, и в последующих заключениях травмы чудесным образом становились всё более серьезными!

«После травмпункта Мурский поехал на платную мед-экспертизу, где ему поставили уже совершенно другие диагнозы: множественные гематомы на лице, голове, затылке, – рассказывает Алексей Хрулев. – Затем он едет в 39-ю больницу, где появляются еще более обширные телесные повреждения: ушиб грудной клетки и так далее.

Но когда мы с Атамашко привезли его в травмпункт, чтобы взять заключение, может ли он содержаться на режимном объекте, то кроме растяжения мышц шейного отдела у него больше ничего не нашли. А по проблемам с шейным отделом он в свое время еще от армии косил».

Тем не менее, вооружившись такими «железобетонными» доказательствами насилия со стороны полицейских, Мурский написал несколько заявлений об избиениях со стороны сотрудников МВД. Причем в этих бумагах имеются существенные различия как в описании обстоятельств нанесения побоев, так даже и в том, кто, собственно, бил Леонида!

«Заявления поступили с разницей в три дня. В первом заявлении, после задержания, Мурский писал, что его якобы избил сотрудник полиции Лебедев. Потом Мурского отпустили с обязательством явиться в отделение на следующий день, он лег в больницу, где его знакомые, очевидно, посоветовали ему переписать заявление и обвинить уже и нас с Атамашко тоже, чтобы посадить», – говорит Хрулев.

Повторимся: все указывает на то, что Атамашко и Хрулев применили к Мурскому силу лишь однажды, в момент задержания, но, как уже говорилось ранее, действовали строго в рамках закона. В отделении полиции эти сотрудники его и пальцем не тронули, что сам Леонид признаёт на аудиозаписи, сделанной в изоляторе временного содержания (ИВС) во время допросов, уже после того, как он написал на офицеров полиции заявление о превышении должностных полномочий. Вот отрывок из расшифровки записи.

Атамашко: «А что, серьезные люди хлопочут о твоем освобождении и пытаются очернить сотрудников полиции? Мне понравилась единственная фраза: «Спасибо вашим сотрудникам, что они не дали Лебедю Лёню избивать». Ну да, избить, убить…»
Мурский: «Ну да, так вы и не били».
Атамашко: «Так мы тебя и не трогали, мы тебя за белы рученьки привели и посадили…»
Николай Атамашко подчеркнул, что в этом разговоре Мурский прямо говорит: они с Хрулевым его не били.

По мнению полицейских, кто-то посоветовал Мурскому оболгать их, чтобы отказаться от данных ранее признательных показаний и уйти от уголовной ответственности. Может, советчиками выступили адвокаты, а может, и те самые «покровители в погонах».

Но избежать наказания наркоторговцу все же не удалось. В 2016 году Леонида Мурского приговорили к четырем с половиной годам лишения свободы. Приговор оказался настолько мягким (четверо его подельников отправились в тюрьму на сроки от восьми до десяти лет) только лишь благодаря досудебному соглашению, явке с повинной и содействию, которое Леонид оказал следствию. Дело рассматривалось в особом порядке, то есть Мурский полностью признал свою вину, и произошло это не под пытками в отделении полиции, а в зале суда!

Служебная проверка в отношении Атамашко и Хрулева, на которых жаловался Мурский, не выявила нарушений, но затем все изменилось.

НЕОЖИДАННЫЙ РАЗВОРОТ

В прошлом году Мурский по УДО вышел из тюрьмы и вновь отправился жаловаться на уже вышедших на пенсию офицеров, только теперь в Комитет против пыток.

Отметим, что данная структура, создававшаяся, чтобы защищать законопослушных граждан от произвола, в последнее время все чаще занимается не этим, а тем, что защищает преступников от следственных органов. И надо сказать, весьма эффективно, что было доказано и на сей раз.

Казалось бы, спустя 5 лет восстановить события вечера 17 марта 2015 года проблематично, и если тогда в действиях полицейских не нашли криминала, то на что можно рассчитывать теперь? Тем более независимая судмедэкспертиза признала наличие противоречий в медицинских справках, собранных Мурским за несколько дней после предполагаемого избиения в полицейском отделе.

«Установлены противоречия в количестве, локализации, характере зафиксированных в медицинских документах повреждений, не обоснованное неврологической симптоматикой установление диагноза «сотрясение головного мозга», а также обоснованные сомнения в достоверности обстоятельств, изложенных гражданином Мурским Л. Г. в рамках данного уголовного дела», – констатировали специалисты.

Эксперты также усомнились, что многочисленные ссадины и кровоподтеки на лице, которые у Мурского зафиксировали во 2-й больнице, куда он обратился, могли не заметить в травмпункте, где мужчину осматривали сразу после задержания.

«Повреждения в виде ссадин проявляются непосредственно после их причинения, равно как и кровоподтеки на лице, с учетом морфологических особенностей мягких тканей лица, что исключает возможность отсутствия данных повреждений при условии их фактического наличия от 17.03.2015 года», – считают эксперты.

По мнению специалистов, из-за расхождений в документации можно считать достоверными лишь те повреждения, которые отражены во всех справках Мурского: ссадина и кровоподтек на лице. Установить их количество и точную локализацию невозможно ввиду давности, констатировали эксперты.

Наконец, полицейские дважды прошли проверку на полиграфе, в том числе в Следственном комитете, и детектор лжи показал, что они говорят правду, когда отрицают причастность к появлению побоев на теле Мурского.

ПЕРЕВЕРНУЛИ С НОГ НА ГОЛОВУ

Тем не менее в мае 2019 года Николаю Атамашко, Алексею Хрулеву и Сергею Лебедеву предъявили обвинения.

Из информационного сообщения пресс-службы СКР по Нижегородской области:

Следователем СО по Канавинскому району г. Н.Новгорода следственного управления Следственного комитета России продолжается расследование уголовного дела, возбужденного по заявлению нижегородца о противоправных действиях полицейских при его задержании по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

В ходе расследования уголовного дела следователи СК установили причастность к совершению данного преступления троих бывших сотрудников полиции.

По версии следствия, 17 марта 2015 года в вечернее время сотрудниками УУР ГУ МВД России по Нижегородской области в отдел полиции, расположенный в Канавинском районе г. Н.Новгорода, был доставлен гражданин, подозреваемый в совершении преступления в сфере незаконного оборота наркотиков.

В период нахождения мужчины в отделе полиции, подозреваемые незаконно, с целью получения признательных показаний об обстоятельствах совершенного преступления избили 27-летнего мужчину. Пострадавший обратился за медицинской помощью.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы телесные повреждения, причиненные потерпевшему, следует расценивать как повлекшие легкий вред его здоровью. Расследование по уголовному делу продолжается.

«Следователь в обход всех норм Уголовно-процессуального кодекса возбудил уголовное дело по заявлению, на которое уже было несколько отказных и даже есть решение суда, согласно которому оснований для возбуждения уголовного дела нет», – пояснил Атамашко.

Хрулев добавил, что у следствия возникли трудности с квалификацией действий, в которых Мурский обвинил полицейских.

«Первоначально нам вменяли превышение должностных полномочий с применением физического насилия с целью выбивания явки с повинной. Но потом, видимо, поняли, что если вменять по этой статье, то Мурский и его сообщники, которые тоже получили сроки, получат право оспорить свои приговоры. В связи с этим, видимо, СК и прокуратура решили перепредъявить нам обвинения. В настоящий момент нам вменяют избиение Мурского «в связи с внезапно возникшей личной неприязнью», – пояснил бывший полицейский.

ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ УКЛОН

В дальнейшем «странностей следствия» стало только больше: создается впечатление, что ему был заранее задан обвинительный уклон, что следователи старались не докопаться до истины, а любым способом доказать вину бывших полицейских. Но сложно найти черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет. Поэтому расследование затянулось более чем на год, а в таком случае положено за разрешением на продление сроков следствия ехать в Москву, в вышестоящие инстанции.

Однако сотрудники следственного отдела по Канавинскому району СУ СК делать это очень не хотят, поскольку в столице придется объяснять, почему возникла затяжка. А вопросов, на которые они не могут ответить, немало. Например, почему следствием отклоняются ходатайства об опросе свидетелей событий, происходивших 17 – 18 марта 2015 года, и о приобщении доказательств, указывающих на невиновность экс-полицейских? Почему следователи отказываются проводить судебно-медицинскую экспертизу по имеющимся в деле документам?

Кстати, подобные нарушения обычно сразу выявляет и пресекает прокуратура, но в данном деле надзор с ее стороны почему-то отсутствует.

КОМУ ЭТО ВЫГОДНО?

Не совсем понятно, зачем Мурский после выхода из тюрьмы продолжил травлю уже вышедших в отставку полицейских. Может, думает вновь заняться прежним бизнесом и таким образом предупреждает всех правоохранителей, что с ним лучше не связываться? А может, все происходящее – это месть принципиальным полицейским со стороны «крыши» наркоторговца?

Мы сейчас можем только гадать на сей счет. Ясно одно – такие примеры заставляют даже самых честных и принципиальных сотрудников правоохранительных органов задуматься: «А нам это надо?» Ведь получается: возьми тогда полицейские у задержанного взятку, может, еще повышение по службе получили бы, а не взяли, поступили по-офицерски – и теперь сами стали обвиняемыми.

Ефим БРИККЕНГОЛЬЦ          «Ленинская смена»

p.s.

В настоящее время расследование уголовного продолжается. Как стало известно Криминальной хронике, следователи СК продлевают сроки расследования, поскольку прокуратура не хочет подписывать обвинительное заключение, исходя из тех доказательств вины экс-полицейских, на которые ссылаются органы следствия.

И пока они там продолжают расследование, вопрос о «крыше» наркоторговца Мурского остался открытым. Так кто же его все-таки «крышевал-то»?

Леонид Мурский, Сергей Лебедев, Николай Атамашко, Сергей Хрулев

Print Friendly, PDF & Email
Еще больше публикаций в нашей группе В Контакте Оперативнее получать новости - в наш Телеграм-канал
Поделись с друзьями
Добавить комментарий

Перед отправкой комментария, пожалуйста, помните об ответственности за размещение незаконного контента, в том числе и оскорблений

  1. Аноним

    наркоторговцев по примеру Китая надо просто расстреливать и крышующих тоже с трансляцией по телевизору

    Ответить
  2. Аноним

    Блаблабла…Дайте выписку из заключения смэ по телесникам.И все будет ясно.А так,заказная статья по обелению гестаповцев.Посмотрите через эту призму.

    Ответить
  3. Аноним

    Автор сего велиречивого опуса,так что все таки записано в смэ?Или это не укладывается в концепцию «гонения бедных честных оперов»? А автор знает ли,как была организована работа по наркоточкам в городе и области?Как их усиленно плодили и лелеяли по указаниюнекого Пронина Владислава ?Так опишите,не стесняйтесь!

    Ответить