Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Пятница, 18 августа 2017

Нижегородского правозащитника Бухарца могут «послать на х...»


Напомним, его судят за оскорбление судьи

На судебном процессе по делу нижегородского правозащитника Александра Бухарца, обвиненного в оскорблении судьи, государственный обвинитель Ирина Монахова попросила суд приговорить подсудимого к 2 годам исправительных работ с удержанием 20% из заработка в доход государства, а также применить к нему норму ст. 47 УК РФ, которая запрещает заниматься определенного рода деятельностью, в данном случае представительством в суде.

Вынесение решения назначено на 7 декабря.

Как рассказали «Криминальной хронике» в правоохранительных органах, в своих выступлениях в суде речь подсудимого изобиловала различными «непонятными» выражениями.

Например, когда его попросили пояснить, что он подразумевал под сокращенным словом «х...» во фразе «Вас что, никогда на х... не посылали», Александр Степанович с хитрым прищуром, усмехнувшись в бороду, заявил, что под словом «х...» подразумевал словосочетание «хозяйственные работы».

А когда его спросили, что означает сокращение «з...» во фразе «дать пинка под з...», он заявил, что в данном контексте под «з...» он имел ввиду слово «занавес».

Напомним, следователи Шахунского межрайонного следственного отдела СКР по региону завершили расследование уголовного дела в отношении нижегородца, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 297 УК РФ (неуважение к суду, выразившееся в оскорблении судьи).

По данным следствия, в августе 2011 года жительница Шахунского района выступала в роли ответчика и дело рассматривалось в Шахунском районном суде.

Женщина была недовольна тем, что с неё, выступившей в роли поручителя по кредитному договору были взысканы денежные средства.

Для защиты своих прав и написания жалобы на решение суда, она пригласила одного из нижегородских правозащитников.

Мужчина, в свойственной ему манере, с безапеляционной прямотой выразил в своей жалобе всё, что он думает о судье и её профессиональной деятельности.

Жалобы была подана в районный суд и была оставлена без движения.

Видя эту несправедливость, представитель ответчика написал еще одну аналогичную по форме и содержанию жалобу на действия судьи, которую направил в адрес исполняющей обязанности председателя Шахунского райсуда.

После этого судья обратилась с заявлением в следственный отдел.

В результате ряда лингвистических экспертиз, было установлено, что выражения используемые правозащитником являются оскорбительными, унижают честь и достоинство судьи. В отношении мужчины было возбуждено уголовное дело.

Хроника дальнейших событий:

За оскорблении судьи правозащитник Бухарец приговорен к штрафу

Позднее Александра Бухарца задержат за угрозы судье по делу полковника Квачкова.

За угрозы судье по делу «Квачкова» Александр Бухарец был приговорен к 2 годам колонии общего режима.

Мосгорсуд оставил в силе приговор Александру Бухарцу.


Copyright © "Криминальная хроника"

комментариев 59 на «Нижегородского правозащитника Бухарца могут «послать на х...»»

  1. 123 пишет:

    бухарец, не очкуй, скоро конец света, не придется 2 года исправляться на работах


  2. Аноним пишет:

    кто такие правозащитники,козлы да правокаторы,а пользы ноль


  3. Марич пишет:

    есть нормальные правозащитники, которые отрабатывают свои деньги, и знают как себя надо вести в суде. а есть [censored] который реально провокатор и пользы минус 10.


  4. Аноним пишет:

    без денег слабо козлы


  5. Александр Бухарец пишет:

    Письменное изложение позиции подсудимого в прениях сторон.

    Для вынесения решения вам необходимо ответить на ряд вопросов:

    1) Являюсь ли я субьектом вменяемых мне преступлений?

    2) Законно ли использование для проведения экспертиз и поводом для последующего возбуждения уголовного дела жалобы, поданные на имя ИО и председателя суда на действия судьи в свете норм ст. .6 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»?

    3) Насколько обьективными и компетентными были заключения экспертши Жигановой в свете того, что в компетентности ее экспертиз выразили сомнение и сторона обвинения и сама потерпевшая, и насколько законным было проведение экспертизы в ведомстве возбудившем, проводившим предварительное следствие и осуществлявшим за ним контроль?

    4.) Насколько законным был прокурорский надзор за следствием по

    уголовному делу?

    Первое обстоятельство, к которому я привлекаю внимание суда, состоит в том, что рассматривается незаконно возбужденное дело. По общему правилу случаи оскорбления составляют дела частного обвинения. Предварительное расследование по ним не проводится и обвинительное заключение прокуратуры не составляется. Гражданин, посчитавший себя оскорбленным, обращается непосредственно в суд и сам поддерживает обвинение. Если потерпевший и обвиняемый примиряются, дело подлежит прекращению. Право возбудить уголовное дело об оскорблении (часть 3-я ста-тьи 27-й Уголовно-процессуального кодекса) предоставляется прокурору лишь в исключительных случаях. Для этого потерпевший в силу беспомощного состояния или зависимости от обвиняемого должен быть не в состоянии защищать свои интересы либо дело должно иметь особое общественное значение. Что же произошло в данном случае?

    — В соответствии со ст.19 Конституции РФ:

    1. Все равны перед законом и судом.

    2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

    В нарушение с данной нормой Конституции РФ, такая социальная группа граждан имеющая общий родовой признак должностного положения –«судьи», наряду с животными занесенными в Красную книгу, поставлены в один ряд и находятся под особой, антиконституционной защитой государства. Мало того, в силу предоставленного абсолютного иммунитета, за время Ельцинско-Путинского правления, выработался стойких тип представителя данного сообщества характеризующегося такими чертами как: – глуп, жаден, маниакально величен, презирающий закон и граждан его содержащих, и холуйски услужлив по отношению к вышестоящему судейскому начальству, прокуратуре и ФСБ. Последнее обьясняется животным страхом потерять работу, а вместе с ней и те преференции даденные должностным положением.

    Именно в подтверждение характеристики представителя этой «животной группы» являются результаты опросов населения и провал судебной реформы затеянной бестолковыми руководителями воровской власти.

    В моем деле, как в зеркале отразилось «все лучшее», что создано Путиным по превращению правоохранительной системы в «правоохренительную»! Это и ложный донос обиженной судьи, уличенной в воровстве с бедной женщины в пользу Грефовского коммерсбанка. И мерзкая деятельность по фальсификации материалов уголовного дела, прячущихся за спину следователя-стрелочника, подлецов из областного Следственного управления, и «звезда Ютьюба» — экспертша Жиганова, про экспертизы которой – только анекдоты еще не ходят, и естественно трусливый сын гордого Кавказского народа Шахнавазов, непонятным образом сиганувший в кресло зампрокурора области с должности зампрокурора района. Нагадившего в моем деле подмахиванием «не глядя» обвинительного заключения и прячущегося за хлипкой спиной гособвинительныцы.

    Что из себя представляет последняя, также обьяснять не надо. Яркая демонстрация деградации прокурорского корпуса. В голове, кроме редчайших проблесков сознания, одна мысль – получить обвинительный приговор, дабы не подвести «подмахателя-Шахнавазова» и не лишиться премии.

    О каком престиже областных прокуратуры и следственного управления в обществе можно говорить при таких порядках, при таком надругательстве над законом, при такой бессовестности? Беззаконие стартовало при расследовании. Дело возбуждено по статье 297-й части 2-й Уголовного кодекса — как оскорбление судьи . Оскорбление закон определяет как “умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме”. Есть текст закона. Есть текст жалоб. Их нужно сопоставить и определить, нарушен уголовный закон или нет. Иными словами, по сути, дело в расследовании не нуждается. Разве что нужно удостовериться: существует в действительности Бухарец, не псевдоним ли это? Двух-трехдневная задача для рядового следователя межрайонного отдела.

    Прокурор, сославшись в своей речи на заключение лингвистической экспертизы как на обвинительное доказательство, в сущности, солидаризовался со следователем в неспособности самой понять суть текста, расцененного ею в качестве преступного. Однако обращение к эксперту на корню уничтожает обвинение. Эксперты — это лица, обладающие специальными познаниями, это знатоки в тех областях, куда непосвященному вход воспрещен. Но тексты адресованы были не особой научной аудитории, не узкой группе филологов-профессионалов, а представителям судебного сообщества и лицам, участвующим в деле моей Доверительницы... Если следователи и прокуроры сами не в состоянии понять сказанное, а потребовалось целых 5 лингвистических исследований и экспертиз, то как они могут обвинять меня в стремлении оскорбить Арефьеву перед массой людей, многие из которых не отягощены высшим образованием и тем более не поймут, что же в действительности там такого оскорбительного написано.

    Подавая заявления Арефьева назвала тексты жалоб оскорбительными без всяких пояснений. На предварительном следствии Арефьева посчитала криминальным сплошь весь авторский текст «в целом», избавив себя от анализа каждой из составляющих его фраз. Ее коллега, исполнявшая обязанности председателя районного суда – Смелова, вообще «выблеснула» на допросе в суде, назвав обыкновенные слова, про «критические дни» у судьи Арефьевой (климакс, менструация) – и что она их считает нецензурными выражения. Ну прямо яркий пример умственной деградации лица, и надо полагать, из-за длительности антиконституционного уравнения с редкими видами животных.

    Проведение так называемых лингвистических экспертиз, к сожалению, приобрело на практике неоправданно большой размах. Это порочная практика. Зарубежные юристы ей удивляются и в голос над ней посмеиваются. В действительности, помощь специалиста-лингвиста при разбирательстве судебных дел требуется в редчайших, исключительных случаях. Мое дело к ним явно не относится.

    Все лингвистические экспертизы « от Жигановой» (не говоря уж об ведомственной экспертизе) должны быть признаны судом недопустимым доказательством в силу полного отсутствия научности. Выводы, сделанные в заключении не только непонятны, но даже и по прочтению, неочевидны для каждого человека, владеющего русским языком в нормальном, а не лингвистическом обьеме. Считать текст, выдаваемый за экспертные исследования, а на самом деле его профанирующий, судебным доказательством недопустимо. Прибегать к нему, как к источнику специальных познаний — себя не уважать.

    Мало того, эти подлецы из стравинскасного СУ, да и «подмахальщик» Шахнавазов , не отдают отчета в том, сколь губительно отразится практика экспертиз «от Жигановой», выдающей слово «фонарь» за оскорбительное, на судебной практике. В гражданском суде рассматриваются сотни исков о защите чести, достоинства и деловой репутации. Едва ли половина таких споров связана с тем, что человека назвали преступником, вором, взяточником, расхитителем , а не просто какой-то «находчицей». Теперь, следуя логике обвинительного заключения, все эти дела должны переместиться из гражданского суда в уголовный.

    И последнее — привлекаю внимание суда еще к одному процессуальному нарушению. По делу не установлен мотив преступления – обстоятельство, подлежащее доказыванию, независимо от того, охватывается ли оно составом преступления. От исследования данного обстоятельства отказался и суд, что впрочем, учитывая аспект дела, весьма понятно. Поэтому я заявлял ранее и теперь, что исход дела был предрешен еще заранее, а суд не намерен пресекать действия правоохренителей, а фактически вынося обвинительный приговор, поощряет следственно-прокурорскую подлость и лизоблюдство !

    Заранее осужденный Бухарец


  6. Александр Бухарец пишет:

    Анониму к сведению: Я не из прокуроров крышующих игровой бизнес, не из продажных холуев-судей и подобных глистов-правоохренителей. Защищая бедную женщину, обворованную судьей, я не взял ни копейки! А эти всякие прячущиеся под «псевдо» — «Маричи», «123» — это никто иные как хол уи- правоохренители, вся деятельность которых в теме направлена на мою диффамацию в глазах окружающих!


  7. Марич пишет:

    боже, опять понос, понос...


  8. Александр Бухарец пишет:

    А ты себе затычку вставь, или у тебя такая аллергия на правду?


  9. Марич пишет:

    о боженьки, обидели психа-одиночку))) [censored] защищал, товарищ. ты ни в одном своём изложенном письме-поносе не написал про эту «несчастную» женщину. только про себя. так что в итоге стало с тем делом. ты вообще хоть чем-то ей помог, или успел лишь испортить ей настроение? и откуда тебя знать кто мы на самом деле? опять догадки психа-одиночки? слежка кругом? в тонированных машинах тебя никто ещё не преследует? не звонят по телефону и в трубку не дышат? берегись товарищ, сердечный приступ близко...


  10. Александр Бухарец пишет:

    Марич, да я на тебя, на твою слежку и прослушку прибор ложил! Позвони мне и я тебя прямым матом покрою. Не забудь записать на диктофон, на ночь будешь слушать вместе вечерней сказки! Пока хол уёк, это ты «на службе» штаны протираешь, а мне работать надо!


  11. 123 пишет:

    бухарец ты баран, ты в своих ходатайствах бесконечных еще на несколько 297 [censored]


  12. 123 пишет:

    натрындел)


  13. Валерий пишет:

    Как сторонний наблюдатель хотелось бы задать Александру Бухарецу только один вопрос — Кому и что вы в конечном итоге пытаетесь доказать, объяснить, разъяснить на этом сайте, публикую довольно значительные документы? Революционно настроенного населения готового на вооруженный мятеж в Вашу поддержку и заинтересованного в свержении диктатуры различного вида «хол уи- правоохренители» и т.д. на горизонте не наблюдается. Докажете в суде, что Вы правы вот и отпишитесь. А то переписка начинает приобретать характер травли психически неуравновешенного человека.


  14. Марич пишет:

    бухарец. ты не ответил на мой вопрос, я думаю он интересует не только меня, ты вообще хоть чем-то помог той женщине, чьи права ты защищал, или успел лишь испортить ей настроение?


  15. Марич пишет:

    если тебе нужно работать, то фигли ты тут пишешь. сиди в своём креслице и дальше написывай жалобы, недовольства, манифесты.


  16. Лойер пишет:

    Я ведь сегодня из гуманных соображений предупредил этого мужика о позиции СК по уг. делам Верх. Суда (см. выше комментарии), когда в Интернете оскорбляют судей. Он же в этих комментариях уже понаписал себе неоднократно на ст. 297 УК РФ. Никак не поймёт, что его творения никого не интересуют здесь, дело не в его творениях, а в оскорблении людей в них.


  17. Stepandos пишет:

    “Произвол – это то, что поражает все общественные отношения. Действующие законы иногда во многом лучше, чем правоприменение, но беда российской правовой системы в том, что никогда правоприменение не поправляло ошибки и неточности законодателя. Законодатель в принципе не может быть абсолютно точен по природе юридической нормы, очень большая роль принадлежит интерпретации нормы. Но у нас нет инструмента, механизма, который обеспечивали бы интерпретацию нормы. А страна развивалась так, что право считалось буквой, она не может на вопросы полностью отвечать. Эта практика становится еще более пагубной, потому что сама законодательная деятельность и техника редко падает в своем качестве. Даже необходимость обоснования проектов, я уже не говорю о глубокой проработке и экспертизе, которая уже давно непопулярная вещь у законодателей. Законы сегодня “скороспелки”, как правило, и чаще всего они служат власти или тем, кто близок к власти. Вот это беда”, — заявила Тамара Морщакова.

    Гостями программы «Реальное время» на Финам FM были: Тамара Морщакова, судья Конституционного Суда РФ в отставке и Вадим Прохоров, адвокат, представлявший в судах интересы Михаила Ходорковского, Бориса Немцова, Ильи Яшина и других представителей оппозиции.

    finam.fm/archive-view/7193/

    Рекомендую посмотреть передачу полностью.


  18. 123 пишет:

    я уже писал о том, что бухарец представляет собой пример сферического кверулянта в вакууме. налицо сутяжный синдром. это психическое заболевание. на полном серьезе. причем в данном случае налицо тяжелая форма заболевания, сопровождающаяся развитием бредовых идей, стойкой бредовой системы с характером бреда преследования. Диагноз — «сутяжный бред».


  19. 123 пишет:

    и еще Бухарцу. Номер телефона в студию, г а н дон штопаный. Я тоже хочу послушать как ты умеешь злословить.


  20. С.Л.О.Н. пишет:

    Всё правильно сделал, хотя непонятно одно — как вообще можно оскорбить этих путинских проституток нелегитимных «судей», когда всё, что про них ругательного не скажи — правда?


  21. С.Л.О.Н. пишет:

    И да, всем отписавшимся выше gunдонам в погонах — сосали бы вы х у й, да у дохлого татарина.


  22. Дед (one) пишет:

    Господа! Судя по тексту 21-го (умище не спрячешь), этот С.Л.О.Н — и есть Бухарец.


  23. Валерий пишет:

    Коменты накаляются? Появляются «gunдоны в погонах» и «штопанные», «дохлые татарины», «путинские проститутки», «сферические кверулянты в вакууме, сутяжный синдром». В тему стало интересно заходить для развития интеллекта и лексикона, а то и просто поржать.


  24. 123 пишет:

    дохлого татарина в студию


  25. Аноним пишет:

    С.Л.О.Н. + 1000

    Бухарец — удачи и сил в борьбе!


  26. Сергей пишет:

    С.Л.О.Н. +1000

    Бухарец — сил и удачи в борьбе!


  27. 123 пишет:

    бухарца в студию


  28. леопольд пишет:

    Бухарцу : ты ведь живность плюс к этому и не вменяемая ,

    был парень в одном процессе с тобой так говорит , столько фикалий из одного рта никогда не слышал. Да и на х... послать тебя как то нельзя, тебе же это нравиться, там вертеться гребешок фиолетовый. С козами по козьи .


  29. Александр Бухарец пишет:

    Stepandos. Прошелся по указанной Вами ссылке. Весьма познавательно. И напрашивается любопытный вопрос: Судье Конституционного Суда РФ в отставке, за то, что назвала Путина «лжецом и циником» — как, также будут шить статью «за оскорление, клевету или еще черт знает за что», или лишат судейской пенсии и т.п., за то, что «Смела посметь»? Вот интересные выдержки:

    ПРОНЬКО: Тамара Георгиевна, и вы мне говорите, что не укатывают в асфальт. Укатывают и очень жестко, по-моему.

    МОРЩАКОВА: Да, это безусловно. И здесь, конечно, колоссальная ответственность, я бы хотела сказать, а на самом деле просто вина лежит на органах правоохранительной системы, которая, даже если, как Вадим это сравнивал, сравнивать с советскими временами, находится на такой жуткой стадии профессионализма и нормального юридического правового отношения к соблюдению законодательства, что тут не о чем практически рассуждать. Это органы, которые творят произвол каждый день.

    МОРЩАКОВА: Мы живем в государстве произвола. Помните, у Гроссмана есть такое замечательное произведение, где он описывает картину ночной Москвы, и на очень большом доме, рекламы тогда было мало, голубыми огнями была высвечена, написана надпись «Госстрах». Вот «государственный страх», тогда это так имелось в виду писателем, и так восприняли читатели.

    А мы живем в государственном произволе. Можно везде написать как лозунг, если хотите, как характеристику реальности – государственный произвол.

    ПРОНЬКО: Подождите, другими словами, вот я сейчас просто резко обострю, когда господи президент говорит: «Идите в суд», – он лжет?

    МОРЩАКОВА: Вы знаете, это именно так, и именно это возмущает. Потому что... Ну, или он проявляет потрясающую наивность, что очень трудно предположить. У человека с большим государственным опытом это почти невозможно предположить. Но в действительности вариант только этот, никакого варианта другого нет. Потому что судебная защита организована таким образом, каким будет указано ее осуществить.

    ПРОНЬКО: Это вообще интересно. Ведь господин президент у нас юрист, и господин премьер у нас юрист, и закончили они не самый плохой университет, прямо скажем. И вот такой правовой нигилизм. Или, как вы сказали, Тамара Георгиевна, романтизм наивный, незнание? Или, наоборот, знание, но тогда это цинизм.

    МОРЩАКОВА: Да, это, скорее, похоже на цинизм, если мы с вами говорили, что это ложь, когда говорят «идите в суд», потому что знают заранее, что никакой защиты там найти нельзя.

    /Читать полностью: finam.fm/archive-view/7193/


  30. Александр Бухарец пишет:

    Валерий пишет: Кому и что вы в конечном итоге пытаетесь доказать, объяснить, разъяснить на этом сайте, публикую довольно значительные документы?

    Отвечаю Валерий: Никому и ничего я доказывать не собираюсь. Выкладываю документы (я бы не стал их называть «значительными») для анализа. Умный поймет..., а «правоохренители» — да пусть побесятся. Валера, в нашем суде доказывать невиновность — пустая трата времени! Да и Европейский суд скур.в.лся, но там какой-никакой шанс имеется. А выкладываю все для гласности. Клопы (по дружному лаю заметно), очень не комфортно себя чувствуют, когда их за хоботок — и на свет, да пофамильно! Народ своих глистов должен знать..., как и методы их «работы»!


  31. Александр Бухарец пишет:

    С.Л.О.Н., Аноним, Сергей, и всем, кто меня понимает, — спасибо, здоровья и удачи Вам!


  32. Александр Бухарец пишет:

    Очень много любопытного узнал про Марич в предыдущей теме. Марич пишет:

    06 Дек 2012 в 12:11

    товарищ псих-одиночка можешь прочесть, что я тебе написала в статье Нижегородского правозащитника Бухарца могут «послать на х...», думаю понравится, и твоё сердечко скоро откажет) следующее в прокуратуре я не работаю, но очень хотелось бы.

    — Наконец-то понял, что «Марич» — это не «он» или «оно», а обыкновенная ...ука, мечтающая попасть на работу к гоистам, и носить форму «цвета навозной мухи». Ну что, могу сказать, ты Марич родом не с «элиты», и по-блату тебе не устроиться. Совет: Если рожей не крива, подрабатывай на «панели». Скопишь энную сумму — есть шанс устроиться за взятку!

    Марич пишет: «глисты в твой попке шаловливой возбудились сморю и ты мне лично такое накакал, очень приятно»

    — Могу еще и в рот пос с а ть, будет еще приятней! Ешь ...авно и пей взахлеб. Всегда такой ...уке готов доставить удовольствие по-полной!

    Марич пишет: «я думаю твой половой орган никому не интересен, иссохший стручок с мизинец никого не радует»

    — Эх бестол к овка, эх молодежь! Не попробуешь — не узнаешь!

    Марич пишет:"и кстати, ты не боишься что тебя, гниду позорную, вычислят найдут и по этим выкрикам в мой адрес уж точно засудят, тут даже экспертизы не понадобится)"

    — Маричь, ты лучше за себя побойся, пока я тебя не выпорол!

    Марич пишет: «и ещё, я не прапорщик)»

    — Знамо дело — .ука бестолковая!


  33. Александр Бухарец пишет:

    Леопольд, ты меня позабавил. Впервые встречаю ко з ла с кошачьим именем! !Твой парень" в процессе со мной — из прокурорских глистов? И что ты хотел, чтобы я этакое хорошее про них сказал? Не смеши...


  34. Александр Бухарец пишет:

    Последнее слово подсудимого сказанное в суде — Правды в суде не найти. Нас рассудит время!


  35. Марич пишет:

    даааа, бухарец, какашек в тебе больше чем волос на голове и в бороде козлиной) у тебя нету ни малейшего уважения к людям и в женщинам. видимо никто на такого далбанутика не клюнул в своё время и остаётся как только поносным ртом орать и писать кривыми ручонками. и поговорить дома наверно не с кем, жалко тебя...

    у меня лишь один вывод ТЫ гниды, мразь, псих (это факт). за своё хамство ты ответишь, не в суде. так в другом месте. только потом не удивляйся. свой половой орган можешь предложить слону. вы смотрю их никак пристроить не можете (если только слон не ты сам). вроде взрослый мужчина, с высшим юридическим образованием, а такое дерьмо, я поражена твоему таланту оскорблений. желаю удачи в суде. и будьте здоровы и аккуратнее, на дорогах гололёд, не подскользнитесь и не е б а н и т е с ь.


  36. Марич пишет:

    а самое удивительное в этом бухарце, что его ведь наверно до сих пор просят выступать в суде, в качестве представителя, а он вот такие вещи пишет. такие оскорбления. и даже не отвечает на вопросы, которые ему задают из раза в раз. думаю ему светят ещё новогодние повестки в суд. материала достаточно.


  37. Леопольд пишет:

    Бухарцу: еще раз повторюсь не вменяемая живность, тот мальчишка порядочный арестант. а вот ты точно прокозел продажный , на том суде «барыг» (борских цыган) защищал, нет ну наверно проблеешь сейчас, «беееееесплатно».


  38. С.Л.О.Н. пишет:

    А что, собственно, плохого в торговле наркотиками? Каждый сам волен решать [censored] ему или нет. И в каждом случае, когда менты возбуждаются и открывают очередное «дело» по наркостатье, это означает, что с ними просто не поделились.


  39. С.Л.О.Н. пишет:

    Каждый сам волен решать ynoTpe6ляTb ему или нет.

    Фильтр мата на сайте настроен по-идиотски, цензурные слова режет, а для написания нецензурных обойти — проще простого. Да и в целом его необходимость весьма сомнительна.


  40. admin пишет:

    каждый сам волен решать какие слова ему использовать. Но если не будет разделения на плохое и хорошее, то со временем грань между ними сотрется и начнется бардак


  41. Аноним пишет:

    Про татарина Вы зря, лучше пишите ,,дохлого орангутанга,,


  42. Обыватель пишет:

    А почему судей не привлекают к ответственности за то что они создают своими действиями, вынесением судебных актов вопреки законам и фактам дела о себе мнения, порочащее и вызывающие неуважение к ним.


  43. Александр Бухарец пишет:

    Леопольд, я же тебя как порядочное животное просил — не смеши меня! Хотя изначально, разве может быть порядочным козел с кошачьим именем? Леопольд, это у тебя что ли «порядочный арестант» — помощник Борского прокурора Ларин? Или может «порядочные арестанты» — это негодяи из ОРЧ-8 по фамилии Лебедкин, Мохов, Аборкина, Владимиров, и еще целая куча неназванных по фамилиям? Впрочем выдаю выдержку из кассационной жалобы, — найди «козел» фамилию «порядочного арестанта»?

    Первый вопрос: Куда и под кого внедряли секретного опера Лебедкина?

    Поскольку ни сотрудники ОРЧ, допрошенные в суде, ни материалы уголовного дела ответа на него не дают, можно смело предположить, что холостяк Лебедкин, половым путем внедрялся в следователя Смирнову, в следователя Хамалову, их начальницу Золотареву, в Борского прокурорских, в остальной «следственный женсовет» Борского УВД (ОВД), в Борских и областных судей, во всяких экспертов, исследователей, ментовского генерала Цыганова и во всех кого ни попадя, с одной лишь целью – спасти себя и своих коллег из ОРЧ 8 от уголовного преследования за совершенные преступления в отношении Карабаненко А.В. и Карабаненко Н.И.

    И хотя я в процессах «внедрения» не присутствовал и свечкой никому не подсвечивал, то, что вытворяли необьяснимым образом лица, имеющие высшее юридические образования и кого государство поставило стоять на страже соблюдения Закона – ничем иным обьяснить невозможно. В противном случае надо предполагать о массовом помешательстве следователей, судей и прокуроров! Вот уж внедрили, так внедрили! Ай да Лебедкин!

    Чтобы не быть голословным в своих предположениях (или «заслуга» Лебедкина, или умом тронулись – кому, как нравится) привожу следующие факты:

    1. С «помощью» следователей, прокуроров и судей, защитник Бухарец А.С., допущенный судом по ходатайству обвиняемого, был незаконно отстранен от участия в деле.

    06 августа 2008г. Постановлением судьи Борского городского суда Нижегородской области Смурова Ю.А. ходатайство обвиняемого Карабаненко А.В. было удовлетворено и к участию в деле, в качестве его защитника был допущен Бухарец А.С. (т.2 л.д.46).

    12.08.2008г. защитником, следователю Смирновой было подано ходатайство о частичном ознакомлении с материалами дела (т.1 л.д.224, 227). Однако следователь Смирнова, в нарушение Закона отказывает в удовлетворении заявленного ходатайства, обосновывая его тем, что «к моменту подачи данного ходатайства в материалах уголовного дела отсутствуют какие либо документы подтверждающие статус Бухарца А.С. Кроме того, в своем ходатайстве он не указывает, каким именно участником уголовного судопроизводства он является» (т.1 л.д. 226, 229). Поскольку сама Смирнова участвовала в судебном заседании на котором Бухарец был допущен в качестве защитника (т.2 л.д.46), проявленное ей «незнание» статуса Бухарца или «каким именно участником уголовного судопроизводства он является», свидетельствует об умышленном совершении следователем Смирновой преступления предусмотренного ст. 285 УК РФ, и антиконституционное нарушение прав обвиняемого на защиту. Особо любопытно в этих отказных смирновских постановлениях фраза – «разьяснив ему порядок обжалования». Кроме почтовой корреспонденции со своими отказными постановлениями, никаких других «телодвижений» для разьяснения Смирнова не делала и даже не пыталась. Что еще раз доказывает об умышленности ее преступных действий.

    В ответ на отказные постановления «незнающей» Смирновой от 13.08.2008г., мной 14.08 подается ходатайство о моем допуске к участию в деле. Для того, чтобы Смирнова знала и мой «статус» и «кем я являюсь», мной было представлено судебное постановление, которое она лично откопировала.

    Однако в нарушение Закона, следователь Смирнова, на следующий день выносит постановление, отказывая защитнику в допущении к участию в деле осуществления защиты обвиняемого, нарушая тем самым права последнего и не исполняя решение суда. При этом Смирнова, в обоснование своего незаконного решения сослалась на смехотворные аргументы – мол подсудимый в своем ходатайстве не указал где он меня хотел видеть в качестве защитника – на суде или на предварительном следствии (т.1 л.д.232). В данном случае речь идет уже не просто о незнании закона, а об умышленном противодействии Смирновой, Золотаревой (к которой она бегала советоваться при мне), т.е. –группы лиц по предварительному сговору умышленно нарушающие закон и права обвиняемого на защиту, тем самым совершая преступление предусмотренные ст. 285 УК РФ.

    Попытки восстановить Закон через суд, натолкнулись на стойкое противодействие Борских судей Пугина (Т.1л.д. 233), Фоминой (Т.1 л.д. 240), Устиновой (Т.1 л.д. 241), Машкиной (т.2 л.д.7), и на противодействие судей областного суда, где председательствующей, по всем кассационным жалобам оказывалась судья Тугова. Не помогли восстановлению законности и мои обращения в областную и районную прокуратуру и к следователям при Прокуратуре РФ.

    Все вышеназванные лица, и неназванные прокурорские, проявили абсолютное непонимание не только Закона, но и то, для каких целей они служат и за что их содержат граждане, имевшие нещастье жить с «этими …» в одной стране. Для этих, горе-юристов, я, не юрист поясняю:

    В соответствии со ст. 49 УПК РФ

    1. Защитник — лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

    2. В качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.

    3. Защитник участвует в уголовном деле:

    1) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 — 5 настоящей части;

    Для всех кого «внедрял» Лебедкин, или у кого «помутилось» обьясняю на пальцах – подозреваемый, которому предьявлено обвинение, называется «обвиняемым». Обвиняемый, чье дело рассматривается судом, называется «подсудимым». Если Законодателем установлено в ч.2 ст. 49 – что защитник, иное лицо, допускается судом наряду с адвокатом, по ходатайству обвиняемого, то так и должно быть. То есть, Законодателем установлено, и закреплено в УПК РФ то, что защитник – иное лицо, может участвовать в предварительном следствии, если его допустил суд в качестве защитника обвиняемого. Единственно – два условия: 1. Подозреваемому должно быть предьявлено обвинение; 2. Участвовать может только наряду с адвокатом.

    В данном случае, судьи Пугин, Фомина, Устинова, Машкова и примкнувшая к ним Тугова, а также неназванные мной прокурорские, неговоря уже о всяких смирновых и золотаревых из следственного Борского «женсовета», посчитали, что они умнее всех, а Президент, депутаты двух палат, по сравнению с ними – глупые и неразумные. Однако подобным «умникам» должен заметить, что они не только не вправе добавлять свои измышления и «умничания» в текст Закона, искажая тем самым правовую норму, но они еще и не доросли до того, чтобы их народ наделял правом законотворчества, и принимать законы.

    Для того, чтобы всяким «фемидчикам» и «фемидчицам» окончательно все разжевать, процитирую статьи Конституции, которые никто из вышеуказанных лиц не знает:

    Статья 18 Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

    Статья 45 1. Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется.

    2. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

    Таким образом, Конституционные права обвиняемого на защиту, изначально, при производстве предварительного следствия были нарушены самым безобразным способом следователями, прокурорами, судьями. Что впоследствии позволило следователям из Борского «женсовета» фальсифицировать и «подгонять» дело для придания правдоподобности незаконного привлечения невиновных к уголовной ответственности. Однако в обжалуемом приговоре об этом не сказано ни слова и своей оценки данные нарушения отражения не нашли. В соответствии с ч.1 ст. 381 УПК РФ — Основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора...

    Так где там Леопольд, «подлый козел», твой «порядочный арестант»? И что там за такие «барыги», которые живут нище в сьемном доме? Эту семью, я знаю с 2006г. — и НИКОГДА ОНИ НЕ ЗАНИМАЛИСЬ СБЫТОМ НАРКОТИКОВ!!! А насчет — "нет ну наверно проблеешь сейчас, «беееееесплатно», так ты поинтересуйся хотя бы у тех, кто этих несчастных охранял..., как я за свои деньги покупал им сигареты, или делился с ними последними. Но тебе козлу этого не понять!


  44. Александр Бухарец пишет:

    С.Л.О.Н, да в том то и дело, что не было никакой торговли! Эта цыганская семья из-за принципа наркотиками не занимается! На самом деле было следуюшее: Вечером шайка из ОРЧ-8 незаконно ворвалась в дом. Сразу избили мирно спавшего подвыпившего отца семейства и уволокли из дома. Потом всех согнали в одну комнату и все обыскали. Ничего не нашли. После этого вызвали подкрепление в лице девицы - Аборкиной из того же ОРЧ, сковали руки наручниками и вызвав двух понятых (спустя несколько часов после нахождения в доме!) произвели выемку заранее заложенных наркотиков. Любопытно то, что подсунутые наркотики, эти уб л ю дки с ОРЧ-8 расфасовывали в целофан с фирменного пакета, взятого с магазина расположенного в 30 метрах от этого ОРЧ, и НИКТО ИЗ ЭТОГО ОРЧ, как показал их допрос в суде, НЕ СМОГ ВСПОМНИТЬ НАЗВАНИЕ ЭТОГО СУПЕРМАРКЕТА, как и само его существование рядом с ОРЧ! Вот даю небольшую выдержку, для прояснения картины в этом деле «барыг»:

    Прежде чем поднять вопрос об исключении доказательств, обращаю внимание суда о незаконности обжалуемого приговора, и хочу напомнить о существовании двух руководящих документов – Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами…» и Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», положения которых судом, при вынесении обжалуемого приговора, почему- то во внимание не принимались.

    1) В п.14 вышеуказанного Постановления ВС РФ сказано:

    В тех случаях, когда в материалах уголовного дела имеются данные об осуществлении проверочной закупки наркотических средств или психотропных веществ, судам следует иметь в виду, что необходимыми условиями законности ее проведения являются соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных статьей 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», и требований части 7 статьи 8 указанного Федерального закона, в соответствии с которыми проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

    Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

    2) В соответствии с положениями ст. 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» сведения об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну и подлежат рассекречиванию только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

    Разберем «по-косточкам» приведенные положения с проекцией их на материалы уголовного дела.

    Итак 1. Законность проведения ОРМ.

    В соответствии со ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:

    1. Наличие возбужденного уголовного дела.

    2. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о:

    1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

    2) событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;

    (в ред. Федерального закона от 02.12.2005 N 150-ФЗ)

    3) лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;

    4) лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов.

    3. Поручения следователя, руководителя следственного органа, органа дознания или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве.

    (в ред. Федерального закона от 24.07.2007 N 214-ФЗ)

    4. Запросы других органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, по основаниям, указанным в настоящей статье.

    5. Постановление о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государственными органами в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

    6. Запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

    Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, в пределах своих полномочий вправе также собирать данные, необходимые для принятия решений:

    1. О допуске к сведениям, составляющим государственную тайну.

    2. О допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды.

    3. О допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или о доступе к материалам, полученным в результате ее осуществления.

    4. Об установлении или о поддержании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий.

    5. По обеспечению безопасности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

    6. О предоставлении либо об аннулировании лицензии на осуществление частной детективной или охранной деятельности, о переоформлении документов, подтверждающих наличие лицензии, о выдаче (о продлении срока действия, об аннулировании) удостоверения частного охранника.

    (п. 6 в ред. Федерального закона от 22.12.2008 N 272-ФЗ)

    7. О достоверности представленных государственным или муниципальным служащим либо гражданином, претендующим на должность судьи, предусмотренных федеральными законами сведений при наличии запроса, направленного в порядке, определяемом Президентом Российской Федерации.

    (п. 7 введен Федеральным законом от 25.12.2008 N 280-ФЗ)

    Из всех оснований перечисленных данной статьей, можно выделить только одно - Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о:

    1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

    Вопрос 1: Какие такие «ставшие известными сведения» о распространении наркотиков подсудимыми стали известны сотрудникам ОРЧ-8 имеются в материалах дела, обосновывающие законность проведения ОРМ?

    Ответ: В материалах дела ничего НЕ ИМЕЕТСЯ!

    Вопрос 2: Какими материалами уголовного дела подтверждается наличие «оперативной информации» у сотрудников ОРЧ-8 о том, что подсудимые занимаются торговлей наркотиками?

    Ответ: Материалами дела наличие «оперативной информации» у сотрудников ОРЧ-8 НЕ ПОДТВЕРЖДАЕТСЯ!

    Вопрос 3: Имеются ли в материалах уголовного дела данные о проведенной проверке сотрудниками ОРЧ-8 «поступившей оперативной информации» на ее достоверность?

    Ответ: Каких либо сведений о проведенной проверке сотрудниками ОРЧ-8 на достоверность «поступившей оперативной информации» материалы уголовного дела НЕ СОДЕРЖАТ!

    Таким образом, оперативные сведения, полученные вне процессуальных условий и гарантий, на которые ссылалась сторона обвинения и было построено предварительное следствие не нашли своего подтверждения в судебном следствии, и не обладают достоверностью, которая обеспечивает доказательствам уголовно-процессуальный порядок их получения.

    В связи с этим на постановлениях о проведении проверочной закупки и о проведении оперативного внедрения должны быть регистрационные номера и печати секретной канцелярии ГУВД, но этих реквизитов нет. Поэтому нельзя установить, кто в секретной канцелярии принимал постановление из под сотрудницы ОРЧ-8 Аборкиной, кто и когда выдавал его после утверждения.

    Изложенное дает основания для предположений, что проверочная закупка, как и непонятное внедрение, кем-то в эту Аборкину, что ли, проводилась без надлежащего разрешения руководителя, ответственного за проведение оперативно-розыскной деятельности, а было подписано впоследствии.

    Таким образом, оценка действий сотрудников милиции и их спецагентов осуществлялись судом первой инстанции без учета п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», в котором указано: судам следует иметь в виду, что необходимым условием законности проведения проверочной закупки является «соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных статьей 7 Федерального закона „Об оперативно-розыскной деятельности“, и требований части 7 статьи 8 указанного Федерального закона, в соответствии с которыми проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность»

    О том, что общественный интерес не может оправдать использование доказательств полученных при помощи провокации также подтверждено Европейским Судом при рассмотрении дела Тейшера де Кастро против Португалии (решение от 09.06.1998г.)

    В частности по данному делу Судом был сделан следующий вывод: «… что действия сотрудников полиции не попадают под определение действий негласных агентов, так как они спровоцировали совершение преступления, и нет никаких доводов в пользу того, что если бы не их вмешательство преступление было бы совершено. Такое вмешательство и использование его в последующем уголовном процессе, означают, что заявитель (в нашем деле подсудимый- прим. мои) был лишен права на справедливое судебное разбирательство. Таким образом, имеет место нарушение статьи 6 п.1 Конвенции…». В этом же решении и сказано о деятельности провокаторов. В частности: «…п.36 Использование негласных агентов должно быть ограничено, а также должны соблюдаться права человека, даже в случаях борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Хоть всплеск организованной преступности несомненно вынуждает принимать адекватные меры, тем не менее справедливое отправление правосудия является тем принципом (см. Делькур против Бельгии решение от 17 января 1970 г. серия А № 11 стр.15 п. 25), который не должен страдать от этого. Основные требования справедливости, указанные в статье 6 Конвенции относятся к любому виду преступлений, от самых незначительных до особо тяжких. Общественный интерес не может оправдать использование доказательств полученных при помощи провокации полиции…».

    Даже не беря во внимание многочисленные нарушения уголовно-процессуального закона допущенные следствием и судами, даже не беря во внимание несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, в силу ч.1 ст.17 Конституции РФ, ч.3 ст.1 УПК РФ, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003г. № 5 « О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ» и приведенных выдержек из решений Европейского Суда по правам человека, суд, в отношении Карабаненко А.В. и Карабаненко Н.И. был обязан вынести оправдательный приговор. Поскольку суду следует учитывать, что «…постановления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, - подлежат применению в данном деле (подлежащих применению в данном деле)…» (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 января 2003г. № 23 «О судебном решении»), иначе, исходя из правовых норм обозначенных цитируемыми Постановлениями, подсудимый, в нарушение ст.6 Конвенции будет лишен права на справедливое судебное разбирательство.

    Все изложенное не согласуется с приговором вынесенным судом первой инстанции, что свидетельствует о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре и кассационном определении фактическим обстоятельствам уголовного дела и на основании п.1, ч.1 ст. 379, п.п.1-4 ст. 380 УПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных решений.

    Кроме того, особо следует подчеркнуть то, что судом первой инстанции в обоснование обвинительного приговора не принято во внимание не только совершенная провокация сотрудников милиции по отношению к подсудимым, но и положены недопустимые доказательства, полученные с нарушением закона.

    03 августа 2008г. оперуполномоченной ОРЧ-8 КМ ГУВД лейтенантом милиции Аборкиной Е.В. были вынесены два постановления о проведении оперативного внедрения и проверочной закупки (Т.1л.д. 16, 17). Как свидетельствует данные постановления, Аборкина располагая «оперативной информацией» о том, что подсудимые Карабаненко сбывают наркотические вещества на территории района и с целью проверки этой информации и «установления личностей», уже названных Аборкиной, были получены со счетов МВД денежные средства в сумме 5 тысяч рублей.

    В судебном следствии установлено, что никаких оперативных материалов в ОРЧ-8 свидетельствующие о том, что подсудимые занимались торговлей наркотиков нет. А потому данные постановления Аборкиной, содержащие ложь вынесены незаконно.

    Со всеми этими обстоятельствами суд первой инстанции считаться почему-то не пожелал.

    В соответствии с положениями ст. 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» сведения о лицах, оказывающих содействие оперативным подразделениям на конфиденциальной основе, а также об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну и подлежат рассекречиванию только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

    Материалы дела дают основания полагать, что именно сотрудники ОРЧ-8 являлись организаторами и активными участниками проведения неправомерной проверочной закупки, непонятного внедрения, незаконных обысков в доме подсудимых, самих подсудимых и их детей.

    Сотрудники ОРЧ-8 Лебедкин Л.В., Лукоянов Н.В., Аборкина Е.В., Владимиров А.В., Мохов А.А., - очевидцы всего того, что происходило до проведения проверочной закупки , во время ее проведения и после задержания подсудимых, были неоднократно допрошены на следствии и в суде в качестве свидетелей, а потому, в соответствии с положениями ст. ст. 21, 41, 61, 74, 75, 86 УПК РФ, не имели права на собирание доказательств.

    Результаты оперативно-розыскной деятельности, которые оформлялись сотрудниками ОРЧ-8 не могли быть судом положены в основу приговора.

    Защита в ходе судебного заседания неоднократно обращала внимание суда на эти обстоятельства, но все равно суд положил их в основу обвинительного приговора как доказательство.

    Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении N 14 в п. 14 указал, что результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

    Материалами дела доказывается, что в основу приговора были положены результаты оперативно-розыскного мероприятия, полученные с нарушениями требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и УПК РФ.

    Никаких данных, свидетельствующих, что подсудимые Карабаненко имели умысел на незаконный оборот наркотиков, оперативники не имели, как и не располагали никакими данными о проведении подсудимыми каких-либо подготовительных действий, необходимых для сбыта наркотиков. Мало того, анализ материалов уголовного дела и факт того, что была произведена закупка наркотических веществ известно только со слов, никем и ничем не подтвержденных, сотрудника ОРЧ-8 Лебедкина. Данное обстоятельство позволяет утверждать о том, что сотрудники милиции заведомо знали об отсутствии у семьи Карабаненко каких-либо наркотических средств

    Однако при таких обстоятельствах в отношении подсудимых проводились оперативно-розыскные мероприятия. Это дает основания полагать, что любой законопослушный гражданин мог оказаться жертвой проводимой заведомо неправомерно «проверочной закупки». Подсудимые, цыгане по национальности, оказались весьма подходящими фигурантами.

    Статья 49 Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ устанавливают, что все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, должны толковаться в его пользу.

    Анализ содержания приговора свидетельствует, что суд при его вынесении не считался с этими требованиями Закона и его игнорировал.

    Поэтому суд дал свое, не основанное на материалах дела и законе, толкование тому, как была проведена проверочная закупка, а также ее результатам. В этом ему помогло использование доказательств, полученных с нарушением ст. 50 Конституции РФ, ст. ст. 7, 75, 89 УПК РФ, ст. 11 и ст. 12 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

    Обосновывая виновность Карабаненко А.В. и Карабаненко Н.И. в совершении инкриминируемых им деяний, суд сослался на показания Лебедкина, Мохова, Аборкиной, Лукоянова и Владимирова, протоколы личного досмотра подсудимых, не беря во внимание грубые нарушения законности, допущенные сотрудниками милиции.

    Судом была допущена грубая ошибка, при которой информационные доказательства – протоколы пометки денежных купюр, постановления о проведении ОРМ, об их рассекречивании, о досмотре Лебедкина и т.п. через допустимость были признаны доказательствами вины подсудимых, хотя защита обращала внимание суда на то, что доказательств о выдаче сотрудникам ОРЧ-8 денежных средств на проведение ОРМ отсутствуют. Мало того, сторона обвинения так и не смогла предоставить суду вещественные доказательства, подтверждающие изьятие у Карабаненко Н.И. денежных средств.

    Статья 5 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» прямо предписывает: «не допускается осуществление оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и задач, не предусмотренных настоящим Федеральным законом». Только в целях пресечения административного правонарушения ст. 27.1 КоАП РФ позволяет провести личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице, и изъятия вещей и документов. Но не этим собирались заниматься оперуполномоченные ОРЧ-8, а проверкой оперативной информации и установление личности сбытчиков наркотиков в рамках дела оперативного учета.

    Анализ ст. ст. 21, 41, 61, 74, 75, 86 УПК РФ, позволяет заключить, что оперуполномоченные ОРЧ-8 не могли производить изъятие и фиксацию следов преступлений, доставлять и задерживать подсудимых, проводить личные обыски, и изымать у них что-либо, так как эти действия связаны с обнаружением и фиксацией следов преступления. Такие документы, как "личный досмотр Лебедкина, Карабаненко А.В., Карабаненко Н.И., их детей, да еще и в наручниках, свидетельствуют лишь о том, что оперуполномоченными ОРЧ-8 были задокументированы факты нарушения ими самими конституционного права граждан на свободу и личную неприкосновенность. И этим фактам суд никакой оценки не дал.

    Право на проведение досмотра не указано в ст. 6 и не включено в ст. 15 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», регламентирующую специальные права органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

    Пункт 2 ч. 1 ст. 11 Закона «О милиции» позволяет осуществлять личный досмотр граждан, досмотр находящихся при них вещей только при наличии достаточных данных полагать, что граждане имеют при себе наркотические средства и проводить эти действия только в порядке, установленном в соответствии с законодательством об административных правонарушениях

    Правом изымать наркотики не наделены и лица, которым ч. 3 ст. 48 Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» позволяет проводить досмотр граждан (при наличии достаточных оснований полагать, что этими гражданами осуществляется незаконное хранение наркотических средств). Насколько достаточным основанием для обыска подсудимых, их детей и жилища, являются показания сотрудника ОРЧ-8 Лебедкина, которые при наличии двух постановлений о проведении ОРМ, никто подтвердить не может!

    Таким образом, составленные оперуполномоченными документы подтверждают, что сотрудниками ОРЧ-8 не были соблюдены нормы не только УПК РФ, но и других федеральных законов, т.е. изъятие проводилось без каких-либо гарантий, защищающих граждан от фальсификации и произвола со стороны государственных служащих. А суд все эти «документы» признал допустимыми доказательствами, не посчитавшись с УПК РФ и Законом «Об оперативно-розыскной деятельности».

    Суд проигнорировал и мнение Конституционного Суда РФ, который в п. 4 Определения от 4 февраля 1999 г. N 18-О указал: «результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона „Об оперативно-розыскной деятельности“, могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, т.е. так, как это предписывается статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации». Суд фактически обосновал приговор протоколами, которые составлялись лицами, подготовившими заведомо неправомерное оперативное мероприятие, непосредственно проводившими его и давшими по делу показания в качестве свидетелей.

    Анализ приговора дает основания полагать, что суд проигнорировал содержащееся в ч. 2 ст. 41 УПК РФ следующее предписание: не допускается не только проведение неотложных следственных действий, но и возложение полномочий по проведению дознания на лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия. Забыто судом и предписание ст. 86 УПК РФ: собирание доказательств осуществляется только в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ.

    Суд игнорировал данные о том, что лица, осуществлявшие проверочную закупку, превысили свои права, предусмотренные ст. 15 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Изъятие предметов и материалов было возможно только в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью, а также угрозы безопасности страны. Таких угроз при задержании подсудимых не было. Поэтому отсутствовали законные основания для изъятия чего-либо при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Ничто не мешало оперативникам после доставления подсудимых в органы внутренних дел составить протокол задержания и провести все неотложные следственные действия по правилам, установленным УПК РФ, если бы они имели цель изобличить сбытчика наркотиков.

    Характер их действий дает основания полагать: оперативники имели иную цель, но этого почему-то не желают замечать судьи.

    В части 2 ст. 50 Конституции РФ указано, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Но это конституционное требование проигнорировано теми, кого Конституция РФ прямо обязывает (ст. 120) подчиняться Конституции РФ и федеральному закону – судьей и прокурором, которые не обратили внимания на доводы, изложенные защитой об имевших место провокации, нарушения законности и подброс наркотиков подсудимым.

    В соответствии со ст. 89 УПК РФ в процессе доказывания запрещается использовать результаты оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам.

    В соответствии с ч. 1 ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном Кодексом, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

    Имеющиеся в уголовном деле результаты ОРМ не могут относиться к доказательствам, перечисленным в ч. 2 ст. 74 УПК РФ, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 74 и ч. 1 ст. 86 УПК РФ субъектами собирания доказательств являются лишь суд, прокурор, следователь, дознаватель, а не сотрудники, осуществляющие ОРМ и не являющиеся участниками уголовного судопроизводства.

    Из положения ч. 1 ст. 75 УПК РФ следует, что доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, т.е. для доказывания события преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), виновности лица в совершении преступления и прочих обстоятельств.

    По вышеуказанным доводам суд, руководствуясь основаниями ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 75 УПК РФ, обязан был признать протоколы личных досмотров подсудимых, недопустимыми доказательствами по данному делу. Но вместо этого суд стал обосновывать в приговоре их доказательственное значение!

    Также, заслушивая и оглашая показания сотрудника ОРЧ-8 Лебедкина, суд не учел, что предание гласности сведений о внедряемых или внедренных сотрудников оперативных подразделений, допускается лишь с их согласия в письменной форме (ст. 12 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»). Однако, никаких письменных заявлений о предании гласности сведений о его участии в этом Лебедкин не давал.

    Из материалов дела видно, что нет никаких оснований доверять показаниям оперуполномоченных ОРЧ-8, которые не только осуществляли провокацию по отношению к подсудимым, но и не могли участвовать в производстве по уголовному делу, поскольку были допрошены в качестве свидетелей (ст. 61 УПК РФ). Все эти ограничения направлены на обеспечение гарантии того, чтобы исключить любую фальсификацию по уголовному делу, любую заинтересованность в исходе дела со стороны тех, кто проводил или проводит по уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия. Анализ приговора говорит о том, что со всеми этими процессуальными запретами судья не пожелал считаться, и если судьи кассационной инстанции считают такие действия и решения правомерными, то тем самым открывают дорогу не только судебному произволу, но и произволу должностных лиц на досудебной стадии производства по уголовному делу.

    Весьма показательно и то, как сотрудники ОРЧ-8, вместе со следствием, самым бессовестным и безобразным способом фальсифицировали материалы дела. Сначала возбудили дела против неустановленного лица, помогавшего Лебедкину «внедряться». Потом следователь поручал сотрудникам ОРЧ-8 его «найти». Разумеется, если никого не было, то и найти никого не удалось. Поэтому дело в отношении лица, которого не было, было прекращено. И как эта «липа» согласуется с уголовным делом? А очень просто. Именно эта «мертвая душа» обосновывала то, что Лебедкин закупал наркотики (повторяюсь – которые никто из проводивших ОРМ подтвердить не может!), и что в дальнейшем позволило сотрудникам ОРЧ ворваться в дом, избить пожилого человека, увести его в неизвестном направлении, сковать ему руки и через несколько часов провести обыск, «неожиданно обнаружив» у него в карманах наркотики. Суд не дал оценки этим действиям. Также суд не дал оценки и производству осмотра Карабаненко Н.И. и детей.

    В процессе проведения личного обыска, в соответствии со ст. 184.УПК РФ, должна быть обеспечена безопасность обыскиваемого лица. При этом не допускаются насилие, пытки, другое жестокое или унижающее человеческое достоинство обращение. Производство обыска не допускается с 22 до 6 часов.

    В соответствии с п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое». под насилием, не опасным для жизни и здоровья, следует понимать побои или иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.).

    Вопрос: Для чего было необходимо сковывать руки подсудимым и их детям, не оказывавшим никакого сопротивления? Ответ, именно скованному человеку легче всего подсунуть наркотики. Что и было сотрудниками ОРЧ сделано.

    Также весьма примечательно проводился, а вернее фальсифицировался в отсутствие подсудимых, их защитников и следственный эксперимент, который судом признан доказательством вины.

    Статья 181 УПК РФ устанавливает, что в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела, следователь вправе произвести следственный эксперимент путем воспроизведения действий, а также обстановки или иных обстоятельств определенного события. При этом проверяется возможность восприятия каких-либо фактов, совершения определенных действий, наступления какого-либо события, а также выявляются последовательность происшедшего события и механизм образования следов. Материал этого «эксперимента» проведенного на показаниях только одного «участника событий», свидетельствует только о потугах следствия пытающегося любым путем добыть хоть какое-нибудь доказательство, обосновывающее обвинение. Итак, материалы этого «эксперимента» позволяют утверждать, что если не воспринимать показания на веру, то этот «внедренный» Лебедкин врал как мог, доверчивой следовательше.

    На л.28 (т.3) находится фотография, где показано , в каком месте у ворот стоял Лебедкин передавая деньги Карабаненко А.В. Однако в своих первоначальных показаниях Лебедкин утверждает что передавал деньги не у ворот, а у калитки! (т.1 л.д.43 фото 2). Вопрос: Зачем было по пустякам врать Лебедкину? Ответ находиться на других фотографиях этого «эксперимента».

    На них Лебедкин утверждает, что якобы видел передачу денежных средств от Карабаненко А.В. – Карабаненко Н.И. При этом подписи под фотографиями свидетельствуют о том, что Карабаненко Н.И. стояла возле крыльца (фото3). А в своих показаниях Лебедкин утверждал, что видел, как Карабаненко подошел к женщине, стоявшей на крыльце!

    Теперь становится понятна и суть этого следственного «эсперимента» и почему врет на нем Лебедкин.

    Ответ на заданный вопрос: Если бы Лебедкин стоял у калитки, а не у ворот, и Карабаненко Н.И. стояла на крыльце, а не возле крыльца, то никоим образом Лебедкин не смог бы увидеть кому, что и как передавал Карабаненко А.В. деньги!

    Однако суд не дал данным противоречиям оценки, и положил этот врущий «эксперимент» в качестве доказательства вины.

    Также, без учета всех обстоятельств, свидетельствующих о невозможности проведения проверки почерковедческой экспертизы, суд сначала отказал стороне защиты в ходатайстве о проведении повторной экспертизы, а потом, несмотря на показания допрошенного эксперта, который не мог в суде подтвердить свои выводы, утвердил в качестве доказательства протокол обыска Карабаненко А.В. с поддельной подписью понятого.

    Кроме того, утверждая в обжалуемом приговоре вину Карабаненко Н.И., суд не дал оценки того, что Протокол осмотра места происшествия, как и само проникновение сотрудников ОРЧ-8 в дом было незаконным. И какие личные досмотры можно было производить при незаконном вторжении в жилище, да еще со скованными руками?..

    Самое смешное, так это то, что незаконный обыск выдавался за «осмотр места происшествия»! В целях придания видимости законности, эти мерзавцы задействовали председателя Борского суда, который через судебное решение весь этот беспредел узаконил. Впоследствии, на суде по делу, судьей Егоровым мое ходатайство о признании «Протокола осмотра места происшествия» незаконным, как и весь обыск, под видом «осмотра» был признан недопустимым доказательством!

    — Прежде чем поднять вопрос об исключении доказательств, обращаю внимание суда о незаконности обжалуемого приговора, и хочу напомнить о существовании двух руководящих документов – Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами…» и Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», положения которых судом, при вынесении обжалуемого приговора, почему- то во внимание не принимались.

    1) В п.14 вышеуказанного Постановления ВС РФ сказано:

    В тех случаях, когда в материалах уголовного дела имеются данные об осуществлении проверочной закупки наркотических средств или психотропных веществ, судам следует иметь в виду, что необходимыми условиями законности ее проведения являются соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных статьей 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», и требований части 7 статьи 8 указанного Федерального закона, в соответствии с которыми проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

    Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

    2) В соответствии с положениями ст. 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» сведения об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну и подлежат рассекречиванию только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

    Разберем «по-косточкам» приведенные положения с проекцией их на материалы уголовного дела.

    Итак 1. Законность проведения ОРМ.

    В соответствии со ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:

    1. Наличие возбужденного уголовного дела.

    2. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о:

    1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

    2) событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;

    (в ред. Федерального закона от 02.12.2005 N 150-ФЗ)

    3) лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;

    4) лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов.

    3. Поручения следователя, руководителя следственного органа, органа дознания или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве.

    (в ред. Федерального закона от 24.07.2007 N 214-ФЗ)

    4. Запросы других органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, по основаниям, указанным в настоящей статье.

    5. Постановление о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государственными органами в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

    6. Запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

    Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, в пределах своих полномочий вправе также собирать данные, необходимые для принятия решений:

    1. О допуске к сведениям, составляющим государственную тайну.

    2. О допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повы


  45. Александр Бухарец пишет:

    Админ, опять недосмотрел, пошел повтор со слов — — Прежде чем поднять вопрос об исключении доказательств, обращаю внимание суда о незаконности обжалуемого приговора... Убери пожалуйста лишнее... И за предыдущую «подчистку» — Спасибо!


  46. Александр Бухарец пишет:

    Обыватель пишет: «А почему судей не привлекают к ответственности за то что они создают своими действиями, вынесением судебных актов вопреки законам и фактам дела о себе мнения, порочащее и вызывающие неуважение к ним.»

    Ответ: Да потому, что они обладают антиконституционным, абсолютным иммунитетом! Даже в США или Англии, государство в порядке регресса имеет право взыскать с судьи ущерб нанесенный вынесенным решением, впоследствии признанным незаконным. В России, журавли, синие киты, амурские тигры и судьи — под особой защитой государства! Вообще полагаю, что судебное и прокурорское сообщество, исходя из фамилий деятелей их возглавляющих, и той «пользы» для общества..., правильнее было бы назвать — «курятниками»! Тама нас «отчайкают», а тута нас [censored]


  47. Александр Бухарец пишет:

    а тута нас «отл е б л ядят»!


  48. Александр Бухарец пишет:

    Начальнику ГУВД по Нижегородской области

    З А Я В Л Е Н И Е

    Старшим следователем СУ при УВД по Борскому району Смирновой О.А. 04.08.2008г. в отношении Карабаненко А.В. и Карабаненко Н.И. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления предусмотренного ст.ст. 30 ч.3, 228.1 ч.3 УК РФ.

    В порядке ч.2 ст. 49 УПК РФ 06.08.2008г. я был допущен судом в качестве защитника обвиняемого Карабаненко А.В.

    В ходе осуществления функций защитника мной был выявлен факт безобразного поведения оперуполномоченной ОРЧ-8 Аборкиной Е.В.

    Я конечно наслышан о том, чтобы для того «туда уж заросла народная тропа» девицы нетрадиционной ориентации зашивают и дырявят всякие свои клиторы и природные отверстия различными колокольчиками, серьгами и другими «крутыми» скобяными изделиями. На этот весь письсерьгин, слышал, что в народе даже песню сложили – вроде «Синий, синий клитор лег на провода».

    Однако меня возмущает не это , а то, что эта Аборкина в процессе незаконного досмотра в доме семьи Карабаненко, дважды заставляла оголять половые органы лиц женского пола. Сначала принюхивалась и ощупывала сама, потом заставляла оголяться в присутствии понятых.

    Мне все равно, какая сексуальная ориентаций у Вашей Аборкиной, однако ее действия мной оцениваются как непозволительные и направленные на унижение членов семьи Карабаненко в угоду своих низменных инстинктов.

    В свете сказанного прошу ответить на три вопроса:

    1. Для каких целей оперуполномоченная Аборкина заставляла дважды оголяться лиц женского пола (включая несовершеннолетних) семьи Карабаненко?

    2. Имеются ли отклонения у Аборкиной Е.В. в сексуальном плане и способствует ли они выполнению служебных обязанностей?

    3. Стоит ли «сброситься» защитнику и семье Карабаненко для этой Аборкиной на операцию – типа «Вчера была подругой – а седня стала другом»?

    Ответ прошу дать в установленный Законом срок.

    Приложение: копия судебного определения

    С уважением защитник Бухарец А.С.


  49. Александр Бухарец пишет:

    Эй, Леопольд, подлый трус... фамилию «мальчишки — порядочного арестанта» назвать могешь, или из мной названных выше, самому выбирать...?


  50. Обыватель пишет:

    Александр Бухарец то, что судьи имеют конституционную неприкосновенность это бред. Смотрите УПК РФ и ст. 305 УК РФ. И прокуратура, и СК РФ вполне может привлечь, правда при своем желании, дискредитирующего себя судью к ответственности, в том числе и уголовной. Отсюда следует... Обыватель


  51. Александр Бухарец пишет:

    Обыватель, не морочь людям голову. Судя по всему(ссылки на ст.УПК) Вы имеете понятия, что из себя представляет законодательство России. Для того, чтобы привлечь судью к ответственности, необходимо согласие квалификационной коллегии судей. Что из себя представляет этот напрочь «атрофированный орган» думаю, что Вам обьяснять не надо...

    Для остальных поясняю образно — сходка преступников решает, сдать своего на сьедение или не сдать... Решают (в основном) — как скажет главарь (председатель) банды!


  52. леопольд пишет:

    Бухарцу:так Вы не ответили, бесплатно работали на «барыг» , я так думаю кто то из цыган нанял. и при чем здесь мальчишка , я ссылался на него что он был там и слышал вашу рвоту по другому даже Ввашу переписку не назвать. послушав Ваше интервью по рен тв трусом назвать тебя живность даже не могу, падшая женщина, то так думаю потом не так, и имел ввиду не это, я ошибся букву пропустил, за то в коментах дал всем характеристику и квалификацию,все идиоты один бухарец прав. Лично мое мнение Вы невменяем и хотелось пожелать бы Вам выздоровления скорейшего. Ппризнаете свою бесполезность правозащитник с маленькой буквы.


  53. Александр Бухарец пишет:

    Леопольд, какой ты бестолковый, если несколько раз задаешь вопросы по оплате. Сам что-ли привык, и не веришь, что можно и за бесплатно. И насчет «мальчишки» — не свисти! Он такой-же «мальчишка» с с ученый, как и сам! НЕ БЫЛО НИКОГО В ПРОЦЕССЕ! Так как там, может ты еще и фамилию этого «эфемерного мальчика» назвать сможешь? И что ты тва рь, можешь сказать по поводу безвинно осужденных «барыг», после моих выкладок? А насчет «рвоты» по теленовостям, так я не видел, что там «программист» Булкинский забацал. Впрочем, мне и не очень интересно! Вообще-то Ко ЗЕЛ, с кошачьим псевдо, мне ты не интересен. От тебя такие лажевые потуги, что только удивляюсь, как таких как ты в органах терпят? Наверное лижешь хорошо? Смотри язык не повреди, а то «твердый шанкр» в запале заработаешь!


  54. леопольд пишет:

    Видимо уже лечил если знаешь, твой язык живность только его (шанкр) и знает за сквернословие. Твои выкладки как и твой язык дер ь мо , на что их приговорили? И если ты не смотрел свой выход на экраны на помню: я лингвистически и юридически без грамотен , из чего следует либо Вы лжец либо идиот, я вижу из вышенаписанного и то и другое. Если честно меня напугало общение с таким кретином как Вы, куда катиться Наше общество если представляет интересы не которых граждан такое «правозащитник» как ты. Дай бог что бы ими были именно «барыги» шансов у них НЕТ. Я тебя не обидел прокозел , а лучше бы конечно обидел за слова, но я уже комментировал ,тебе это нравится.


  55. Александр Бухарец пишет:

    Котокозел, выйми папироску изо рта! Не смеши глиста людей!


  56. леопольд пишет:

    как ты (глисто людей) я не смешу, я:-)их бешу , это видно по коментам , не надо представлять себя ввиде мученика, судя по видео обычное чмо с плохим или больным воображением. Вот с больным, диагноз правильный- это я тебе говорю как врач.Ккаждый больной считает себя нормальным и методы лечения не признает либо отрицает, судя попавшему угнетенному и психо-агрессивныму тексту у тебя мания заговора или в простонародье "манечка " ,так что твой друг рыжий тарзан сын сварога, его я думаю ты глист тоже бы за спиной глистом назвал и пососал бы его удава как ты это умеешь делать в лицо опасности у живности самосохранение инстинкт хороший МЫ все заметили по видео. С презрением и праведным диагнозом , тебя мания преследующим Леопольд.


  57. Александр Бухарец пишет:

    Леопольд, я же тебя как порядочное животное просил — не смеши меня! Хотя изначально, разве может быть порядочным козел с кошачьим именем?

    Особенно понравился «врачебный пер д» — «судя попавшему угнетенному и психо-агрессивныму тексту». Это только у «врача-ассенизатора» из подразделения «Э» текст бывает угнетенным! Видел идиотов, но ты «Нечто»!

    И как там насчет наркотиков, «барыг» и «порядочного арестанта»? Язык в .опе? Пукнул и повизгивая в кусты...?


Трекбеки



Ваш отзыв

Вставить изображение