Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Пятница, 20 октября 2017

Криминальные хроники Лукояновского уезда


ХХ век начинается

Лукояновский уезд был одним из старейших в нашем регионе. Он был образован в составе Нижегородского наместничества в 1779 году в ходе административной реформы Екатерины II. Благодаря равнинной местности и хорошей земле с давних времен здесь занимались преимущественно сельским хозяйством, а абсолютное большинство населения составляли крестьяне.

Из-за этого в дореволюционные времена Лукояновский уезд был самым густонаселенным в губернии: в 1897 году там проживали почти 200 тыс. человек при населении уездного города Лукоянова всего в 2 тысячи душ (для сравнения: сейчас в Лукояновском районе живет лишь около 30 тыс. человек).

ОДНИ В ДАМКАХ, ДРУГИЕ – В ДУРАКАХ

Как известно, еще в царствование императора Александра II, а конкретно 1 января 1874 г., был принят закон, который заменил существовавшую больше полутора веков систему рекрутских наборов всеобщей воинской повинностью. Если раньше в армии служили только податные сословия (крестьяне, рабочие и ремесленники), то теперь долг родине отдавало всё мужское население империи с 20 лет, без различия сословий. Однако это вовсе не значит, что в армии в конце XIX – начале ХХ века служили все поголовно, как многие нынче уверены.

Дело в том, что та же военная реформа 1874 года значительно сократила численность вооруженных сил, сразу на 40%. Поэтому мужиков, достигших 20 лет, в стране было намного больше, чем требовалось для призыва. И зачислялись на действительную службу лишь 25 — 30% от их числа: к примеру, в том же 1874 году из 725 тыс. человек, подлежавших призыву, были призваны только 150 тыс., в 1880 г. из 809 тыс. — 212 тыс., а в 1900 г. из 1150 тыс. — 315 тыс. Остальные призывники освобождались от службы, кто по состоянию здоровья, а кто – зачастую – и просто по жребию!

Существовали также всевозможные льготы: единственный сын у родителей, единственный кормилец в семье при малолетних братьях и сестрах и т.п. Срок службы для солдат сухопутных войск составлял 6 лет, а для матросов — 7 лет. Но и тут всеобщего равенства не предвиделось. Так, лица, имевшие высшее образование, служили всего 6 месяцев, окончившие гимназию — полтора года, а начальную школу — 4 года. То есть самые долгие 6 — 7 лет «мотали» только неграмотные – крестьяне, кои составляли тогда абсолютное большинство (80 %) призывников.

При этом возникла одна серьезная проблема. Дело в том, что до 20 лет многие крестьяне уже успевали жениться, вследствие чего супруга на долгое время оставалась без мужика. Фраза «Не дождалась из армии» остается актуальной по сей день, хотя сейчас срок службы составляет всего 1 год. А каково было бабе, когда милого нужно было терпеливо ждать шесть, а то и семь лет!

В то же время вокруг полно других мужиков, которые волей жребия избежали призыва. В общем, благодаря закону 1874 года одни оказывались в дураках, а другие, наоборот, в дамках. Пока первые отдавали долг родине, вторые зачастую развлекались с их жёнами и даже уводили их к себе в дома. Ну а когда законные мужья возвращались, начиналось выяснение отношений, очень часто приводившее к дракам, сжиганию домов, убийствам и другим инцидентам.

ЖЕН ВОЗВРАЩАЛИ С «ПОНЯТЫМИ»

Типичный случай такого рода имел место осенью 1900 года в Лукояновском уезде. В село Иванцово после военной службы вернулся уволенный в запас местный крестьянин Евдоким Бухтеев. О своем скором прибытии он заранее уведомил родню в письме. Как-никак, должны были соскучиться за шесть лет разлуки. Возвращение крестьянина из армии, да еще и целым и невредимым, было принято отмечать всей деревней. К тому же перед уходом на службу Евдоким женился на своей возлюбленной Пелагее, коя, естественно, обещала терпеливо ждать его все эти годы…

Однако вместо толпы радостных родственников на дороге, ведущей в деревню, запасника встречал только его тесть – крестьянин Николай Куманеев. Который сообщил Евдокиму безрадостное известие. Мол, супруга его уже давно вошла в любовную связь с крестьянином Николаем Серякиным, к коему и переехала на постоянное местожительство.

Поубивался, погоревал Евдоким да пошел к себе домой. Ему бы плюнуть да найти другую жену, ан нет! Несколько дней брошенный муж просидел в тоске, а потом все-таки решил идти возвращать «благоверную». В состав делегации также вошли тесть и два соседа Бухтеева — братья Глотовы. Надо отметить, что такой «формат» не являлся изобретением Бухтеева.

Напротив, к концу XIX столетия в нижегородских деревнях уже сложилась традиция возвращения жен законным мужьям. Дабы соперники сразу не покалечили и не поубивали друг друга, в делегацию всегда включались тесть или иной родственник жены, а также несколько «понятых» из числа односельчан.

Когда указанные товарищи подошли к дому Серякина, того на месте не оказалось, а к калитке вышла сама Пелагея. Пришедшие стали уговаривать ее вернуться к мужу. Мол, погуляла, погрешила – и будет, пора восстановить справедливость. Венчались же перед Богом! Девица в ответ заявила, что в принципе не против, только боится сожителя, который угрожал убить ее, если она вернется к мужу. В итоге «переговоры» растянулись на целых пол- дня.

Решающую роль сыграли слова тестя, то есть отца Пелагеи, который заявил, что проклянет дочь и отречется от нее, если та не смоет свой грех возвращением к законному супругу. В общем, как пел в одной из песен известный шансонист Михаил Круг, «поломалась для виду девица» и согласилась. После чего пошла собирать вещи, а делегацию на это время впустила подождать во двор. Ну а потом разыгралась настоящая драма.

«В этот момент неожиданно появился Серякин, – рассказывала криминальная хроника в «Нижегородском листке». – Узнавши, с какой целью пришел Бухтеев, начал кричать на всех и грозить убийством, наконец. Быстро сбегавши в избу, он вернулся оттуда с револьвером в руках, и прицелившись в Бухтеева, произвел в него три выстрела. К счастью, пули пролетели мимо и только одна из них ранила в правое бедро стоявшего около Бухтеева Куманеева». В итоге раненый тесть был отправлен в больницу, а Серякин в полицию. Ну а Пелагея вернулась к мужу, который, несмотря ни на что, простил ее. Жили ли супруги потом долго и счастливо, история умалчивает.

«БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ ЖИТЕЛЕЙ БЫЛА В СИЛЬНО НЕТРЕЗВОМ ВИДЕ, ОСТАЛЬНАЯ ПРОСТО В НЕТРЕЗВОМ»

Вообще, 115 лет назад Лукояновский уезд часто фигурировал в криминальных хрониках. «Возмутительное преступление произошло на днях в селе Мадаеве, – писал «Нижегородский листок». – В этом селе справлялся престольный праздник, вследствие чего большая часть жителей была в сильно нетрезвом виде, остальная просто в нетрезвом. Этой же участи не избегло семейство Черухова, где все перепились, начиная с отца.

В пьяном виде Тит Черухов начал приставать к сыну Данилу, требуя от него повиновения, последнему это не понравилось, почему и возникла у них ссора, вскоре перешедшая в драку. Разозлившийся отец схватил деревянную лопату, которую и принялся бить непокорного Данила. На помощь отцу подоспел второй пьяный сын, Семен, начавший бить брата кулаком по чему попало. Когда Данил, сваленный на пол, уже едва подавал признаки жизни, отец, бросивши лопату, схватил несчастного за волосы и, притащив его к порогу дверей, начал бить головой об порог, а также дверью по голове.

Наконец, соседи, услышавшие шум, подоспели на выручку и вырвали избитого из рук злодеев, но, к сожалению, помощь опоздала». В общем, типичная семейная попойка закончилась плачевно. Одного понесли на кладбище, а двое отправились в тюрьму…

Судебная хроника рассказывала о еще более злодейском преступлении. Началось всё с того, что в селе Гладкове произошел пожар, от коего полностью сгорели три дома, в том числе изба зажиточной крестьянки Настасьи Евсиной. В принципе, дело житейское, деревянные крестьянские постройки в уездах горели ежедневно по самым разным причинам. Однако во время разбора пепелища в подполье был обнаружен труп хозяйки с признаками насильственной смерти.

В ходе следствия выяснилось, что Евсина, благодаря своей щедрости слывшая в округе состоятельной, проживала одиноко, а муж ее давно помер от пьянства. Но при этом она приютила у себя своего родственника, 17-летнего сироту Михаила Кукина, которого кормила и воспитывала. Ну а тот помогал старухе по хозяйству. В общем, жили складно, пока в один непрекрасный день в гости к юноше не явился его двоюродный брат и приятель Иван Хомутов, 18 лет от роду. Тот не хотел работать, постоянно пьянствовал, из-за чего был выгнан из дома отцом.

Иван попросил у тетки поесть. Старуха поворчала, пожурила парня за непокорность отцу, но поесть всё же дала, а сама легла на печь. Трудно сказать, что в этот момент нашло на племянников, но, посовещавшись, они (вместо благодарности за гостеприимство и заботу) решили убить и ограбить тетку. По всей видимости, разум двум дуракам затмили слухи о несметных богатствах старухи, которые она прятала где-то в избе. Ведь Евсина уже давно нигде не работала, а еда и деньги у нее всегда имелись. После этого Хомутов взял в сенях топор, подкрался к печке и одним ударом размозжил Евсиной голову.

Затем дружки вдвоем стащили тело и сбросили в подполье. А потом обыскали дом в поисках клада. Однако здесь злодеев ждало полное разочарование! Им удалось найти лишь одну заначку на брусе избы в сумме 53 рубля 50 копеек. Особо не разживешься, хотя побухать на пару два-три месяца можно было вдоволь.

После раздела денег Хомутов ушел, Кукин отправился погулять по деревне. А вернувшись, решил сымитировать пожар. Сначала подпалил солому на крыше дома, затем дождался, когда пламя разгорится, после чего с дикими криками (специально чтобы все соседи слышали) выпрыгнул из окна и побежал «звать на помощь». Ну а потом разыграл сцену: дескать, горе-то какое, кормилица и поилица моя сгорела…

Впрочем, как и сейчас, в давние времена поджог далеко не во всех случаях  позволял скрыть следы преступления. Вскоре парочка была арестована. Причем оба братца стали валить всю вину друг на друга. В частности, Хомутов заявил, что якобы  пришел в дом, когда бабуля уже была мертва, а Кукин признался ему, что убил тетку, когда та доила корову, и т.п. И ни тени раскаяния в том, что зверски убили родную тетку, которая их кормила и поила!

В итоге дружки пошли под суд по обвинению в убийстве с заранее обдуманными намерениями, с целью ограбления, а также в умышленном поджоге, из-за которого сгорели две соседские избы.

Виктор МАЛЬЦЕВ   «Ленинская смена»


Copyright © "Криминальная хроника"

Ваш отзыв

Вставить изображение