Полиция получит новые полномочия, и к чему это приведет

полиция получит новые полномочия

В начале декабря 2020 года депутаты Госдумы в первом чтении приняли нашумевшие поправки в Федеральный закон «О полиции», которые, как и предсказывалось, существенно расширяют полномочия сотрудников МВД и снимают с них ответственность за негативные последствия их работы.

В связи с последними всем известными событиями, думается, что данные поправки не только не теряют своей актуальности, а, скорее, наоборот — еще более актуальны. Причем до неприличия.

поправки в закон о полиции

Кетеван Цыганова, стажер адвокатской конторы Приокского района НОКА

Источник: сайт палаты адвокатов Нижегородской области. Опубликовано «Нижегородский адвокат» №12-2020

Законопроект, помимо справедливо назревших дополнений и уточнений, предлагает новшества, которые вызвали у юристов немало вопросов. К примеру, российских полицейских хотят наделить иммунитетом от уголовного преследования, упростить правила применения оружия, разрешить вскрывать личные автомобили граждан, проникать в их жилые помещения без лишних формальностей, не выпускать из оцепленных объектов граждан, если те откажутся подвергнуться личному осмотру. И за это им ничего не будет. Правозащитники уже заявили, что такие поправки в случае их принятия окончательно развяжут полиции руки.

К стражам порядка и теперь много претензий, а дальнейшее расширение их прав без адекватного усиления ответственности способно лишь повысить градус противостояния.

В пояснительной записке к законопроекту необходимость его принятия авторы всё объяснили прежде всего интересами самих граждан, а также правоприменительной практикой и мнением ветеранов МВД.

Однако крайними в этой ситуации могут оказаться именно граждане, за счет урезания прав которых сотрудники МВД получают дополнительные полномочия. Законопроект обильно сдобрен всякими оценочными понятиями. Это значит, что принятие решения предлагается оставить на усмотрение того, кто будет применять норму, т.е. полицейского. Чтобы он каждый раз сам решал, та эта ситуация или иная.

Можно бы ещё понять, если законопроект оставил, как в прежней редакции закона, слова про «угрозу жизни» сотруднику. Но теперь прописали и про «здоровье». Жизнь показала, что здоровье у сотрудников полиции очень хрупкое, не то что у рядового гражданина. Имеется ввиду казус о причинении вреда здоровью сотрудника при разгоне митингующих на Тверской брошенным в него молодым человеком бумажным стаканчиком.

«Перерастания мирных протестов в беспорядки, выходящие за рамки закона, допускать нельзя». Так президент России Владимир Путин ответил на слова главы СПЧ Валерия Фадеева о недопустимости наказывать тюремными сроками участников акций за бросок в сторону полиции бумажным стаканчиком.

По словам президента нельзя допускать, чтобы за бумажным стаканчиком полетели пластиковые бутылки, затем стеклянные, а потом и камень, добавил он. Другой вариант, тоже из жизни: в своем рапорте в обоснование применения к митингующему спецсредств сотрудник полиции указал, что «он стоял в угрожающей позе, поэтому ситуация требовала немедленных действий».

Разнообразие обстоятельств, которые сотрудник полиции может счесть угрозой своему здоровью не ограничен ничем, кроме его фантазии. В итоге может случиться так, что основанием для освобождения сотрудника полиции от ответственности будут его слова в рапорте: «Мне показалось — и я его застрелил».

Таким образом, реальное содержание законопроекта, скорее всего, преследует цели по расширению полномочий полиции без соответствующих механизмов правового контроля, а не интересам граждан. В случае принятия данного закона реальны опасения в нарушении прав граждан, которые со стороны полиции приобретут массовый характер, а ответственность полиции перед обществом существенно снизится. Крайними в этой ситуации могут оказаться граждане, за счет урезания прав которых сотрудники МВД получают необоснованные дополнительные полномочия.

Проанализировав угрозы и риски, связанные с принятием изменений и дополнений в ФЗ «О полиции», для предотвращения возможных злоупотреблений изменениями в законодательстве полагаем:

1. Отсутствует необходимость принимать поправку, в соответствие с которой пункт 18 части 1 статьи 12 Закона предлагается изложить в следующей редакции:

«18) проводить в соответствии с законодательством Российской Федерации экспертизы в ходе уголовного судопроизводства, производства по делам об административных правонарушениях, а также исследования по материалам оперативно-разыскной деятельности и при проверке заявлений и сообщений о преступлениях».

В соответствии с данной поправкой полицейские будут вправе проводить экспертизы не просто по уголовным и административным делам, а также «в ходе уголовного судопроизводства».

В этой норме законопроекта видится заступание за рамки и пределы предмета регулирования. Например, все вопросы, относящиеся к уголовному судопроизводству, регламентируются вообще-то не законом о полиции, а Уголовно-процессуальным кодексом РФ, например, статьями 1, 2, 6 УПК. Более того, в соответствии с ч. 1 ст. 7 УПК РФ суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять ФЗ, противоречащий настоящему Кодексу.

Там же, в статье 144 УПК РФ, сказано, как и что должно делаться, когда речь идёт о проверке сообщения о преступлении и о расследовании уголовных дел.

Закон о полиции не может вторгаться в сферу действия УПК РФ, конкурировать с ним и, тем более, противоречить ему. Экспертизы, произведенные в соответствии с УПК РФ, подлежит оценке в соответствии с УПК РФ (глава 11 УПК РФ — Доказывание).

В противном случае начнутся подмены одного другим и спекуляции вокруг этих подмен. Порождается ещё одна возможность для произвола.

2. Не принимать дополнение части 1 статьи 13 Закона пунктом 31 следующего содержания:

«31) в связи с проверкой зарегистрированных в установленном порядке заявлений и сообщений о происшествиях, разрешение которых отнесено к компетенции полиции, производить осмотр места происшествия, местности, помещений, транспортных средств, предметов, документов и иных объектов с целью фиксации обстоятельств, имеющих значение для принятия решения по заявлению и сообщению о происшествии, а также составлять по результатам указанного осмотра акт осмотра».

В случае принятия данного законопроекта полиция фактически вправе будет проводить процессуальные действия (осмотр) в обход статей 143 и 144 УПК РФ. Представляется, что такие акты не смогут быть допустимыми доказательствами по смыслу ст. 74 УПК РФ, поскольку были добыты за пределами процедуры предварительного расследования.

В сохраняющем свою силу Постановлении от 29 июня 2004 года № 13-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 УПК РФ Конституционный Суд Российской Федерации признал, что федеральный законодатель, кодифицируя нормы, регулирующие производство по уголовным делам, вправе — в целях реализации конституционных принципов правового государства, равенства и единого режима законности, обеспечения государственной защиты прав и свобод человека и гражданина в сфере уголовной юстиции — установить приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации перед иными федеральными законами в регулировании уголовно-процессуальных отношений. (правило «lex posterior derogat priori»).

При этом Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что в случае коллизии законов приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации действует лишь при условии, что речь идет о правовом регулировании уголовно-процессуальных отношений, поскольку в соответствии со статьей 71 (пункт «о») Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 10, 49, 50, 76 (часть 1) и 118 (часть 2) уголовное судопроизводство представляет собой самостоятельную сферу правового регулирования, а юридической формой уголовно-процессуальных отношений является уголовно-процессуальное законодательство как отдельная отрасль в системе законодательства Российской Федерации, и установление новых норм, регулирующих уголовно-процессуальные отношения, по общему правилу, должно быть согласовано с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

3. Не принимать поправку, в соответствие с которой в пункте 2 части 1 статьи 13 Закона, слова «проверять документы» предложено дополнить словами «требовать от граждан в случае их обращения назвать свои фамилию, имя и отчество, проверять документы»; «принимать меры по идентификации указанных лиц».

Полагаем, что принятие этих поправок приведет к:
— появлению дополнительного и избыточного основания при проверке документов (гражданин обратился к полицейскому);
— тому, что значительная часть граждан (в том числе мигранты, подростки, представители определенных религиозных групп, лица с психическими заболеваниями) станут реже обращаться к полицейским для защиты своих прав;
— часть граждан в нашей стране не имеют документов по уважительным причинам;
— тому, что полицейские вместо экстренного реагирования на сообщение о правонарушении будут тратить время на проверку документов.

Кроме того, если у полицейского возникнет основание считать, что обратившееся к нему лицо само совершило правонарушение, у него уже есть иные основания для проверки документов.

Превращение субъекта обращения в предмет полицейской проверки приведет к снижению доверия граждан к полиции. Иначе говоря, если это положение пройдет, то теперь к сотруднику полиции без паспорта подходить не имеет смысла. Более того: это значит, что при обращении на пульт «102» гражданин должен полностью представиться и пройти идентификацию, в том числе цифровую.

В реальной жизни внедрение этого пункта означает, что частое сейчас анонимное сообщение «на улице женщину насилуют» (или «муж жену в соседней квартире бьет») перестанет быть анонимным Это неизбежно повлечет резкое сокращение таких звонков — и неизбежно приведет к росту бытового насилия. Опытные оперативники знают: почти всегда информация поступает на условиях анонимности, и в нынешнее время это единственная по сути защита сообщающего.

По нашему мнению это положение, пусть даже формально обозначенное как «права полиции», но превратившееся в обязательное условие, еще больше разобщит граждан и сотрудников правоохранительных органов.

4. Статью 151 законопроекта (вскрытие полицией автотранспортных средств) слова «для применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, если имеются основания полагать, что совершившее данное правонарушение лицо находится в состоянии опьянения» дополнить словами «и управляло или управляет транспортным средством».

Это позволит исключит вскрытие автомашины, если в ней находится пьяный пассажир, либо водитель, который сел в машину по иным основаниям (чтобы в ней погреться, вытащить вещи, спрятаться от хулиганов) без намерения управлять автомобилем.

Предлагаем предусмотреть обязанность полиции после вскрытия автомашины информировать прокурора.

Предлагаем прописать исчерпывающий круг оснований и порядок вскрытия автомашин без применения отсылочной нормы, так как, если это будет делаться «по основаниям и в порядке, которые установлены федеральными конституционными законами, настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами», то правильно применить данную норму станет невозможно.

5. Не принимать дополнение к части 2 статьи 24 Закона, так как замена слов «или прикоснуться к его огнестрельному оружию сотрудник полиции» на слова «прикоснуться к его огнестрельному оружию или совершить иные действия, дающие основание расценить их как угрозу нападения на сотрудника полиции, данный сотрудник полиции».

Данное дополнение создает ситуацию крайней неопределенности, когда, находясь в возбужденном состоянии во время конфликта сотрудник полиции сам должен решить, дают ли иные действия гражданина расценить их (открыл сумку, засунул руку в карман, нагнулся, чтобы подобрать упавший предмет и т.д.), как нападение.

В настоящее время сотрудники полиции действуют, исходя их опыта и интуиции; предоставление сотрудникам права самому решать, какие действия создают угрозу для нападения, приведет к широкой гибели невиновных граждан и росту ошибок со стороны полиции.

6. Не принимать изменение пункта 25 статьи 13 Закона, которым слова «осмотр граждан» предлагается заменить словами «личный осмотр граждан», а также изменение части 16 статьи 14 Закона, которым слова «подвергаются осмотру» предлагается заменить словами «подвергаются личному осмотру».

Что меняет с точки зрения права приписка «личный»? Сейчас существует юридический термин «осмотр», который подразумевает осмотр вещей и предметов. И есть термин «личный осмотр» — собственно, добровольное предъявление содержимого карманов.

Термин «личный осмотр граждан» юриспруденции неизвестен, и его появление без разъяснения — очень опасная вещь. Имеются основания полагать, что эта гибридная формулировка по сути приведёт к досмотрам под видом осмотров либо быстро превратится в обыск без понятых.

7. Не принимать изменение в статье 15 Закона, которым в наименовании слова «вхождение (проникновение)» предлагается заменить словом «проникновение».

Авторы законопроекта предлагают переименовать статью 15 «Проникновение в жилые и иные помещения, на земельные участки и территории» на просто «Проникновение». Но под этой формулировкой значительно расширяется перечень поводов для проникновения: вместо короткого «задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления», формулировка пункта теперь звучит так:

«Для задержания лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, а также лиц, застигнутых на месте совершения ими деяния, содержащего признаки преступления, и (или) скрывающихся с места совершения ими такого деяния, и (или) лиц, на которых потерпевшие или очевидцы указывают как на совершивших деяние, содержащее признаки преступления».

Эта формулировка не просто спорна — она допускает двоякое толкование, что, мягко говоря, и создает широкое поле для злоупотреблений.

Стоит отметить, что сейчас право силовиков проникать в чужие жилые помещения прописано в Законе «Об оперативно — розыскной деятельности». По общему правилу для этого нужно разрешение суда. Однако в экстренных случаях — когда есть угроза безопасности страны или риск совершения тяжкого или особо тяжкого преступления — можно обойтись и без нее. Оперативникам достаточно заручиться поддержкой собственного руководства, а судью известить в течение 24 часов после мероприятия.

В случае принятия поправки полицейские смогут никуда не входить. Они всюду будут только проникать. Любым доступным им по их усмотрению способом. Совсем не обязательно будет пользоваться дверями и звонком около них, чтобы просто попросить открыть дверь. Можно проникать иначе, как заблагорассудится.

8. Согласно предлагаемому законопроекту из части 7 статьи 5 Закона уходит обязанность полиции «обеспечить каждому гражданину возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы».

Впредь полиция это просто «обеспечивает». Без слова «обязана». Между тем эта обязанность полиции является прямым следствием, способом реализации конституционной гарантии, закрепленной в статье 24 Конституции: «Должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом».

Ухудшать законы Конституция запрещает.

Вместо обязанности конституционного уровня мы получаем некое повествование про какой-то процесс «обеспечения». Во всех местах, помимо части 7 статьи 5, где из закона убирается обязанность, мы вместо неё получаем повествование про некий процесс «обеспечения». В связи с этим полагаем, что замена слов в законе «полиция обязана» на слова «полиция обеспечивает» приниматься не должна.

Действующий закон о полиции и в настоящее время предоставляет ей достаточно много полномочий. Вряд ли кто приведет примеры, чтобы у полиции были какие-то проблемы из-за недостаточности полномочий при проведении тех или иных полицейских мероприятий.

Так или иначе, но предоставляя сотрудникам полиции сверх меры расширенные полномочия, общество должно и больше с них спрашивать. Здесь вопрос об ответственности сотрудника полиции за свои действия должен идти параллельно. Справедливо будет законодательно предусмотреть, что в случае злонамеренных ошибок сотрудник полиции должен отвечать гораздо жестче, чем обычный человек.

Раз государство увеличивает полномочия, оно должно увеличить и ответственность. Не должно быть такого, что дополнительные полномочия могут оказаться в руках у кого-то из недобросовестных людей, и при этом отвечать за свои действия они будут как обычные граждане.

Надо понимать, что расширенные полномочия, в случаях недобросовестного их применения, могут нанести большой вред и государству, и гражданам.

полиция получит новые полномочия

Print Friendly, PDF & Email
Еще больше публикаций в нашей группе В Контакте Оперативнее получать новости - в наш Телеграм-канал
Поделись с друзьями
Добавить комментарий

Перед отправкой комментария, пожалуйста, помните об ответственности за размещение незаконного контента, в том числе и оскорблений