«Голубая дивизия». В Горьком разоблачили школу проституток. 1966 год

В Горьком выявили школу проституток

В начале июня 1966 года сотрудники Горьковского областного управления КГБ провели серию встреч с молодежью, в частности со студентами вузов, и с учителями. Случай сам по себе неординарный, ибо работники указанного ведомства обычно «в народ» не ходили, стараясь как бы оставаться в тени и не выдавать лишних секретов.

Темой массовых бесед стали высокая бдительность, идейная принципиальность и непримиримость советских людей к проискам врагов СССР. «Проникающая из-за рубежа пропаганда тунеядства, пренебрежения к труду, к общественной деятельности, к правилам морали, проповедь аполитичности, легкой, бездумной жизни, погони за развлечениями и наслаждениями как целью жизни нет-нет да и находят для себя питательную почву среди отдельных морально неустойчивых молодых людей.

Зараженные этими тлетворными спорами обыватели, пьяницы, тунеядцы потом сами становятся опасными спороносителями», – так охарактеризовала актуальность встреч кагэбэшников с молодежью газета «Горьковский рабочий».

КАК ПЕТР ВАСИЛЬИЧ НА РАЗВЕДКУ ПОШЕЛ

После очередного трудового дня простой советский трудящийся Петр Васильевич Солдатов находился в очень нервном состоянии. На все предложения коллег сходить в какое-нибудь заведение и культурно выпить по кружечке пивка раздраженно отвечал отказом. А от вопросов товарищей – мол, чего такой молчаливый в последнее время? – гражданин отмахивался: дома проблемы у меня, отстаньте.

В тот теплый летний вечер Петр Васильевич не мог насладиться ни солнышком, ни запахом недавно распустившейся сирени, не думалось ему ни о футболе, ни о рыбалке, ни о других приятных вещах. Все мысли в голове были только об одном: уже немолодому рабочему предстояло освоить роль… агента. И осуществить непростую миссию – незаметно выследить в крупном городе свою 16-летнюю дочь!

Тамара выросла в послевоенное время в обычной рабочей семье. Отец и старшие братья целыми днями трудились, по вечерам ходили на футбол болеть за заводскую команду, а по выходным отправлялись на приусадебный участок – отстраивать и обустраивать скромную дачу.

Дочка же росла сама по себе и до поры до времени особого внимания со стороны взрослых не привлекала. Только в седьмом классе, когда Тамара впервые пришла домой слегка навеселе, а потом едва не стала второгодницей, отец с матерью вдруг спохватились. Стали читать ей нотации на тему дальнейшей учебы, жизненных целей и будущей взрослой жизни. А таковая в целом не сияла розовыми красками и не пахла приятными запахами.

Закончить учебу, выйти замуж, а потом трудиться на благо родины за скромную зарплату и растить детишек. «Все так живут», – таков был типичный аргумент в вечных спорах отцов и детей. В реалиях 60-х годов это означало бесконечную готовку еды, монотонное мытье посуды и полов, утомительные ночные стирки белья и т.д.

Именно на это и «клало» лучшие годы своей жизни большинство советских девушек, стремительно превращавшихся из юных красавиц в уставших и не очень привлекательных женщин… Большинство, но далеко не все! Тамара Солдатова с юных лет не хотела ни учиться, ни «жениться», а мечтала о романтичной и легкой жизни, в которой каждый день будет как праздник.

В общем, еле-еле закончив 8-й класс, девочка бросила учебу. Какое-то время просто бездельничала, проводя все дни в гулянках и развлечениях, а в свободное время лежала дома на диване. После достижения 16-летнего возраста родители, опасаясь, что дочурка станет заядлой тунеядкой, решили устроить ее на работу.

Тамара стала продавщицей в хлебном магазине, расположенном в Центре Сормова. А вскоре Петр Васильевич стал наблюдать в поведении дочери разного рода «странности». Получая копеечную зарплату, та вдруг стала приходить в красивых и модных платьях и туфлях, пахнуть дорогими духами и постоянно менять прически.

Потом у Тамары появились золотые украшения, а однажды отец случайно нашел у нее крупную сумму денег. Откуда у простой продавщицы из булочной взялось всё это?! На все вопросы дочурка сначала отвечала, что «на работе дали премию», а потом – что «друг подарил».

Зайдя однажды в эту самую булочную, Петр Васильевич с изумлением узнал, что Тамара оттуда давно уволилась. Одновременно с этим до него дошли слухи, что дочка каждый вечер бывает в Центре Сормова в весьма загадочной компании. Тогда-то мужик и принял решение «идти на разведку»…

«КРИКЛИВО ОДЕТЫЕ» И ПОПАХИВАЮЩИЕ «ШАНЕЛЬЮ № 5»

Прибыв на площадь около Дома пионеров, на которой в те годы находилась конечная автобусов, Петр Васильевич выбрал подходящее место, где можно было остаться незаметным, и стал наблюдать за транспортом, прибывающим со стороны улицы Культуры. Подошли две «тройки», потом «восьмерка», наконец 35-й. Внимательно вглядываясь в выходящих пассажиров, мужчина нервно курил одну папироску за другой и всё больше нервничал.

И вот из очередного раскрывшего двери ЛиАЗа выпорхнула она. Красивая и нарядная, цокая по асфальту тонкими каблучками, Тамара направилась в сторону кафе «Огонек». Петр Васильевич снова закурил и незаметно последовал за дочкой. Уже вскоре девица «зарулила» во двор новенькой хрущевки, а потом скрылась за дверью одного из подъездов.

Пробираемый по всему телу волнительным холодком, отец приметил скамейку, на которой сидели пожилые люди (несколько человек), и пристроился на ней с краю. Голова переполнялась самыми разными нехорошими мыслями. Которые закрутились еще больше, когда в тот же подъезд прошмыгнула еще одна девушка, причем тоже красиво одетая, ярко накрашенная и вальяжно курившая на ходу сигарету. Потом – еще две девицы. А за ними сразу четыре.

И все, словно на подбор, выглядели примерно как загадочная Анна Сергеевна из «Бриллиантовой руки»: «крикливо одетые», с «подведенными глазами» и попахивая той самой «Шанелью № 5»!

– Опять собираются, – брезгливо сказала пожилая женщина, сидевшая на лавочке.
– Куда собираются? – подхватил Петр Васильевич.
– Да есть тут один такой…
– И что они там делают?!
– А кто ж их знает? Разговаривают, песни поют, туалет наводят, курят, выпивают…
– У них тут как бы место сбора, – вступил в разговор старик в тюбетейке. – Вроде как нелегальный клуб девушек – любителей легкой жизни.

После этого удивленный до глубины пролетарской души и похолодевший от ужаса (до чего же дочурка любимая докатилась!) Петр Васильевич узнал много шокирующих подробностей. Содержателем «клуба», фактически представлявшего собой нечто вроде школы молодых проституток, являлся некто Петухов, солидный мужчина, в прошлом квалифицированный рабочий и известный футболист.

Он проживал один в двухкомнатной квартире, которая выглядела совсем не как привычная обитель советского человека. В ней не было шкафов и шифоньеров, зато стояли сразу несколько красивых диванов, а стены украшали аквариумы с красивыми рыбками и фотографии обнаженных женщин. Из импортного магнитофона постоянно доносилась модная зарубежная музыка, а на кухне ароматно пыхтел настоящий кальян.

В такой вот «успокаивающей» обстановке в «клубе» проводились тренинги на тему того, как правильно вычислить и «снять» на улице, в парке, в ресторане мужика при деньгах, как эффективнее окрутить его и заставить побольше раскошелиться. После очередных собраний девицы расходились по городу, заводили знакомства и гуляли. А уже за полночь к дому у кафе «Огонек» начинали подъезжать «Волги» с шашечками. Это те же девицы, только уже в не самом приглядном виде (нередко еле держащиеся на ногах), возвращались на ночлег.

Как потом выяснилось, попадали дамы в «клуб» самыми разными путями. Например, Валя Фенина выросла в Автозаводском районе, плохо училась, маму не слушалась, с 15 лет начала гулять с парнями, а с 16 – жить со взрослыми мужчинами. Сперва познакомилась с неким артистом из Кирова, переехала туда, потом из Кирова уже с другим ухажером махнула в Майкоп.

Так и не найдя счастья, но привыкнув жить за счет мужиков, в 1965 году Валя вернулась в Горький. Однако мать от нее уже отреклась. Девушка без прописки и работы проживала в городе, ночуя у случайных лиц, при этом ежедневно бывала в ресторанах, а позднее стала постоянной посетительницей «клуба». Как опытная обольстительница она охотно проводила те самые тренинги, обучая новобранок азам легкой жизни.

Часто девушек приводили в клуб подруги, а то и просто случайные знакомые. Самое интересное, что заведение почему-то называлось не иначе как «Голубая дивизия». Именно это странное название услышал в разговоре с соседями Петухова Петр Васильевич. Между тем «Голубой дивизией» именовалось подразделение испанских добровольцев, сражавшихся на Восточном фронте во время Великой Отечественной войны. Какая связь была между ним и сормовской школой проституток, остается только гадать…

ПРОСТИТУЦИИ В СССР НЕТ, КАК И САМОГО СЕКСА!

«Как такое возможно в нашей советской стране? Как же допустили?!» – спрашивал у пенсионеров отец Тамары. Но дяде объяснили, что он здесь далеко не первый такой. К дому периодически приходили такие же возмущенные отцы и матери, сначала расспрашивали, потом плакали, скандалили, пытались вызволить дочерей из «омута разврата», но те лишь посылали «предков» подальше, а сам содержатель «клуба» заявлял, что все девушки совершеннолетние, как хотят, так и живут.

Разгневанный Петр Васильевич тут же побежал жаловаться в ближайшее отделение милиции. Но там сгоравший от стыда за свое чадо папаша убедился, что стражи порядка давно в курсе темы. Родители других девушек и соседи по дому уже неоднократно писали заявления на Петухова. Несколько раз милиционеры являлись в квартиру и разгоняли сборища «Голубой дивизии», девиц вызывали к следователю, беседовали и брали с них подписки «о непосещении».

Но проблема была в том, что никакого наказания за проституцию, а соответственно и за организацию такого занятия, в советском уголовном и административном кодексах попросту не существовало! Соответствующая статья № 164-2 была внесена в КоАП РСФСР только в 1987 году после выхода в «Московском комсомольце» статей журналиста Евгения Додолева – «Ночные охотницы», «Белый танец».

Они были опубликованы осенью 1986 года и вызвали огромный резонанс. До этого же момента официально считалось, что проституция как социальное явление в стране победившего социализма «ликвидирована», посему даже писать о ней в газетах категорически запрещалось. Привлечь же нигде не работавшего Петухова к ответственности за тунеядство не представлялось возможным, так как у него имелась официальная справка об инвалидности.

Вызволить дочь из «Голубой дивизии» Петру Васильевичу так и не удалось. А вскоре в Советский райотдел милиции поступило заявление от одного гражданина о том, что в ресторане у него украли дорогое пальто и бумажник с крупной суммой денег. По горячим следам были задержаны Валя Фенина и Тамара Солдатова.

Следствие установило, что девицы познакомились с потерпевшим, долго выпивали с ним, а когда тот уснул на столе, попросту стянули у него кошелек и номерок из гардероба. В общем, в следующий раз Петр Васильевич увидел непутевую дочку уже на скамье подсудимых…

«В честной, трудовой семье росла и Тамара Солдатова. Но ни родители, ни старшие братья не следили за тем, как она учится, что читает, какие любит кинокартины. А девочка одевалась как «невеста», ходила на танцы, увлекалась западными фильмами, ничего не читала», – так описывали советские журналисты причины, по которым дама попала в «Голубую дивизию».

Как известно, в Советском Союзе (да и не только в нем) считалось, что к «моральному разложению» людей приводят только две вещи: плохое воспитание и дурное влияние. Вовремя не напороли, книжек нужных в детстве не дочитала, потом американских или итальянских фильмов про любовь насмотрелась, вот и захотелось бабе красивой и легкой жизни!

«Растят иногда люди девочку, души в ней не чают, – читаем в статье «Опасная грибница». – С тринадцати лет начинают одевать во всё модное. Оденут и любуются: ах, какая у нас невеста! «Невеста» – в кино, на танцы, на вечеринку к подруге… Что хочет, то и делает. Некоторые добренькие мамы и папы даже на курорт посылают… А там, глядишь, и беда случилась».

Ну да, вот наряжали бы дочурку с малых лет в телогрейку, а в 14 лет отправили бы на завод, к станку, – глядишь, воспитали бы нормальную советскую женщину!

Что касается Петухова, то после упомянутого в начале статьи мероприятия КГБ «подход» к нему всё же нашли. Дядю принудительно обследовали психиатры, признали сумасшедшим и отправили лечиться в дурдом!

Дмитрий ДЕГТЕВ    «Ленинская смена»

 

Print Friendly, PDF & Email
Еще больше публикаций в нашей группе В Контакте
Добавить комментарий

Перед отправкой комментария, пожалуйста, помните об ответственности за размещение незаконного контента, в том числе и оскорблений