Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Пятница, 22 сентября 2017

Коррупция в Городецком районе. Конец 40-х годов ХХ века


Нарушали закон! Но из благородных намерений

В Советском Союзе специальных трибуналов по коррупции не создавалось, а многие наивно считают, что таковой в годы правления Иосифа Виссарионыча и вовсе не существовало. Однако на деле даже в условиях послевоенной разрухи тогдашние чиновники вовсе не гнушались преступлений, вызывавших «общественную тревогу» и «отвращение». Осенью 1948 года на всю Горьковскую область прогремел скандал, связанный с выявленными фактами воровства, растрат и коррупции в Городецком районе.

Так, в семеноводческом колхозе имени Куйбышева разбазаривалась государственная и колхозная собственность, имел место массовый падеж скота. Председатель колхоза Малов в соучастии с бухгалтером Клочковой незаконно присвоили 5272 рубля, выданные Государственным банком на развитие хозяйства. «Учет ведется небрежно, имеется большая дебиторская задолженность, — писала пресса.

— Вольготно живется в колхозе растратчикам. У кладовщика Шевелевой выявлена недостача пяти тонн картофеля. Ее только пожурили, а картофель списали. С согласия Малова и Клочковой, хранившиеся 734 килограмма льносемян переработали на масло, продали в Правдинске, а деньги нигде не заприходовали». То есть попросту истратили на собственные нужды.

Процветало воровство и беззаконие и на других предприятиях района. К примеру, заведующий заготконторой Сачков за счет колбасной мастерской построил себе дом. Однако бдительные трудящиеся написали жалобы «куда следует», и о проделках начальника стало известно в прокуратуре. Казалось бы, вора должны были судить по всей строгости советских законов! Как говорил тесть товарища Семицветова в известной комедии «Берегись автомобиля»: «С жульем, положим, надо бороться!»

Ан нет. Вскоре от прокурора района Горского жалобщикам пришел ответ: «Действительно, Сачков дом построил за счет государства, но поскольку он решил сдать его райпотребсоюзу, дело решено прекратить». В общем, опять же, как в упомянутом фильме: «Деточкин нарушал закон, но из благородных намерений…» Как позднее выяснилось, районная прокуратура действовала не без личной заинтересованности…

Настоящим эльдорадо для жуликов, конечно же, был ОРС Городецкого мехлеспункта. Напомним, отделы рабочего снабжения были созданы в 1932 году для торгово-бытового обслуживания рабочих и служащих предприятий ряда отраслей промышленности, строительства и транспорта. ОРСы напрямую получали от производителей дефицитные продовольственные и промтоварные изделия, которые потом через закрытую схему распределяли среди рабочих.

Понятно, что у нечистых на руку начальников и работников этих контор была масса возможностей для злоупотреблений. А в отдаленных районах директор ОРСа вообще был царь и бог, который мог по-свойски решить любой вопрос. Именно такая картина наблюдалась в указанном отделе рабочего снабжения мехлеспункта.

В феврале 1948 года у заведующей хлебопекарней ОРСа Волостновой в ходе проверки была выявлена недостача муки на сумму 7880 рублей. Сумма немаленькая, учитывая, что, например, автомобиль «Москвич-400», мечта всех трудящихся, стоил в магазинах 9000 рублей. Дело Волостновой было передано в прокуратуру.

Причем на следствии растратчица признала вину и во всем созналась. Однако на помощь ей пришел директор ОРСа Гальянов. Он стал часто навещать прокурора Горского, и в итоге дело удалось «уладить миром». Проще говоря, до суда оно не дошло. Гальянов — он ведь вообще «своих» никогда не сдавал.

А ПРОКУРАТУРА ПОКРЫВАЛА ЖУЛИКОВ И ЗАПУГИВАЛА СВИДЕТЕЛЕЙ

Впрочем, проделки заведующей хлебопекарней, оказывается, были сущей мелочью на фоне масштабов хищений всего ОРСа. В общей сложности за 1947 год там было выявлено 45 растрат на сумму 120 тыс. рублей, но при этом никто из растратчиков так и не был привлечен к ответственности. В то время как страна затягивала пояса и героически восстанавливалась после кровопролитной войны, глава местной мафии Гальянов думал только о личном обогащении и превратил отдел снабжения в семейный бизнес.

Его правой рукой был родной брат, а левой — племянница Казнина. Схемы хищений были самые разные. «По распоряжению Гальянова заведующая магазином Брунова продала рабочим мануфактуры на четыре рубля выше установленной цены за метр, — сообщала «Горьковская коммуна». – Вырученные деньги поделили между собой. Завмаг Строкина растратила 14 тысяч рублей. Сам Гальянов вместе с этими проходимцами занимался всяческими махинациями, подделками документов и т.д.

Они причинили ОРСу убытки на сотни тысяч рублей. Гальянов брал по 30 тысяч рублей из оборотных средств. Гальянов при помощи директора мехлеспункта Куклева построил себе в центре Городца дом со всеми надворными постройками и баней стоимостью в 150 тысяч рублей. Плотники Таланов, Калин, Горохов, Сайдамитов и другие работали на «срочной» стройке дома Гальянова три месяца за счет предприятия».

Одним словом, коррупционные схемы и методы постройки личных домов за счет государства у чиновников в сталинские годы практически не отличались от современных!

Аферы Сачкова и Гальянова не являлись секретом для партии и общественности. О них подробно рассказывали делегаты городецкой районной парткоференции, проходившей в январе 1948 года. Знал про хищения и секретарь партбюро мехлеспункта Потапов. Однако мер не принимал, ибо только за прошлый год ему были выплачены премии в размере 7500 рублей. Неплохо жил партийный деятель, учитывая, что большая часть населения получала оклады в 200 – 300 рублей.

После громких скандалов и десятков писем трудящихся прокурор Горский вынужден был завести на Гальянова дело, которое вел его помощник Золотухин. Последний, исписав за полгода 123 листа, в итоге выдал следующее заключение: «Действительно, Гальянов совершил преступление и подлежит уголовному наказанию, но, учитывая то, что со стороны администрации облУРСа имеет выговор, к ответственности его не привлекать».

Вместе с тем свидетели, которыми и были вскрыты аферы в отделе снабжения, во время следствия подвергались угрозам. Так, вызвав на допрос бухгалтера ОРСа, демобилизованного офицера Красной армии Каширина, Горский и Золотухин заявили ему: «Для таких писак, как ты, мы можем подобрать любую статью, чтобы осудить, если не успокоишься».

В общем, так бы и продолжали процветать в Городецком районе шайка Гальянова и прикормленная ей прокуратура, если бы материал о них не попал в СМИ. Сначала  вопиющие факты растрат и коррупции опубликовала одна из районных газет, затем 27 ноября сенсационный материал напечатала «Горьковская коммуна». Которую, как известно, курировал обком партии. После этого замять дело уже не представлялось возможным.

ГОСУДАРСТВО КАК ЗОЛОТАЯ РЫБКА

Наживались на рабочем снабжении, понятное дело, не только в Городецком районе. ОРСы подчинялись УРСам, то есть управлениям рабочего снабжения. И жил-был такой вот УРС Горьковской железной дороги, начальник коего также был уличен во всевозможных злоупотреблениях. И совсем уж не обрадовался, когда про него внезапно вышел скандальный материал под названием «Быль о рыбаке и рыбке».

«В отличие от Пушкина начальник урса Горьковской железной дороги тов. Бочаров создал не сказочную, а подлинную золотую рыбку. Для такой благородной цели штаты рыболовецкого хозяйства УРСа не были ограничены стариком со старухой, а укомплектованы  директором и инспектором, секретарями и калькуляторами, агентами и референтами и прочим управленческим персоналом. Закинули они невод в местные водоемы – пришел невод с усушкой и утруской. Закинули другой раз – пришел со сплошной пересортицей. Но зато уж в третий раз пришел невод с несколькими пескарями.

Стали подсчитывать накладные расходы и управленческие перерасходы, и оказалось, что выловленная рыба не простая, а довольно-таки дорогая. Голосом человечьим она, к сожалению, молвить не умела. Голос свой подал тов. Бочаров. Мало ему, дескать, одного штатного секретаря-машинистки. Смилуйся-де, государственная рыбка, подай ему сверхштатного личного секретаря… И появился в приемной начальника урса личный секретарь с персональным инженерским окладом.

Но вскоре и это оказалось недостаточным для тов. Бочарова. Неохота ему ездить в линейные орсы по железной дороге. Подай ему, государственная рыбка, легковую машину с персональным шофером… Что теперь потребует начальник урса железной дороги? Чтоб персональный паровоз возил его из кабинета прямо в магазины? Или, быть может, подобно старухе из пушкинской сказки, захочет, чтоб сама рыбка была у него на посылках, в качестве персонального агента по снабжению?»

За «сказочными» формулировками скрывались вполне реальные превышения должностных полномочий и преступления. На упомянутую должность личного секретаря Бочаров, как оказалось, устроил свою любовницу, причем в ведомостях она числилась инспектором рыболовецкого хозяйства. А разъезды на непредусмотренной штатом персональной машине оплачивались как «перевозка продуктов». Подчиненные не отставали от своего шефа.

Так, начальник ОРСа второго отделения дороги товарищ Сорочкин, занимавшийся снабжением картофелем, также обзавелся новой легковой персональной автомашиной «Победа» с личным шофером. Расходы на ее содержание оплачивались за счет грузового транспорта. То есть возит шофер Сорочкина, а числится – «возит картошку»...

Виктор МАЛЬЦЕВ   «Ленинская смена»


Copyright © "Криминальная хроника"

Ваш отзыв

Вставить изображение