Для просмотра страниц сайта на широкоформатном мониторе рекомендуем воспользоваться сочетанием клавиш "ctrl" + "+"
Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 18-ти лет
Четверг, 17 октября 2019

Конец банды хоккеистов. 1952 год


Криминальный Горький

Эта история началась в январе 1952 года. Вечером пара милиционеров – старший лейтенант Фомин и старшина Топчий – несли дежурство на территории поселков Кавказ и Ленгородок. Завершив первый обход, стражи порядка пришли на проходную завода имени Воробьева, откуда позвонили дежурному и доложили, что на участке все спокойно.

И тут внимание сотрудников привлекли два небольших ларька, торгующих водкой, которые все еще работали, хотя по тогдашним законам после 21.00 продажа спиртного была запрещена. «Зайдем, посмотрим?» – предложил Топчий.

Но не успели милиционеры сделать и десятка шагов, как внезапно раздался дикий крик: «Горим!», за которым столь же внезапно последовало несколько хлопков. Топчий тут же упал как подкошенный, а его товарищ почувствовал острую боль в руке и левом боку.

Фомин полез было в кобуру за табельным оружием, но тут поднялась паника, народ начал разбегаться в стороны, и он смог лишь проводить взглядом высокого парня в черном полупальто и серой шапке, убегавшего с пистолетом в руке…

РАССТРЕЛ У ПРОХОДНОЙ И ОГРАБЛЕНИЕ ПРОДМАГА НА МЫЗЕ

Вскоре на место происшествия прибыла группа оперативников во главе с начальником угрозыска города Горького майором Земцовым. Преступление, естественно, получило огромный резонанс. Еще бы! Прямо у проходной завода, при множестве свидетелей (стрельбу видели даже детишки, катавшиеся неподалеку с горки), в упор расстреляли милицейский патруль.

На расследование были брошены лучшие кадры горьковской милиции, а возглавил расследование начальник отдела по борьбе с бандитизмом капитан Антропов.

В ходе осмотра места преступления на снегу были обнаружены три гильзы. Опрос свидетелей показал, что возле ларька находились трое подозрительных молодых людей, один из которых по внешности был татарином, а другой худощавым блондином.

Они купили две бутылки водки, а как только заметили приближающихся милиционеров, третий парень не раздумывая выхватил пистолет и открыл огонь. Уже вскоре были готовы результаты экспертизы, которая установила, что совсем недавно из этого оружия во время уличного ограбления были ранены двое горьковчан.

Но едва успели следователи записать первые страницы в деле, как на следующий день в Горьком случилось новое ЧП: на Мызе был ограблен продуктовый магазин. На место тотчас отправилась группа оперативников во главе с капитаном Антроповым.

«Только-только я деньги приготовила инкассатору – 20 тысяч, как подходят двое в масках, направляют на меня наган и говорят: «Руки вверх!» – рассказала прибывшим через 40 минут после ограбления милиционерам кассирша. – Хочу кричать – горло перехватило, ни слова не выговорю. Деньги забрали». Свидетели показали, что грабителей было пятеро, они зашли в магазин за две минуты до закрытия.

В момент, когда забирали деньги, у одного из них по оплошности сползла маска, и кассирша сумела разглядеть лицо – «черный такой, мордастый, со шрамами на щеках».

БАНДИТЫ УШЛИ ОТ МИЛИЦИИ НА ЛЫЖАХ...

Пока шел опрос свидетелей, вторая группа оперативников обнаружила возле магазина следы (эксперт сразу же определил, что бежали четверо или пятеро). А вели они в соседний парк «Швейцария». Милиционеры тотчас пустились в погоню, держа оружие наготове.

Благо, накануне в Горьком прошел сильный снегопад, так что следы виднелись очень четко. Первоначально Антропов предположил, что бандиты решили уйти парком вдоль Арзамасского шоссе (ныне проспект Гагарина), чтобы не привлекать лишнего внимания. Однако следы вели прямо к крутому склону, а потом вниз – к железной дороге на Ромодановский (Казанский) вокзал.

Было видно, что преступники даже не спускались, а просто скатывались вниз как попало. Появилась надежда задержать банду по горячим следам, ведь кроме как в сторону вокзала им деваться было некуда, а обратно на крутой склон уже не взобраться. Однако грабители оказались куда более изобретательными, чем это могло показаться!

Вскоре впереди показались домики, стоящие вдоль путей, а возле одного из них пара мужиков мирно колола дрова.
– Не видели ли вы здесь кого-нибудь посторонних? – с ходу спросили запыхавшиеся в заснеженных шинелях милиционеры.
– Из посторонних? Пожалуй, были… Человек пять или шесть проезжали тут на лыжах. Вон из-за тех сараев вывернули и прямо через Оку пошли на ту сторону, – ответил один из мужиков.

Быстрый осмотр местности показал, что возле сараев лежат две присыпанные снежком дюралюминиевые лыжные палки, а свежие лыжни действительно ведут к реке. Следы доходили до чистого льда, после чего исчезали…
Увиденное удивило даже опытных оперативников.

Получалось, что банда ограбила магазин в Ворошиловском районе, предварительно заготовив лыжи, а потом организованно ушла, форсировав Оку, в район Ленинский! В дальнейшем эти самые забытые лыжные палки сыграли в нашем детективе ключевую роль.

…А ПОТОМ СЫГРАЛИ С МИЛИЦИОНЕРАМИ В ХОККЕЙ

На следующий день на стадионе «Динамо» проходил хоккейный матч на первенство города Горького по хоккею. Динамовцы, команду которых в те годы представляли только действующие сотрудники милиции, играли против сборной завода «Красная Этна».

Матч получился довольно жестким, произошло несколько потасовок и драк. И если в обычной жизни за подобную грубость в отношении милиционеров можно было схлопотать как минимум «пятерку» на зоне, то во время хоккея рабочие могли от души лупить «легавых». Особенно преуспели в этом красноэтновские хоккеисты братья Алатырцевы.

После второго периода один из участвовавших в спортивной драке динамовцев – оперуполномоченный Петр Офров – зашел попить чаю к директору стадиона (сам стадион «Динамо» тоже был милицейским). Там он посетовал, что работяги сегодня особенно агрессивны, чуть что – на рожон лезут.

И тут оперативник-хоккеист заметил, что в углу кабинета стоят точно такие же дюралюминиевые лыжные палки, как те, что утром появились у них в отделе в качестве вещдоков по делу об ограблении магазина на Мызе. «У тебя кто брал вчера или позавчера лыжи?» – сразу же спросил Офров директора.

А тот ответил, что как раз вчера к нему зашли хоккеисты «Красной Этны», те самые братья Алатырцевы, Заонегин с двумя знакомыми, и попросили на день лыжи. Мол, решили в поход с друзьями сходить, пока погода подходящая!

Разумеется, в голове у опытного сотрудника Петра Офрова тотчас сложилась вся картина: пятеро бандитов, агрессивные Алатырцевы на льду, лыжи с редкими дюр-алюминиевыми палками, «Красная Этна» в Ленинском районе (как раз туда ушла банда по льду Оки).

Из этой мозаики получалось, что преступники – спортсмены (отсюда и необычный, даже экзотический план отхода с места преступления), при этом лыжи они фактически одолжили у самой милиции (спортивного общества «Динамо»). А на следующий день бандиты как ни в чем не бывало отправились играть против милиционеров в хоккей на первенство города! Быть может, их соучастники сейчас мирно сидят на трибунах и болеют за «братву»?

ЗАСАДА НА ТРАМВАЙНОЙ ОСТАНОВКЕ

По идее, ошарашенному Офрову в этой ситуации следовало немедленно сообщить о своем внезапном открытии начальству, чтобы к концу матча на стадион прибыли коллеги и «приняли» хоккеистов прямо на льду. Однако сделать это оказалось не так-то просто хотя бы потому, что на «Динамо» не было ни одного телефона!

Даже в кабинете у директора. А бежать прямо в хоккейной экипировке на поиски телефона-автомата (ближайшие находились в Доме связи), при этом бросив свою команду перед решающим периодом, Петр тоже не решился. И… пошел доигрывать матч против бандитов. Однако последние оказались расторопными и осторожными. Братья Алатырцевы, видимо, почувствовали неладное и на лед не вышли. Не было их и на скамейке, и на трибунах.

Удрученный оперативник играл плохо, словно был не в себе, пропускал передачи, часто падал, но его команда все же одолела соперников и вышла в следующий раунд. Ну а в момент, когда динамовцы покидали поле, к ним подбежал парнишка и спросил: «Кто у вас Петя Офров?»

– Я… А что? – ответил вновь удивившийся хоккеист.
– Вас убить хотят! Слышал, как какие-то парни об этом говорили.

Пацан сообщил, что те пошли в сторону трамвайной остановки на улице Краснофлотской. Офров, у которого с собой даже не было табельного оружия, решил не рисковать и отправился в другую сторону – на остановку автобусную, откуда поехал прямиком в отделение…

Как позднее выяснилось, в перерыве между 2-м и 3-м периодом (как раз когда Офров пил чай у директора) кто-то из динамовцев (считай, милиционеров) устроил перекур с красноэтновцами. Последние спросили, как, мол, дела у нашей доблестной милиции и т.п.

И один из болтливых сотрудников взял да и поведал соперникам, что вчера-де на Мызе магазин «взяли», а ушли на лыжах, забыв пару дюралюминиевых палок по дороге. По всей вероятности, об этой беседе узнали Алатырцевы (а может, и сами в ней участвовали), испугались, что их по этим палкам раскроют. А потом и вовсе решили убить Петра Офрова, так как он «слишком много знал».

Спасло его то, что бандиты, как и милиционеры, тоже оказались не в меру болтливыми и обсуждали свой коварный замысел, никого не стесняясь…

БИЛЕТЫ, ДЕНЬГИ И СТВОЛ

Естественно, уже ночью милицейские машины отправились по адресам. Но Алатырцевых дома не оказалось, Заонегина тоже. Стало ясно, что бандиты решили «лечь на дно» и спрятаться. Но уже вскоре поступило сообщение о расстреле на улице в Автозаводском районе сразу троих милиционеров, в том числе участкового.

Те случайно столкнулись с бандитом, когда задерживали шпану, угнавшую мотоцикл. Оружия у стражей порядка при себе не оказалось, и они пытались взять преступника буквально голыми руками. Зато выживший милиционер опознал его – это был известный рецидивист Евгений Долголаптев.

После этого по всему городу развернулась операция по поимке бандитов, всю милицию подняли по тревоге. Патрули были выставлены на Московском и Казанском вокзалах, железнодорожных станциях, Госавтоинспекция перекрыла все выезды из Горького по Московскому, Казанскому и Автозаводскому шоссе.

Начались облавы во всех пивных, закусочных, рабочих общежитиях. А капитан Антропов тем временем выяснил, что у Долголаптева есть родственница, которая живет в бараке №14 Западного поселка Автозавода. Перекрыв подступы к зданию, оперативники сперва подослали туда коменданта барака разведать обстановку.

Вернувшись, тот сообщил, что в квартиру к гражданке Хлебниковой вечером явились пятеро подозрительных парней, одетых все как один – в бобриковые полупальто. До поздней ночи они пьянствовали, потом все вместе легли спать. Взять банду в таких условиях не составило труда.

Долголаптев, Мустафин (тот самый «татарин»), братья Алатырцевы и Заонегин были повязаны все вместе. При этом у главаря изъяли пистолет (маузер), из которого он убивал милиционеров, и узелок с патронами. У арестованных нашли также несколько финских ножей, 30 тысяч рублей и билеты до Алма-Аты.

Финал был предсказуем. 26 апреля 1952 года Долголаптева, Александра Алатырцева и Заонегина приговорили к расстрелу, остальных – к длительным тюремным срокам.

Виктор МАЛЬЦЕВ      «Ленинская смена»


Copyright © "Криминальная хроника"
***

Ваш отзыв

Вставить изображение