Для просмотра страниц сайта на широкоформатном мониторе рекомендуем воспользоваться сочетанием клавиш "ctrl" + "+"
Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 18-ти лет
Вторник, 24 ноября 2020

Работа нижегородских СМИ в условиях закрытых судов и пандемии


Закончился период запрета журналистам работать в судах

Хорошая новость появилась днем 2 сентября для многих представителей СМИ. Председатель Нижегородского областного суда Вячеслав Поправко подписал распоряжение, согласно которому журналистов с 3 сентября теперь начнут пускать в суды. Это событие, которого ждали многие СМИ, пожалуй, заслуживает того, чтобы написать особо о том пятимесячном периоде закрытых судов.

Суды для посетителей, а также журналистов окончательно закрылись с 19 марта 2020 года до 10 апреля. Тогда еще никто не знал, что будет дальше, сколько продлится этот период и никто, да, пожалуй, и сами работники аппарата судов мало понимали происходящее.

Затем «промежуточный» приказ, закрывший суды до 30 апреля, потом второй «промежуточный» до 12 мая и наконец «окончательный» — с 12 мая 2020 года по «хрен его знает когда».

Но до 12 мая еще «где-то, как-то, иногда» можно было пройти в суд слушателю. Тебя могли пропустить в районный суд, но завернуть в областном. И наоборот.

Объяснялось это так, что каждый председатель суда сам вправе решать пускать слушателей (и журналистов) в суд или нет. Однако в итоге анархия прекратилась, как и попытки легально пройти в суд.

Впрочем, в июле представители нижегородских СМИ предприняли все же попытку посетить судебное заседание по уголовному делу в отношении своего коллеги — журналиста Александра Пичугина, обвиненного по новой статье УК — ст. 207.1 УК РФ (публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан.) (подробнее об этом деле можно прочитать, например, здесь)

Если вкратце, то 12 апреля (Православный праздник Вербное воскресенье) в аллегоричном стиле в телеграм-канале он разместил сообщение «о скорой спланированной акции адептов-смертников, которые будут заражать всех коронавирусом». Имел в виду, конечно, православные праздники: «Вербное воскресенье» и Пасху, когда толпы верующих, несмотря на запреты самоизоляции все равно пойдут в храмы.

Тут неизвестно: то ли «палку» нашим силовикам надо было сделать по этой статье УК, а может еще какие причины, только домой к Александру нагрянула ФСБ.

Нашелся и «потерпевший» — бывший активист Общероссийского народного фронта Илья Савинов, который прочитав пост Пичугина, решил, что речь идет о некоей террористический организации, специально заражающей людей. Он испугался и сказал родственникам прятаться. Сейчас он по делу Пичугина проходит свидетелем обвинения.

В общем, в день заседания возле здания Богородского горсуда, где должен был состояться суд над Пичугиным собралась толпа журналистов с намерением пройти в суд. Но как и следовало ожидать, их в него не пустили.

Зато, как отмечали многие присутствовавшие на месте событий журналисты, беспрепятственно пускали других слушателей. Заседание в тот день перенесли, а журналисты, общаясь между собой в своей профессиональной группе в одной из соцсетей, стали думать, что им делать.

В итоге, на виртуальной сходке братва порешила, тьфу, простите, журналисты решили подготовить два письма: Губернатору и в Богородский суд, чтобы им разрешили присутствовать на процессе.

Естественно, было отказано. В суде сослались на приказ Губернатора, которым введен на территории области режим повышенной готовности из-за коронавируса. А от губернатора пришло письмо, что судебная власть им не подчиняется, и пусть те сами решают.

Журналистам вновь пришлось на время успокоиться. Хотя какое тут спокойствие, когда в новостях из других регионов видишь журналистов, свободно работающих в помещениях суда. Когда тебя постоянно знакомые юристы спрашивают: а вас, что? До сих пор в суд не пускают? Странно. А у нас на процессе сегодня слушатели были.»

Так оно, может, и так. Только причина свободного посещения слушателями некоторых судебных заседаний была возможно в такой работе службы судебных приставов. А нижегородским СМИ как был запрет, так и он остался. Заседания были как бы открыты, но закрыты.

Все это происходило в период снятия ограничений первого этапа. Сняли первый этап, Стали открываться кафе и другие общественные заведения. Наступило время, «когда что-то НЕЛЬЗЯ, но можно». Стали подходить ко второму этапу. Сняли ограничения второго этапа и пришло время «когда что-то нельзя, но МОЖНО».

Несколько журналистских редакций в это время (август) направили письма на имя председателя суда с просьбой разобраться в происходящем и допустить наконец СМИ к работе в судах.

В общем, вчера 2 сентября Вячеслав Поправко издал распоряжение, в котором говорится, что доступ представителей СМИ в суды региона будет осуществлен при строгом соблюдении мер безопасности. Представители СМИ при посещении зданий судов и судебных заседаний будут обязаны использовать средства индивидуальной защиты (маски, перчатки), соблюдать установленную социальную дистанцию, руководствоваться иными правилами санитарно-эпидемиологической безопасности, установленными в регионе в период пандемии.

Представители СМИ без средств индивидуальной защиты, а также с повышенной температурой, иными признаками респираторных заболеваний не будут допущены в суды.

Вячеслав Поправко обратил особое внимание на тот факт, что необходимость присутствия журналистов в судах назрела давно, допуск СМИ в СОЮ значительно облегчит работу профессионального журналистского сообщества, а также обеспечит граждан необходимыми новостями судебной власти региона. Доступ представителей СМИ в суды Нижегородской области будет обеспечен с 3 сентября 2020 года.»

Сегодня первый день после почти шестимесячного периода «закрытых» судов. Маски, перчатки…
Посмотрим.

Источник: Судьи-НН


Copyright © "Криминальная хроника"
***

Ваш отзыв

Вставить изображение