Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Вторник, 24 октября 2017

В суде по «делу Антифа-RASH» следователь не смогла объяснить, как свидетель прошел на допрос без пропуска


Напомним, в суде свидетель обвинения Черный отказался от прежних показаний, заявив, что давал их под давлением

Сегодня (16 августа – прим. «КХ») в Нижегородском районном суде Нижнего Новгорода по «делу Антифа-RASH» (молодых людей обвиняют в создании экстремистского сообщества, нападении на футбольных фанатов и скинхедов) допросили следователя Главного следственного управления областного МВД Елену Блинову.

Об этом сообщает «Открытое информационное агентство».

На ее допросе накануне настоял прокурор, поскольку свидетель со стороны обвинения Александр Черный вчера в суде заявил, что оперативники Центра по противодействию экстремизму заставили его дать Елене Блиновой ложные показания в отношении подсудимых, а уже готовый их текст он увидел на экране ее компьютера перед допросом.

Сегодня в суде следователь Елена Блинова заявила, что Александр Черный сам добровольно пришел к ней на допрос, чтобы дать показания против Антифа-RASH, и даже лично настоял, чтобы во время их разговора не было адвоката. Правда, как именно Черный смог войти в охраняемое здание МВД, где вход по пропускам, и как сумел самостоятельно найти кабинет следователя, Блинова пояснить не смогла.

Но заявила, что во время допроса точно рядом не находились сотрудники Центра “Э”, которые по словам Черного, заставили его оговорить подсудимых. Об этом сообщает адвокат Дмитрий Динзе, представляющий по инициативе Межрегиональной правозащитной Ассоциации “Агора” интересы гражданских активистов. Между тем, 27 августа уже ожидаются прения сторон по этому резонансному делу.

Во время допроса в суде следователь Елена Блинова рассказала, что 26 апреля 2011 года планировала допросить Александра Черного по делу Антифа-RASH, однако молодой человек пригласил адвоката, отказался от дачи показаний и уехал. По словам Блиновой, на следующий день утром Черный лично явился в ее кабинет и сказал, что хочет добровольно все рассказать, настойчиво попросив давать свои показания без адвоката.

Представитель подсудимых Дмитрий Динзе сразу обратил внимание суда, что следователь Блинова не выписывала Черному повестки, не оставляла своего телефона и номера кабинета и усомнился также, как, если верить словам следователя, молодой человек смог самостоятельно без электронного пропуска пройти без сопровождения в охраняемое здание и затем так же благополучно самостоятельно из него одному выйти. При этом Блинова настаивала, что рядом с Черным не было оперативников Центра “Э”.

На вопрос адвоката Динзе, кто осуществлял оперативное сопровождение дела, следователь Блинова не смогла назвать никого, кроме одной женщины из Центра по противодействию экстремизму. Динзе отметил, что, когда эту сотрудницу ранее вызывали в суд, она не смогла пояснить, что такое Антифа-RASH, кто подозревается в участии, то есть не владела никакой информацией по делу.

На это следователь Блинова ответила, что не может назвать фамилии других сотрудников Центра “Э”. Тогда адвокат Динзе спросил, как следователь Блинова может утверждать, что никакого физического воздействия на свидетеля Черного не оказывалось, видела ли она медицинское заключение об этом или, может быть, сама осматривала молодого человека.

Следователь сказала, что не видела и не осматривала, но все также отрицала присутствие в своем кабинете оперативников Центра “Э” во время допроса Александра Черного. Также Елена Блинова не смогла вспомнить, выходил ли свидетель Черный во время допроса в туалет или покурить (обычно эта процедура возможна только в сопровождении следователя или оперативника).

Она отметила, что никаких заявлений по поводу противоправных действий полицейских от Черного не поступало и обратила внимание, что, когда молодой человек изначально был задержан оперативниками Центра “Э”, его проверяли на возможную причастность к преступлению в отношении одного из потерпевших по делу Антифа-RASH.

Когда информация не подтвердилась, Черный остался свидетелем. На уточняющий вопрос адвоката, являлся ли Александр Черный подозреваемым, следователь Блинова ответила отрицательно. Она заявила, что на свидетеля Черного могло быть оказано давление со стороны подсудимых и что ему могут угрожать физической расправой или психологическим воздействием.

После допроса Елены Блиновой в суде снова выступил Александр Черный, который во второй раз повторил, что в кабинет следователя Блиновой в тот день его привели оперативники Центра “Э”, где под психологическим и физическим давлением заставили его подписать готовые показания против подсудимых. Он подчеркнул, что не смог сделать заявление об угрозах следователю, так как полицейские сидели рядом.

Затем слово было предоставлено подсудимым — Олегу Гембаруку, Павлу Кривоносову и Дмитрию Колесову. Гембарук и Колесов заявили, что ничего не знают об Антифа-RASH, не причисляют себя к антифашистам, но симпатизируют их взглядам. Они сообщили, что знают Кривоносова визуально, так как видели его на различных концертах.

Сам Кривоносов в суде подробно рассказал, что такое антифашистское движение в России сегодня, и сообщил, что о существовании Антифа-RASH узнал от следователя и оперативников Центра “Э” во время предварительного следствия. Также он заявил, что сама фраза “Антифа-RASH” является тавтологией, “масло масляным” и так в принципе не могло называться антифашистское сообщество. Кривоносов рассказал, что с 2007 года, начиная с экологических и других акций протеста, он неоднократно получал угрозы от сотрудников Центра “Э”, которые предлагали ему сотрудничество, а в противном случае обещали привлечь к уголовной ответственности.

Также он пояснил, что не мог совершить вменяемого ему преступления, так как во время избиения потерпевших по этому делу находился на работе и у него есть алиби. Между тем, сами потерпевшие также не могут точно пояснить, напал на них Кривоносов или кто-то другой.

Кривоносов сказал, что заявлял ранее и заявляет сегодня, что двое оперативников Центра “Э”, когда проводился обыск, гуляли свободно по его квартире и могли подкинуть ему удостоверения Антифа-RASH, которых не было и не могло быть в принципе, так как никогда не было такой организации.

Адвокат Дмитрий Динзе, который представляет интересы гражданских активистов по делу Антифа-RASH, считает, что “молодых ребят судят якобы за экстремизм из-за нелюбви к неонацистам” и “из чувства мести Центра “Э” за жалобы антифашистов на полицейские пытки”. В участии в Антифа-RASH, в частности, обвиняются создатель сайта с базой данных неонацистов и сотрудников нижегородского Центра “Э”, экологические активисты и представители движения “Еда вместо бомб”.

Также по теме:

В Н.Новгороде свидетель обвинения по «Антифа-RASН» дал показания против оперативников Центра «Э»

В нижегородском суде начался процесс над «антифашистами»

Нижегородские «антифашисты» предстанут перед судом за серию преступлений

Полицейские задержали членов группы «Антифа-Rash» по обвинению в экстремизме

 


Copyright © "Криминальная хроника"

Ваш отзыв

Вставить изображение