Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Воскресенье, 28 мая 2017

Банда «Трех мушкетеров». 1958 год


55 лет назад местные газеты рассказывали о громком судебном процессе над бандой «трех мушкетеров».

«ПЛОХО МЫ ЕЩЕ ВОСПИТЫВАЕМ НАШУ МОЛОДЕЖЬ»

«Наша славная советская молодежь в своем подавляющем большинстве показывает пример честного отношения к труду, к общественному долгу, строго соблюдает правила социалистического общежития, — писал в своей статье прокурор Горьковской области И. Михайлов.

– На колхозных и совхозных полях, на целинных землях, в шахтах, рудниках, на заводах и фабриках, в лабораториях и за партой – всюду проявляются лучшие качества нашей молодежи, ее горячее стремление приблизить светлое будущее – коммунизм. Тем с большей горечью мы узнаем о том, что находятся еще среди нашей молодежи лица, которые вместо того, чтобы участвовать в созидательном труде, хулиганят, совершают кражи и даже убийства».

В общем, как говорил товарищ Саахов, «плохо мы еще воспитываем нашу молодежь». Находились все-таки и такие товарищи, которые не хотели строить светлое будущее, а хотели красиво жить здесь и сейчас. «Они могли бы стать достойными гражданами своей страны», — так обычно говорили и писали о таких людях.

Судьба трех молодых горьковчан: Альфреда Машенкова, Бориса Явича и Эдуарда Корнеева – была во многом схожей и во многом типичной для поколения, которое родилось во время войны, а детство провело в условиях послевоенной разрухи. Их родители работали в различных государственных конторах, получали мизерную зарплату и едва сводили концы с концами.

Учась в школе, Машенков, Явич и Корнеев не прониклись ленинским лозунгом «Учиться, учиться и еще раз учиться!». Наоборот, ежедневное посещение уроков и домашние задания казались им пустой тратой времени. Зато три дружка очень любили роман Александра Дюма «Д'Артаньян и три мушкетера». «Захватывающие погони, приключения, драки – вот это жизнь!» – думали они.

Видимо, тяга к подвигам и приключениям и заставила молодых людей в один прекрасный момент взять и бросить школу. Оказавшись на свободе, «мушкетеры» пытались устроиться на «интересную работу», однако дела с этим сразу как-то не заладились. «Рыцари» нынче «Парижу» были не нужны, а труд слесаря или монтажника казался им слишком скучным. Посему свои похождения Явич и Ко решили начать с простого: выпить водки. Выпили раз – понравилось, выпили два, выпили три… Ну и понеслось.

А где водка, там и приключения. Правда, не в духе известного романа Дюма, а попроще. По вечерам друзья стали подкарауливать в темных переулках пьяных горьковчан и грабить их. На вырученные средства шли в пивные или забегаловки и все пропивали.

ЕЩЕ РАЗ О ТОРГОВЛЕ ВОДКОЙ

С таким заголовком вышла статья в «Горьковском рабочем». Водка! О, как много в этом звуке! В нашей стране практически каждый руководитель страны пытался бороться с пьянством и водкой. И Николай I, и Николай II, и Ленин, и Сталин, и Брежнев, и Андропов, и Горбачев, и Медведев. Всякий раз выяснялось, что народ у нас слишком много пьет, а поэтому плохо работает, хулиганит и рано помирает.

И посему питье это надо каким-то образом ограничить. Ну, а поскольку побороть культуру и многовековые традиции довольно сложно, начинали всегда с простого. А именно с торговли крепкими напитками. Дескать, если меньше продавать, то будет сложнее купить, следовательно, меньше будут пить. То есть не боролись с самим пьянством и пьяницами, а попросту портили жизнь последним.

Не был исключением и Никита Сергеевич Хрущев. В 1954 году, вскоре после прихода последнего к власти, в столовых, буфетах, закусочных и кафе была резко сокращена продажа винно-водочных изделий. Вслед за этим прекратили свое существование и многие «забегаловки». В первую очередь закрывались те, что были расположены вблизи школ, техникумов, вузов, заводских проходных, кинотеатров и других людных мест.

Прошло несколько лет. Антиалкогольные лозунги позабылись, а партия занялась другими насущными проблемами: жилищным строительством, животноводством, поднятием целины и т.д. Ну а разгромленные закусочные, «забегаловки» стали потихоньку возрождаться. В результате после лекций в институтах сотни студентов шли не готовиться к занятиям, а в ближайшую распивочную, где поднимали рюмки отнюдь не за советскую науку и целину.

А рабочие заводов, уставшие после очередной смены, тоже вместо того, чтобы побыстрее бежать к семье в новое жилье, сворачивали в расположенные поблизости столовые и гастрономы, дабы снять напряжение рюмкой сорокаградусной.

«Нам кажется целесообразным изъять в ряде магазинов водку из товарного ассортимента, особенно в магазинах, расположенных у заводских проходных, студенческих общежитий, на рынках, — писал «Горьковский рабочий». – За это скажут спасибо тысячи матерей и жен».

Однако работники торговли, заинтересованные в дополнительной выручке, наоборот, стремились расширить сеть продажи спиртного, так сказать, выдвинув ее поближе к потребителю. «Возьмем, к примеру, Первый нагорный пищеторг, — писала пресса. — В его системе насчитывается 50 продовольственных магазинов, и все они торгуют водкой. Даже те, которые расположены вблизи школ, около рынков и поликлиники. Спрашивается, есть ли в этом необходимость? Конечно, нет. И вызвано такое положение не заботой о потребителе, а чисто коммерческими соображениями».

Долго держался в трезвом режиме магазин № 29, расположенный в здании общежития политеха. Как-никак, студенты живут, как-то неудобно их поить. Но и на эту точку летом 1958-го завезли большой ассортимент вин. После этого молодым людям уже не нужно было бегать по отдаленным магазинам в поисках спиртного: вот оно, здесь, под боком!

«Около нашего завода расположен ларек № 32 Канавинского пищеторга, — жаловались в газету рабочие завода «Красный якорь». – Здесь недавно стали продавать водку в разлив и на вынос». Все помнят, что советские гастрономы и булочные открывались в 9 – 10 часов утра, не раньше. Ларек же около заводской проходной начинал торговать уже в 6.00! Дабы рабочие первой смены успели похмелиться. Как водится, на всю округу разносились пьяный хохот, крики и матерщина.

«Хуже того, Канавинский пищеторг развернул на Московском шоссе и в районе станции Сталинская новую сеть «забегаловок», — возмущался школьный учитель М. Бичуг. – Здесь трудно купить прохладительные напитки или минеральную воду, зато водка продается в любом количестве».

А ВМЕСТО ШПАГИ – КУХОННЫЙ НОЖ

«Герои» нашего повествования Явич, Корнеев и Машенков были завсегдатаями подобных заведений, всякий раз устраивая там драки. Как говорится, один за всех и все за одного. Во время побоищ троица явно копировала мушкетеров. Они опрокидывали на обидчиков столы, парировали их удары стульями, картинно сбрасывали с лестниц. Ну а потом убегали, пока милиция не приехала…

Советская общественность пыталась всячески бороться с подобными проявлениями. Однако зачастую это превращалось в банальный фарс и показуху. Характерная картина наблюдалась в Центре Сормова возле кинотеатра «Пионер». Сормовский райком комсомола выпускал сатирическую стенгазету, в которой остро критиковались пьяницы и хулиганы.

Каждый номер вывешивался на всеобщее обозрение на стенде, расположенном у входа в кинотеатр. А буквально в пяти метрах от него стоял винный ларек. Приняв на грудь и дойдя до нужного настроения, пьяницы с кружкой в руке подходили к стенду и со смехом читали «сатиру» про самих себя.

Ну а Явичу, Машенкову и Корнееву банальные попойки вскоре надоели. Захотелось более острых ощущений и приключений. Как-никак, в романе «Три мушкетера» герои сражались на шпагах, а уже только потом пили вино в кабаках. Поэтому троица стала грабить уже не пьяных, а прилично одетых прохожих, отнимая у них дорогие вещи и деньги.

Ну а когда встретившийся им «гвардеец кардинала», военнослужащий Советской армии Николай Барышев оказал сопротивление, Корнеев выхватил… не шпагу, а простой кухонный нож и зарезал его. Второй жертвой бандитов стал студент медицинского института Юрий Зайцев.

На награбленные деньги троица зажила на всю катушку. Нигде не работавшие молодые люди стали хорошо одеваться. В частности, Машенков приобрел модный дорогой френч и полуботинки, Корнеев – демисезонное пальто, велюровую шляпу и другие вещи, а Явич – сапоги и часы. Каждый вечер они посещали дорогие кафе и рестораны, а Корнеев даже завел постоянную «Констанцию»…

Однако сказка про трех мушкетеров продолжалась недолго. В сентябре 1958 года Горьковский областной суд приговорил Корнеева и Машенкова к высшей мере наказания – расстрелу.

Кстати, последнему на момент исполнения приговора было всего 19 лет. Явич, как выяснило следствие, не принимал непосредственного участия в убийствах, поэтому отделался 15 годами лишения свободы.

Виктор МАЛЬЦЕВ    «Ленинская смена»


Copyright © "Криминальная хроника"

комментария 3 на «Банда «Трех мушкетеров». 1958 год»

  1. At пишет:

    За статью спасибо.


  2. At пишет:

    приятно почитать о нравах советской эпохи. А то как старших не послушаешь, так они «агнецы святые» с 6 утра до 6 вечера работавшие на союз.


  3. Валерон пишет:

    Спасибо, очень интересно


Трекбеки



Ваш отзыв

Вставить изображение