Cайт не рекомендован для просмотра лицам моложе 16-ти лет
Суббота, 21 октября 2017

Рабочие всячески издеваются над нацменами


Этнические войны в Горьковском крае

В нынешние времена широко распространен миф о том, что в советской России якобы не было межнациональных проблем. Мол, все диаспоры имели свои национальные республики и ничьи права не ущемлялись. Все жили будто братья, как и пелось в гимне Советского Союза.

Ну а национализм как явление возник лишь в 90-е годы прошлого века… В действительности проблема межнациональных отношений остро стояла даже в нашем Горьковском крае. Только объектами нападок были не выходцы из союзных республик, а «родные» мордвины, чуваши и татары.

ГОРЬКОВСКИЙ КРАЙ – СССР В МИНИАТЮРЕ

Как известно, большевики с самого начала выступали за право наций на самоопределение и всевозможные права и свободы для малых народов. На деле все обстояло не совсем так, как декларировалось. Уже в 1918 – 1922 годах было заложено противоречие между национальным составом населения и национально-государственной структурой РСФСР, потом СССР. В то время как в стране проживали свыше 100 больших и малых народов, лишь 14 «избранных» получили свою союзную республику. Другим пришлось довольствоваться разного рода автономиями, у иных не было и автономий.

При этом «титульные» народы на «своих» территориях обладали некими не всегда официально признанными преимуществами в плане политического, экономического, культурного развития в сравнении с другими национальными группами. К примеру, было негласно принято, что Грузию должен возглавлять грузин, Украину – украинец, а Чувашию – чуваш. В то же время на «чужой» территории сделать карьеру, вступить в партию и просто «выбиться в люди» порой было непросто. В 30-е годы официально существовал термин «нацменьшинство», а их представители даже сами себя называли «нацменами». Нередко этим термином обозначали нерусское население вообще.

Не был исключением и Горьковский край, существовавший с 1929 по 1936 год и представлявший собой, по сути, Советский Союз в миниатюре. Собственно Нижегородская (с 1933 г. – Горьковская) область занимала в этом образовании меньшую часть, к которой были присоединены Марийская автономная область, часть Мордовии, Вотская автономная область (вотяками называли удмуртов) и Чувашская АССР.

Несмотря на декларируемое равенство между народами, русские в Горьковском крае считались «титульной» нацией, а все остальные – нацменами. К которым часть населения относилась с пренебрежением и даже враждебно.
В январе 1936 года «Горьковская коммуна» опубликовала характерное для того времени открытое письмо рабочего-нацмена Семенова. «Жильцы барака № 3 завода «Красная Этна», по Костинской улице, всячески издеваются над нацменами, – писал товарищ. – То водой матрац обольют, или простыню сажей измажут.

Хулиганскими выходками отличаются Романов и Милкин. Когда я прихожу вечером из школы (вечерней, прим. авт.) и начинаю готовить уроки, они стараются мне мешать. Милкин приходит в комнату к нам в 2 часа ночи и начинает насмехаться и ругаться нецензурными словами, заявляя, что инженером хочешь быть – все равно из тебя ничего не выйдет! Каждый выходной в бараке устраиваются пьянка и драки. Начальнику жилищного отдела Шабанову об этих безобразиях несколько раз говорил. Просил помощи и от завкома, но безрезультатно».

Подобные факты в Горьком были не редкостью. К примеру, на машзаводе «Новое Сормово» отмечались факты, когда рабочие-русские нагло издевались над своими коллегами — татарами и чувашами. В 1934 году только в Калининском поселке было зафиксировано 989 случаев хулиганства, то есть в среднем почти по три в один день. При этом чуть ли не каждый третий инцидент происходил на национальной почве.

Например, 11 февраля в бараке № 104/5 после массовой попойки случилась поножовщина, приведшая к госпитализации и аресту нескольких рабочих. Жертвами оказались исключительно рабочие-чуваши. Женщины-нацменки также подвергались всяческим унижениям и насмешкам.

ОБИЖЕННЫЕ И ОСКОРБЛЕННЫЕ

Аналогичная ситуация складывалась в сельской местности. «Дико провели праздники руководители Старо-Болдыревского колхоза Павловского района, – рассказывала статья «Пьяницы избивают колхозников». – К празднику готовились тайно. В присутствии завхоза Харитонова А.И., сына лишенца Малькова В.Н., Малькова В.А. и только что прибывшего нового школьного учителя предколхоза Баландин открыл празднество. Пробки вышибали в ладонь, пили без счета – душа мера. В разгар попойки вошли колхозники Мухин Г.М. и Харитонов А. Вошли и не поздоровались. Это обидело пьяниц».

Тут стоит отметить, что до глубины души начальство обидел вовсе не сам факт незнания гостями правил колхозного этикета. Мухин и Харитонов (однофамилец завхоза Харитонова) по национальности были мордвинами, а Павловский район, как известно, вовсе не Мордовия. Во всяком случае, не был ей в первой половине ХХ века. Посему мордвинов там считали как бы чужаками и нацменами.

Соответственно, тот факт, что на банкет они зашли не поздоровавшись, колхозное руководство сочло не иначе как оскорблением национального большинства! «Так вы не хотите уважать начальство?!» — заорали «обиженные и оскорбленные». После чего вся компания (вместе с упомянутым педагогом) бросилась избивать гостей. Кулаками дело не ограничилось, Мальковы и завхоз Харитонов в какой-то момент выхватили ножи.

В итоге Харитонову, который мордвин, были нанесены два ножевых ранения. Кроме того, хулиганы еще и кинули в него кирпичом, но удар, по счастью, пришелся не по голове, а по верхней части спины. Мухин же успел убежать и тем самым спастись от ножей, но уже на улице был настигнут завхозом Харитоновым, который после непродолжительной погони долбанул его тяпкой по голове…
Любопытно, что местная милиция почему-то делом не заинтересовалась, а газета «Павловский металлист», куда жаловались колхозники, материал не опубликовала. «Избиение колхозников не прекратилось, – писала «Горьковская коммуна». – Только на днях бригадир первой бригады Клюев П.М., пользуясь безнаказанностью, на гумне (огороженный участок земли в хозяйстве, предназначенный для хранения, молотьбы, веяния и другой обработки зерна, прим. авт.) избил колхозницу Белякову А.Н. Белякова не пошла жаловаться и искать защиты. Она боялась. Кто обуздает хулиганов?»

УЧЕНИКИ С КИНЖАЛАМИ, А УЧИТЕЛЬ С ТОПОРОМ!

Впрочем, культурный уровень самих нацменьшинств, живших в Горьковском крае, порой оставлял желать лучшего. В 1984 году вышла 40-я серия детского юмористического киножурнала «Ералаш», под названием «Сорок чертей и одна зелёная муха». Она стала одной из самых культовых в истории телесериала. Согласно сюжету в итальянскую школу приходит на работу новый учитель (Геннадий Хазанов).

Директор школы (Евгений Моргунов) дает понять, что в заведении царят своеобразные нравы, затем достает из ящика стола два пистолета (один сует в кобуру, второй за пазуху), после чего ведет перепуганного педагога в класс, где хозяйничают дети-хулиганы…

Примерно такая же обстановка царила в школах горьковских нацменов, в частности в Чувашии. «С шумом и криком, обрадованные переменой, ребята выскочили из дверей школы. У изгороди стоял велосипед, двое школьников подошли к нему и начали «хозяйничать»: развинтили гайки и ножом продырявили  шину. С невинными физиономиями озорники скрылись…

Вечерами большинство ребят ходит по деревне, распевая нецензурные песни. Развито хулиганство, были даже случаи нападений учеников с ножами на колхозников (ученик Тикунов ударил кинжалом колхозника Эжелева), – так описывала пресса будни Чейкас-Нижальской средней школы (ныне Шемуршинский район Республики Чувашия). – Ношение кинжалов -– обычное явление у школьников».

Сами учителя беспокоились не столько о воспитании подрастающего поколения, сколько о распределении доходов от школьного сада. Выращенные там (в том числе силами подчиненных учеников) ягоды и фрукты продавали на базарах, а прибыль делили между «старожилами», молодых педагогов к «котлу» не подпускали. При этом само здание школы не ремонтировали, а учебники и тетради не закупали, заставляя детей писать на рваных бумажках.

Уроки проходили примерно так: «Звонок. Ученики заняли свои места и пугливо зашушукались. В класс зашел молодой Афанасьев. Бросая кругом пытливые взгляды, принялся за расспросы ребят, которые в воскресный день не были в церкви. Угостив «безбожников» пощечинами, приступил к занятиям.

— Урдюков! Прочти и переведи на родной язык рассказ «Охота на медведя», – вызвал учитель.
Ученик встал и, понурив голову, молчал. У него не было отца, все домашнее хозяйство лежало на нем. Он не смог приготовить домашний урок.

«Я тебя научу готовить уроки», – вскочил с места педагог и, схватив длинную линейку, начал избивать ею мальчугана. Когда орудие воспитания разлетелось на части, Афанасьев поставил «лентяя» на колени к классной доске».

К слову сказать, если учащиеся, как уже упоминалось, приходили в школу с кинжалами, то учителя, примерно как в упомянутом выше «Ералаше», и вовсе вооружались топорами! Для самообороны, так сказать.

«В учебных классах вы порой не найдете линейку или мела для доски, зато в учительском столе вы можете обнаружить увесистую палку и даже топор», – рассказывала пресса.

Виктор Мальцев   «Ленинская смена»


Copyright © "Криминальная хроника"

Ваш отзыв

Вставить изображение